22 февраля 2018Переменная
43970

На краю перемен

Как меняется Арктика и что нам с этим делать — рассказывает ученый

текст: Вилена Валеева
Detailed_picture© Getty Images

Текст продолжает проект об экологии «Переменная».

Арктика меняется: она теплеет значительно быстрее, чем любой другой регион планеты, и это уже сказывается на местных экосистемах, на здоровье людей, живущих в Заполярье, на экономике и даже на культуре, например, коренных народов Севера. Арктика зеленеет — вместо ледяных пустынь и тундры там появляются непривычные кустарники и даже деревья. На север мигрируют морские и наземные виды, активно проникают новые, незнакомые северянам паразиты и болезни.

Тающая мерзлота угрожает инфраструктуре, усложняет доступ к воде или хранению пищи в земле, как это практикуется у коренных народов. Площадь морского льда все меньше — это увеличивает высоту океанской волны, усиливает эрозию берегов, а также серьезно сказывается на видах, зависящих ото льда, например, кольчатой нерпе или белом медведе (последний уже набил оскомину, но все продолжают его вспоминать, потому что «узнаваемость бренда»). Ожидается, что Баренцево море станет первым арктическим регионом, свободным ото льда круглый год.

Повышение глобальной температуры усиливает приток пресной воды в Северный Ледовитый океан, что влияет на циркуляцию вод, их соленость и перенос питательных веществ. Поглощение СО2 из атмосферы океаном увеличивает кислотность морской воды, влияя на рост, метаболизм и жизненный цикл многих морских организмов.

Не только климат

Изменение климата — очень важный драйвер трансформаций, происходящих в Арктике, но далеко не единственный. Наряду с ним там в последние десятилетия происходят демографические, политические и социально-экономические перемены. Важными факторами изменений в экономике считаются добыча ресурсов, судоходство, рыболовство и развивающийся арктический туризм.

Технологические инновации меняют жизнь людей везде, в том числе и за полярным кругом, — благодаря им появляются новые продукты, новые материалы, новые бизнес-модели, способы жить, учиться и поддерживать здоровье. Но вместе с тем растут и риски поляризации рынков труда и исчезновения некоторых неквалифицированных видов работ и специальностей.

Дополнительную сложность и без того непростой ситуации в Арктике добавляет то, что все эти факторы изменений взаимодействуют и влияют друг на друга. Поэтому нельзя разрабатывать меры адаптации к одному из них и при этом не учитывать другие. Например, считается, что таяние морского льда улучшит возможности для добычи нефти и газа в Арктике. Однако и глобальный энергетический рынок серьезно влияет на этот вид экономической деятельности. От цены на нефть, от мировых спроса и предложения на рынке энергоресурсов зависит то, насколько будут оправданны инвестиции в арктические проекты: добывать углеводороды в Арктике очень недешево.

Это тренд в мировой науке в последнее время — включать в исследования так называемых стейкхолдеров, или заинтересованные группы, чтобы ученые не делали науку только для себя, публикуя статьи, которые никто, кроме них самих, не читает.

При этом не стоит забывать про экологические и репутационные риски. Опять же для России экономика в Арктике — не только лишь экономика: это также геополитические и стратегические интересы. Тут встает вопрос управления и международного сотрудничества в этом северном регионе. Так что в Арктике сейчас существует довольно сложный клубок разных трансформационных процессов, и адаптироваться к изменению климата нужно с оглядкой на этот клубок.

Научные труды, посвященные оценке климата, окружающей среды и социально-экономических проблем в Арктике, в основном исследуют отдельные темы: климат, закисление водной среды, стойкие органические загрязнители, проблемы здоровья, разработки месторождений нефти и газа и так далее. Они не всегда учитывают пересечение этих тем, и, чтобы это исправить, Арктический совет инициировал научный проект «Действия по адаптации для меняющейся Арктики» (ДАМА).

Для исследования проект ДАМА выбрал три пилотных региона с большим культурным разнообразием, пересекающимися интересами разных пользователей природных ресурсов и амбициозными планами на будущее. Это Баренцево море, Берингово, Чукотское моря и море Бофорта, а также Баффинов залив и пролив Дейвиса. Первые два охватывают в том числе российские регионы: Чукотку, Мурманскую и Архангельскую области, Карелию, Коми, Ненецкий и Ямало-Ненецкий автономные округа.

В докладах, подготовленных в рамках этого проекта, представлены не только знания из разных областей науки, но и знания не-ученых. Надо отметить, что это тренд в мировой науке в последнее время — включать в исследования так называемых стейкхолдеров, или заинтересованные группы, чтобы ученые не делали науку только для себя, публикуя статьи, которые никто, кроме них самих, не читает.

