23 декабря 2015Наука
184

Итоги года. Пять не-открытий 2015-го

Как они поменяют науку

текст: Борислав Козловский
4 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    Ктулху на Плутоне

    Космос — последний заповедник классической античности. До недавнего времени астрономы твердо следовали правилу: если вы открыли что-нибудь большое и вращающееся в пустоте, назовите его Эпиметеем, Тефией или Кербером, не ошибетесь. И тут что-то в старой проверенной системе сломалось.

    После того как в июле зонд New Horizons впервые сфотографировал с близкого расстояния Плутон и его спутники, NASA отправило на утверждение в Международный астрономический союз их карты, где есть регионы Мордор и Ктулху. А также кратеры Вейдера, Скайоукера и Рипли — в честь героев «Звездных войн» и «Чужого».

    У астрономов новый бум почти-географических открытий, какого не было с 70-х. Космос снова — оптовый поставщик территорий, требующих дать себе имя: кроме Плутона со спутниками и астероида Цереры, сфотографированных в этом году зондами, это экзопланеты вроде «второй Земли» — их только недавно стали обнаруживать сотнями.

    Персонажи стрелялок и кассовой фантастики оказались ничем не хуже героев греческого пандемониума.

    В декабре тот же Международный астрономический союз впервые утвердил «человекочитаемые» названия 31 экзопланеты. Ими заменят цифро-буквенные коды вроде PSR 1257+12 c: эта последняя теперь официально называется Полтергейст, а ее ближайший сосед — Драугр («в скандинавской мифологии оживший мертвец, близкий к вампирам», подсказывает Википедия; первые картинки по запросу в Google — скриншоты из шутеров, где эти неприятные существа выскакивают с какой-нибудь секирой из-за угла).

    Барьер между «высоким» и «низким» — сто лет как предмет для атак в искусстве; в науке с этим тоже давно пора было что-то сделать. Прямое следствие существования этого барьера — стереотип, что в ученых вырастают хрупкие очкарики со скрипкой, которые по вечерам мастерят себе телескоп после факультатива по древнегреческому, а двоечники потребляют весь этот ужасный-ужасный масскульт, где космические злодеи рубятся на лазерных мечах. И играют в свои ужасные-ужасные стрелялки.

    Признать, что персонажи стрелялок и кассовой фантастики ничем не хуже героев греческого пандемониума, чтобы их именами называть разные вещи в небе, значит признать право условных двоечников-и-хулиганов (вроде Мэтта Тейлора, который посадил зонд Rosetta на комету и заодно вытатуировал его на себе) быть образцами для подражания. А двоечникам-и-хулиганам, которые учеными станут потом, это здорово поможет социализироваться — например, не сильно комплексовать по поводу того, что их картина мира не совпадает с представлениями о высоком школьной учительницы литературы.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202322544
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202327379