22 декабря 2017Переменная
5475

Президенты и ветер

Редактор раздела перед новогодними праздниками слушает Путина, Трампа и ученых и изо всех сил ищет поводы для оптимизма

текст: Ольга Добровидова
Detailed_pictureИсследователи с финского ледокола MSV Nordica в Беринговом море © AP / East News

Текст продолжает проект об экологии «Переменная».

Дональд Трамп и Владимир Путин на предпоследней неделе уходящего 2017 года почти одновременно и независимо друг от друга рассказали о главных вызовах, стоящих перед США и Россией соответственно, — довольно необычное совпадение. Но в одном общем моменте этих стратегий, важном для нашего раздела, ничего необычного, к сожалению, нет.

Трамп подписал новую Стратегию национальной безопасности, центральной темой которой стала «Америка прежде всего», America First. Этот громкий слоган Белый дом интерпретирует так: защита родины и американского образа жизни, продвижение американского процветания, демонстрация мира через силу и продвижение американского влияния во все более конкурентном мире. Наблюдатели тут же отметили, что из документа исчезли все упоминания изменения климата, — предыдущие восемь лет Барак Обама называл эту проблему «серьезным вызовом глобальной безопасности и очевидным риском национальной безопасности». Трамп, как мы уже знаем, даже разговаривать об изменении климата не любит.

Вообще-то американская армия давно интересуется у климатологов, каким будет дивный новый мир, в котором ей предстоит действовать: об этом даже снят любопытный фильм «Век последствий», который в России можно посмотреть на фестивале «зеленого» кино «Экочашка». Да и министр обороны США Джим Мэттис — естественно, тоже назначенный Трампом — еще весной говорил, что изменение климата уже сказывается на стабильности в тех регионах, где служат американские солдаты, и их командование должно учитывать эту возрастающую неопределенность при планировании.

Более того, всего за неделю до этого сам же американский президент подписал очередной бюджет Министерства обороны и Вооруженных сил: в нем Пентагон отдельной строкой обязан докладывать о том, с какими последствиями изменения климата военные базы США по всему миру столкнутся в следующие два десятилетия. Там, к слову, так и написано: «Изменение климата — прямая угроза национальной безопасности Соединенных Штатов». Возможно, за семь дней Трамп решил, что все-таки недостаточно прямая?

Владимир Путин же 19 декабря выступил на пленарном заседании Форума действий «Общероссийского народного фронта», где, по версии СМИ, рассказал «об исторических вызовах перед Россией». Вот какие это вызовы: сбережение и преумножение нашего народа, создание новой экономики, развитие Арктики, Дальнего Востока, Сибири и других регионов страны, а также «вызов будущего» — переворот в технологиях и образовании.

Более того, всего за неделю до этого сам же американский президент подписал очередной бюджет Министерства обороны и Вооруженных сил, где написано, что изменение климата — прямая угроза национальной безопасности Соединенных Штатов. Возможно, за семь дней Трамп решил, что все-таки недостаточно прямая?

Здесь оптимисты вроде нас в «Переменной» видят повод для радости в идее новой экономики — она нам крайне необходима, в том числе и из-за изменения климата и борьбы с ним в остальном мире. Не случайно экономисты из Высшей школы экономики и MIT в своем докладе писали, что, игнорируя этот вызов, Россия рискует превратиться в кладбище устаревших товаров и услуг, а наша основная статья экспорта — углеводородное сырье — будет все менее востребована на международном рынке. Трудно сказать, понимает ли это высшее руководство страны и в курсе ли слушатели Путина из ОНФ, чем именно чревато для России изменение климата. Ключевые министерства — Минэнерго, Минприроды и Минэкономразвития, как показала недавняя дискуссия на Всероссийском съезде по охране окружающей среды, пока не выработали общее видение ситуации, что, кажется, автоматически откладывает любую серьезную внутреннюю политику в этой области до 2030 года.

И, конечно, именно на этой неделе в журнале Nature вышла скромная редакционная статья о, мягко говоря, нерядовом событии в климатической науке. Уходящий год запомнится странной погодой — осенними холодами летом и дождем в середине декабря — не только Москве и России: в августе европейские страны охватила волна жары, затем сразу несколько ураганов едва не смыло с лица земли Техас, Флориду и Пуэрто-Рико, а в Калифорнии до сих пор бушуют природные пожары. Экоактивисты очень любят, указывая на такие экстремальные явления, говорить об их связи с антропогенным изменением климата — смотрите, мол, что мы натворили. Ученые в этом вопросе куда сдержаннее: обычно они говорят лишь о возможной связи потепления и природных катаклизмов в будущем, а про катаклизмы настоящего аккуратно пишут (после нескольких лет исследований), что они были бы менее вероятными без воздействия человека на климатическую систему.

Внимание редакции Nature привлекли три статьи в ежегодном бюллетене Американского метеорологического общества, авторы которых так прямо и пишут: без «человеческого фактора» некоторые погодные явления были бы просто невозможны.

Если новые выводы подтвердятся в последующих исследованиях, это будет означать, что человечество не просто мухлюет с игральными костями — мы заменили их на какой-то новый генератор экстремальных событий, с которым сами до конца не разобрались.

Это очень сильное заявление, редко попадающее в научную, а не научно-популярную литературу. Естественная изменчивость климата никуда не делась, и из 131 научной статьи про опасные погодные явления, опубликованной бюллетенем за последние шесть лет, 35% — более трети — констатировали, что в исследованных катаклизмах изменение климата не сыграло никакой существенной роли. Если же новые выводы от 13 декабря подтвердятся в последующих исследованиях, это будет означать, пишет Nature, что человечество не просто мухлюет с игральными костями — мы заменили их на какой-то новый генератор экстремальных событий, с которым сами до конца не разобрались.

В первом исследовании ученые с помощью семи современных климатических моделей пытались воспроизвести годовую среднюю температуру на планете, какой она была бы, если бы человек не влиял на климат, то есть только под действием естественных факторов. Получив данные для 24 тысяч воображаемых лет климата, «очищенного» от антропогенного потепления, они не увидели ничего похожего на рекордно теплый 2016 год. Авторы второй работы заключили, что без изменения климата рекордная жара в Юго-Восточной Азии в 2016 году (в Таиланде температура поставила новый абсолютный рекорд — 44,6 градуса Цельсия 28 апреля) была бы невозможна, а в третьей статье аналогичный вывод сделали для беспрецедентного потепления в Беринговом море и заливе Аляска, которое продолжается с 2014 года.

«Решение проблемы известно нам уже два десятилетия: правительства должны агрессивно ограничивать выбросы парниковых газов. Связывая реальные погодные явления с глобальным потеплением, ученые дают гражданам стран и их лидерам дополнительные свидетельства того, что изменение климата — не далекая проблема будущих поколений, а прямая и явная угроза. Возможно, в 2018 году политики наконец поймут, откуда дует ветер», — пишет редакция ведущего научного журнала.

«Переменной», которая встречает свои первые новогодние праздники, очень хочется с ней согласиться.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU