27 августа 2020She is an expert
6453

«Я видела журнал как поддержку женщин, которые воспринимают феминизм настороженно»

Александра Соломина о том, как и почему она создала онлайн-журнал «9 марта»

текст: Александра Соломина
Detailed_picture© Виктория Ломаско

Пока я пишу эти строки, вокруг меня прыгает младший ребенок 4 лет, оставшийся без садика. И вопрос, почему я решила создать феминистское СМИ, в очередной раз отвечает у меня в голове сам на себя.

Зовут меня Александра Соломина, мне 45 лет. У меня двое детей — мальчик и девочка. Сыну 17 лет, дочери 4 года. Родом я из города Ульяновска, теперь живу в Санкт-Петербурге, образование педагогическое, по специальности — учитель русского языка и литературы. Но работала я, скажем так, в параллельных отраслях. Сначала лет десять — в журналистике, потом ушла в PR и маркетинг, последние годы была начальником отдела маркетинга в крупных компаниях в сфере HoReCa.

Вообще-то мне странно, что я так долго шла к феминизму. К тому моменту, как я начала об этом задумываться, у меня за плечами было два неудачных брака с абьюзерами. Прямо вот с битьем и угрозами убийства. Помню, как мой первый муж приставлял мне отвертку к животу и угрожал убить прямо на глазах нашего маленького трехлетнего сына. После этого я окончательно от него ушла.

Отсутствие алиментов, попытка выжить в чужом городе без родных и знакомых с сыном на руках. Проблемы с работой из-за наличия маленького ребенка. Прямо вот все что могла, то и охватила.

Но все равно феминизм воспринимался мною как нечто маргинальное, агрессивное — и, скорее, экстремальное и фактически бессмысленное. Потому что кривое зеркало социума транслировало мне: «Ты устала, потому что у тебя есть эти права. Ты получила право работать? Работай теперь. Крутись с детьми в одиночку, выживай без помощи мужа. За что боролась, на то и напоролась. Сильная женщина плачет у окна».

Как любое выстраданное убеждение, новый взгляд на вещи вырастал во мне постепенно. Иногда попадались статьи в интернете, оказывались созвучными феминистские темы, личные истории. Возможно, личная психотерапия тоже помогла мне пойти в этом направлении. Но уверенно называть себя феминисткой я стала только в прошлом году.

В этом смысле нет ничего удивительного в том, что у нас нет официальных феминистских СМИ. Слишком карикатурный образ феминизма рисует российское информационное поле. Назвать себя вслух феминисткой в России среди друзей, родственников и знакомых до сих пор кажется чем-то вроде совершения каминг-аута. Та же реакция общества, то же отторжение, разговоры про то, что «просто мужика хорошего еще не было», и прочие перешептывания за спиной. Женщины живут в крайне токсичных условиях, ощущая постоянный контроль со стороны социума, который оценивает их внешность, возраст, семейное положение, материнство или карьеру, поэтому я понимаю, что любой шаг в сторону может расцениваться как непосильная ноша. Теперь я вижу, что феминизм и есть та самая дверь в личную свободу, радость и удовольствие от жизни. Но эту дверь надо еще найти.

Окончательно мне в этих поисках помогла лекция, на которой я оказалась совершенно случайно. Я решила отметить 8 Марта как полагается, и вот на глаза попалось объявление о лекции. Она проходила в одном из магазинов сети «Спасибо», и вела ее кураторка пространства «Ребра Евы» Юля Карпухина. На лекции Юля рассказывала, почему феминизм до сих пор актуален. И вот, знаете, у меня было чувство, что я вернулась домой. Что наконец картина мира становится ясной и все эти годы дело было совершенно не в моей неспособности вписаться в окружающую меня реальность.

Феминистская оптика — во многом как таблетка в старом фильме «Матрица»: начинаешь видеть вместо иллюзий реальный мир, развидеть который уже нельзя, даже если захочешь. И сначала то, что ты видишь, пугает. Оказывается, равенство на самом деле отсутствует и на женщине лежит двойной, а то и тройной груз ответственности за семью: дети, уроки, визиты в школы, детские утренники, поликлиники с детьми, больничные с детьми, из-за которых все тебя ненавидят на работе, быт, планирование общего бюджета и так далее. А от мужчины в семейном быту общество ожидает по-прежнему только двух вещей: работы и пресловутого гвоздя в стену.