В российских северных регионах люди уже понемногу адаптируются: вряд ли этих мер достаточно, но и сказать, что абсолютно ничего не делается, тоже нельзя.

Научные проекты стараются делать как можно ближе и понятнее тем, кто сможет пользоваться их результатами. Стейкхолдеров стремятся привлечь с самого начального этапа, когда ставятся цели и разрабатывается примерный план исследования (получается это не всегда, но стремление есть). В Арктике стейкхолдеры — это люди, которые там живут, политики, представители бизнеса, экологические НКО и так далее. Их взглядам на процессы в Арктике посвящены отдельные главы в оценочных докладах ДАМА.

Отдельную группу стейкхолдеров составляют коренные народы Севера, а их знаниям в докладах уделяется особое внимание. Дело в том, что коренные народы живут в очень тесной связи с природой, их наблюдения об изменениях в окружающей среде представляют большую важность, и их нужно учитывать тем, кто действительно хочет разобраться в том, что происходит на Севере. При этом знания коренных народов носят холистический характер: они не делят все на биологию, химию или физику, а воспринимают процессы целостно. Благодаря такому подходу традиционные знания особенно ценны, но поэтому же их трудно интегрировать в научный процесс. Однако наука знает примеры успешного сотрудничества ученых и представителей коренных народов, и проект ДАМА стал одним из них.

Как адаптироваться

Адаптация — это приспособление к меняющимся условиям с целью как минимизации негативных последствий, так и максимального использования открывающихся возможностей (не только защищаемся от вреда, но и не упускаем выгоды). Примерно такую формулировку использует Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК), от нее отталкивались и авторы ДАМА. Какие-то действия по адаптации к изменению климата уже есть во всех странах, охваченных проектом, их обзору посвящены отдельные главы. Адаптацией занимаются не только чиновники и бизнес, но и отдельные люди: все это может называться как-то иначе, но сути дела это не меняет.

Чемпионы в этой области — как раз коренные народы, которые за тысячелетия прекрасно научились адаптироваться к меняющимся природным условиям: менять маршруты выпаса оленей, места для охоты, ловли рыбы, сбора ягод. Традиционно помогали и социальные связи. Например, на Чукотке в трудные годы, когда условия не способствовали охоте, общинам морских зверобоев на помощь приходили оленеводы. И, наоборот, при необходимости охотники спасали от голода оленеводов. Однако сегодня возможности коренных народов адаптироваться к меняющимся условиям окружающей среды сильно ограничены другими стрессорами, в первую очередь, промышленным освоением земель, на которых они живут, и глобализацией.

Изменение климата — очень важный драйвер трансформаций, происходящих в Арктике, но далеко не единственный.

В российских северных регионах люди укрепляют вечную мерзлоту, улучшают гидрометеорологический мониторинг, занимаются противопожарной безопасностью. Вряд ли этих мер достаточно, но и сказать, что абсолютно ничего не делается, тоже нельзя. Хорошим примером служит Стратегия адаптации к воздействию изменения климата на здоровье населения для Архангельской области и Ненецкого автономного округа, которая реализуется с 2012 года. В ней, например, написано, что нужно готовиться к наводнениям или так называемым волнам жары (вспомните лето 2010 года) или холода, повышать квалификацию врачей и медсестер.

Как можно лучше адаптироваться к изменениям в Арктике? Во-первых, надо учитывать не только климат, но и другие аспекты арктической жизни. Во-вторых, адаптация должна быть гибким процессом: точно спрогнозировать будущее невозможно, поэтому раз и навсегда разработать набор мер на десятилетия вперед — не самая лучшая идея. В-третьих, необходимо интегрировать знания ученых и знания тех людей, которые живут и работают в Арктике, не в последнюю очередь — коренных народов.

Важно, чтобы адаптацией занимались на всех возможных уровнях, от одного человека и предприятия до государства и всего мира. Поэтому развивать адаптационные навыки и возможности необходимо, в сущности, всем. Авторы докладов рекомендуют разработать механизмы разрешения конфликтов: очевидно, что адаптационные меры, например, рыболовной индустрии, нефтедобычи и коренных народов могут противоречить друг другу. Задача государства же — учесть мнения и интересы всех.

Вилена Валеева — научный сотрудник Потсдамского института устойчивого развития (IASS Potsdam), один из авторов оценочных докладов в рамках проекта «Действия по адаптации для меняющейся Арктики» (ДАМА)

Комментарии