При этом на работе женщине приходится проходить через семь кругов ада, от харассмента до стеклянного потолка. Зарплата женщины, работающей на наемной работе, меньше на 30 процентов, чем зарплата ее коллеги-мужчины на той же должности. Многие профессии для женщин остаются недоступными — и это у нас, в стране, где законы о правах женщин были приняты первыми в мире. Много ли у нас женщин-летчиков? Женщин — машинистов поездов? Или военных-офицеров? Кого увольняют первыми в случае кризиса? Кого возьмут на работу — разведенного мужчину с детьми или разведенную женщину с детьми? Можно добавить невидимость женщин старшего возраста, эйджизм и бодишейминг, которые нередко приводят к пластической хирургии — когда делают операции совершенно здоровым людям и многих делают инвалидами только потому, что женщины смертельно боятся стареть и лишаться тех крупиц влияния, что дают сексуальная внешность и молодой возраст. Перечислять проблемы женщин, которые старается решить феминизм, на самом деле можно продолжать бесконечно. Не только в России, но и во всем мире мы в лучшем случае находимся в середине пути к равенству.

Александра Соломина на пикете в защиту сестер Хачатурян. 2019Александра Соломина на пикете в защиту сестер Хачатурян. 2019© А. Соломина

Создать журнал я решила в июле-августе 2019 года. Помню, стояла я в пикетной очереди в поддержку сестер Хачатурян на Малой Садовой в Петербурге. Очередь была длинная, народу протестовать против суда над сестрами пришло много, и все перезнакомились. Стоим, разговариваем, и вдруг одна из потрясающих, милых женщин говорит как-то со смехом: «Ой, ну не феминисткой же становиться».

Я огорчилась, что такой славный человек тоже считает феминизм чем-то ужасным. Но потом вспомнила, как думала точно так же. А еще я вспомнила про ссылку на польский журнал, которую мне как-то прислала знакомая из Польши со словами, что в России такое издание выпустить просто нереально. Журнал назывался «Высокие каблуки», и там в совершенно гламурной форме подавалась эта самая феминистская повестка.

И я вдруг поняла, что в России катастрофически нужен такой журнал, который будет объяснять, что феминизм — это мейнстрим, феминизм — это модно, феминизм — это не только про боль и травму, но и про поддержку, что быть феминисткой весело и прикольно. А еще я мечтала, чтобы журнал стал местом политического высказывания, местом для женщин, которые захотели бы идти в политику, захотели бы что-то изменить в стране вполне легальным путем. И смогли бы объяснить, почему надо продвигать женщин, почему только женщины смогут решить вопросы с алиментным фондом, с равными обязанностями и правами обоих родителей (чтобы после развода дети не страдали оттого, что исчезает полностью один из родителей); смогли бы добиться закона о домашнем насилии, организации сети кризисных центров для женщин и детей и так далее. Но главное — я видела журнал как позитивную поддержку женщин. Именно обычных женщин, которые воспринимают феминизм настороженно, но темы могут быть им близки.

Видимо, этот запрос был настолько востребован, что первое же мое объявление о том, что я хочу создать такой журнал и ищу команду, которое я разместила в одном из фемпабликов, дало возможность сформировать рабочую редакцию. Откликнулось очень много людей из разных городов и стран — Германии, США, Испании, Франции, России и так далее. В итоге первый выпуск «9 марта» был готов и вышел в ноябре 2019 года. Не могу не сказать, что всего этого не было бы без моей основной редколлегии — журналисток Ани Шевченко из Москвы и Лены Люббинг из Германии. Мы втроем вместе ваяли сайт, писали, редактировали. Ругались, ржали и снова писали и редактировали. И продолжаем писать и редактировать. Наши источники — соцсети, мониторинг зарубежных и наших изданий и прочий интернет, а также, конечно, фемсообщества: это безопасные пространства, где женщины могут поднимать острые и значимые вопросы без опасения, что на них нападут.

Пока журнал наш работает без какой-либо финансовой и грантовой поддержки, исключительно на голом энтузиазме. Но мы надеемся, что сможем создать полноценное СМИ, для того чтобы иметь возможность платить нашим авторкам и авторам — а значит, получать все более актуальный и свежий материал из разных городов России и СНГ. В моих мечтах развить видеоресурс — снимать видеолекции эксперток и делать подкасты. Думаю, что в этом и следующем году мы этим и займемся.

Сказать, что феминистских журналов в России нет, нельзя, потому что есть мы и некоторые другие проекты. Не так давно появился Kimkibabaduk — очень классный сайт, с которым меня познакомила моя коллега и авторка текстов Аня Шевченко. Как киноманка, не могу не отметить, что такой сайт очень нужен. Фильмы дают ресурс, они — источник вдохновения и поддержки. Потому что среда бывает такой безвоздушной и тяжелой, что периодически начинает казаться, что сражаешься с семиголовой гидрой и на месте каждой отрубленной головы вырастают еще две. А фильмы поддерживают. Например, помню, как меня вдохновил «Божественный порядок» — фильм о том, как женщины в Швейцарии устроили забастовку, чтобы получить право голоса.

Александра Соломина на пикете в защиту сестер Хачатурян. 2019Александра Соломина на пикете в защиту сестер Хачатурян. 2019© А. Соломина

И все же на сегодняшний день темы насилия в отношениях или харассмента поднимают именно гламурные журналы типа Cosmopolitan и «Домашнего очага». Назваться открыто феминистским изданием в России все еще означает стать маргиналом и лишиться финансовой поддержки, за счет которой большинство СМИ и функционирует. На фоне суда над Юлией Цветковой и травли большинства феминистских проектов (таких, например, как коворкинг «Симона» в Петербурге) большинство рекламодателей, скорее, задумается, чем будет связываться со столь открыто ненадежным изданием и проектом, о котором не знаешь: посадят — не посадят. Однако тот факт, что мы нашли свою аудиторию и продвигаемся даже с небольшими ресурсами, говорит о том, что у людей есть заметная потребность в таком СМИ. Женщины хотят, чтобы их слышали, видели, они хотят перестать бояться и быть усталыми: хотят жить другой, новой, интересной жизнью.

Конечно, в первую очередь, я хочу видеть в нашем журнале авторов-женщин, потому что хочу создать место, где женщина получит возможность проявиться и говорить о вещах, которые ее волнуют, о том, что с ней происходит каждый день и что она хочет сделать со своей жизнью. Но и мужчин-авторов я не отвергаю. Например, статья о языке вражды — это интервью с PR-менеджером кризисного центра «ИНГО» Борисом Конаковым. Отличная вышла статья. Просто приоритет в высказываниях хочу отдавать женщинам. Но если мужчина придет и даст свою отличную статью по теме журнала — мы ее поставим. У нас нет ограничений по гендеру.

В этом году в темах, которые освещает «9 марта», очень хочется сделать основной упор на трех направлениях. Первое — политика. Нам категорически не хватает действующих, активных женщин-политиков. Хотя и понятно, что в свете истории с отравлениями это опасная стезя. Но, уверена, есть многие женщины, для которых это не станет преградой. В любом случае мы как площадка открыты для таких материалов: хочется, чтобы женщины, идущие с фемповесткой в политику или общественную деятельность, печатали у нас свои материалы и программу действий.

Второе — майндфулнес, телесные практики как поддержка и осознанность для женщин. Но это уже мое личное. Я сама практикую светскую медитацию почти шесть лет и вижу, как это меняет качество жизни и какой дает ресурс. Поэтому буду продвигать это направление в журнале.

Третье — хочется слышать больше голосов российских авторок и авторов, говорящих о насущных проблемах, с которыми они сталкиваются, или о проектах, которые они создают. И мы, конечно, будем привлекать людей. Авторок и авторов, редакторок, которые помогут нам создать полноценное СМИ, говорящее про проблемы женщин. Пока проблемы громко не артикулируются в общественном пространстве — они не существуют.

Ну и, наконец, наша задача на год состоит в том, чтобы привлечь как можно больше авторок с пространства РФ и бывшего СССР. Мы не так давно публиковали статью о российских женщинах, которые работают на «мужских» работах — от дальнобойщиков до сварщиков. Эту тему хотелось бы продолжить — среди прочего, повысить видимость и женщин, которые работают на обычных работах: учительниц, ученых, художниц, нянечек в садике, домохозяек и так далее. Говоря о необычных работах, хотелось бы еще сделать материал о том, зачем нужны закрытые пространства для женщин и с каким социальным отпором сталкиваются те феминистки, которые решили выступить с подобными инициативами.

Этот раздел мы делаем вместе с проектом She is an expert — первой базой женщин-эксперток в России. Цель проекта — сделать видимыми в публичном пространстве мнения женщин, которые производят знание и готовы делиться опытом.

Ищите здесь эксперток для ваших событий.

Регистрируйтесь и становитесь экспертками.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU