12 ноября 2019Мосты
4368

«Один эксперт хорошо обозвал этот процесс — “мясофикация”»

Все больше людей на свете хочет ежедневно есть мясо. И это приводит к катастрофическим последствиям. Рассказывает Энрико Паренти, режиссер фильма «Соялизм»

текст: Анастасия Лаукканен
Detailed_pictureКадр из фильма «Соялизм»© Elliot Films

На X Международный фестиваль «зеленого» документального кино Ecocup, который проходит при поддержке представительства ЕС в России, в Москву и Санкт-Петербург приедет итальянский режиссер Энрико Паренти представлять фильм «Соялизм», который он снял в прошлом году вместе с писателем Стефано Либерти.

Паренти изучал кино в Барселоне, жил в США, Бразилии и Великобритании, а сейчас вернулся домой, в Италию. «Соялизм», впервые показанный на престижном фестивале IDFA в Амстердаме, — это классическое журналистское расследование о темных сторонах глобального производства еды, огромного бизнеса, который все больше и больше сосредотачивается в руках корпораций в западных странах, а теперь и в Китае. Здесь нет места маленьким фермам: они просто не могут выжить среди монокультурных хозяйств, идет ли речь о крупах, овощах или животных.

Фильм следит за производством свинины. Потому что в XXI веке Китай тоже хочет есть бекон на завтрак. Китайские бизнесмены едут в Америку, чтобы научиться производить максимальное количество мяса на минимальных площадях. И копируют технологии вместе с нерешенными в США проблемами — гигантскими лагунами помета, антибиотиками и негуманными загонами. Только (как и во всем) свиноферм в Китае в несколько раз больше. А значит, нужно в несколько раз больше еды, чтобы прокормить животных. Китаю нужна соя, которую дают скоту.

Мало кто из рабочих на соевых плантациях, раскинувшихся на многие километры в Бразилии, знает, что 80% выращенной сои идет на экспорт в Китай. Для плантаций срубаются деревья, любые другие растения перестают культивироваться, а фермеры могут выжить, только если работают на соевые корпорации.

О съемках, еде и надежде на разум с Энрико Паренти поговорила программный директор фестиваля Ecocup Анастасия Лаукканен.

Энрико ПарентиЭнрико Паренти

— Энрико, мы очень рады, что вы сможете лично представить свой фильм. Я знаю, что «Соялизм» — результат многих лет съемок и исследований. Расскажите, как все началось.

— Мы познакомились со Стефано Либерти в 2013 году. Я только что закончил фильм про американские военные базы по всему миру («Standing Army». — Ред.), а он написал книгу про захваты земли в разных странах («Land Grabbing. How Land Market Creates a New Colonialism». — Ред.).

Мы поняли, что нас обоих интересует тема перенаселения. Мы решили объединиться и сделать про это фильм: он — как писатель, сценарист, а я — как режиссер-документалист. С самого начала мы думали именно про еду. Как вырастить и произвести ее для новых трех миллиардов людей, которые добавятся к населению к 2050 году?

Какое-то время мы не могли найти деньги. Тем более что снять фильм на такую огромную тему, полную противоречивых исследований, предсказаний и спекуляций, не так просто. Но наконец все получилось, и мы сразу отправились снимать в Китай.

— Почему Китай?

— Потому что Китай для нас был примером того, как может выглядеть мир в 2050 году. Как прокормить Китай? Как прокормить 10 миллиардов человек? Как прокормить мир, который хочет есть много мяса?

Вот там-то мы и начали исследовать, как страна учится производить свинину. В итоге мы поехали на съемки в Бразилию, потом в США и, наконец, в Мозамбик.

Кадр из фильма «Соялизм»Кадр из фильма «Соялизм»© Elliot Films

— Когда я посмотрела фильм, я была поражена масштабом происходящего. Я потом ходила и всем рассказывала, что нам не нужно даже изменения климата. Из-за одной сои для свиноферм в Китае мы, судя по всему, можем легко вырубить все амазонские леса.

— Мы хотели показать, что на планете работает огромная глобальная система. И она начинает все больше и больше «клониться» в сторону Азии. До недавнего времени только мы, европейцы, могли потреблять столько, сколько хотим. Но сейчас развивающиеся страны могут покупать все больше и больше. Доход и расход на душу населения увеличиваются. И сейчас это пять миллиардов человек, которые хотят есть мясо три раза в день, как мы.

Если вы хотите прокормить всех этих людей такой элитной едой, как мясо, тогда вы строите такие промышленные мономясопроизводства. У нас в фильме один эксперт хорошо обозвал этот процесс — «мясофикация» («meatyfication». — Ред.). Люди часто думают только локально. На показах нас всегда спрашивают: «Ну а как обстоят дела у нас в Италии или у нас в Нидерландах?» Но мы хотели показать, насколько велик масштаб проблемы.

Китай, кстати, недавно заявил, что сократит потребление мяса в два раза. Заявил, но пока ничего не сделал. Хотя мы все видели, что Китай может сделать такое, чего наши демократии обычно добиться не могут.

Кадр из фильма «Соялизм»Кадр из фильма «Соялизм»© Elliot Films

— То есть Китай одновременно хочет производить больше мяса и отказываться от него? Интересно. Да, конечно, количество людей, которые хотят есть мясо, растет. Но многие эксперты говорят, что дело все-таки в том, как мы используем ресурсы. В производстве и потреблении еды в США, например, 40% пищи просто выбрасывается. Тут сколько еды ни производи, все будет мало.

— Да, многое идет не так. Население растет. Потребление тоже. Плодородная земля закончилась. Изменение климата приходится на разгар роста всего. Все идет наперекосяк. Мы как река, которая пытается течь куда-то не туда. Тут еще и этические вопросы: теперь мы считаем, что неправильно эксплуатировать животных и обращаться с ними как с морковками.

Я надеюсь, мы смогли показать в фильме, как все сложно и комплексно. Это не черно-белая картинка: тут столько всего... Если один человек станет веганом, это мало что изменит. Тут надо менять все направление, в котором идет история, а это небыстрая задача.

— Что интересного о будущем вы еще для себя открыли?

— Конечно, невозможно предсказать, каким мир будет через 30 лет. Но направление, тренды — это все очевидно. В Китае делают огромные международные закупки. Вы слышали, наверное, что Китай приобрел «Сингенту» (Syngenta AG — швейцарская компания, один из лидеров в области производства средств защиты растений и семеноводства; в 2016 году китайский концерн ChemChina приобрел ее акции; сделка считается крупнейшим приобретением, сделанным китайцами за границей. — Ред.). Недавно Китай купил Smithfield Foods, Inc.: это один из самых крупных производителей мяса в США и самый крупный производитель свинины. Сейчас происходит мощная консолидация. На рынке все меньше и меньше игроков, они управляют все большим количеством земли и контролируют все большее количество ресурсов. И, видимо, так будет и дальше. Если, конечно, что-то не произойдет.

Кадр из фильма «Соялизм»Кадр из фильма «Соялизм»© Elliot Films

— А что может произойти?

— Например, люди могут понять, что есть так много мяса не столь необходимо.

— А вы сами — вегетарианец?

— Я был вегетарианцем 20 лет. Сейчас я иногда ем мясо — в гостях, например, но никогда не покупаю его сам.

— А когда вы были в Китае? Особенно после того, как сходили на все эти фабрики.

— В Китае я ходил в буддийские храмы, где предлагают вегетарианские блюда: там большой процент населения не ест мяса. И ел рыбу.

Кадр из фильма «Соялизм»Кадр из фильма «Соялизм»© Elliot Films

— У вас остался какой-то оптимизм в отношении будущего? Или совсем нет?

— Я, кстати, сейчас более оптимистично настроен, чем раньше. Я в недавнем прошлом был сильно мрачнее. Но сейчас я думаю, что мы живем во времена, когда все может стремительно измениться. У нас столько информации! Я прочитал одну книгу, она называется «Фактичность» («Фактичность: десять причин, по которым мы ошибаемся в мире, — и почему все лучше, чем вы думаете» Ханса Рослинга, Олы Рослинга и Анны Рослинг Рённлунд. — Ред.). Ее написал Ханс Рослинг, который, увы, умер пару лет назад. Ханс занимался статистикой. Проверять некоторые факты вообще полезно. Сейчас информацию максимально упрощают, но ситуация всегда сложнее, чем кажется. Как, например, пожары амазонских лесов в этом году. Они же не в первый раз горят, а уже лет десять. И ты понимаешь, что причин-то у этого много, не только изменение климата. Может быть, если мы прекратим упрощать, мы что-то с этим сможем сделать.

И мы сможем все-таки убедить новые поколения, что поступаем несправедливо по отношению к окружающей среде. Потому что именно природа расплачивается за нашу индустриализацию.

Например, на съемках больше всего меня поразил молодой мужчина по имени Джеремия из Мозамбика. Он практически в одиночку сумел остановить проект ProSavana (в прошлом — самая большая международная агроиндустриальная программа развития Африки. — Ред.). По сути, только с помощью интернета. Он летал в Токио и Бразилию, организовал целое протестное движение. Ему было всего-то 30 лет, а он смог отстоять право на маленькие частные фермы. Очень вдохновляющая история.

Мы всегда могли поменять курс в последнюю минуту. Я надеюсь на это. В Италии, например, за последние пять лет резко упало потребление мяса. Сейчас много говорят о том, что это плохо для здоровья, для экологии, вообще не нужно в таких количествах — да и альтернативы есть. В западных странах точно есть этот тренд. И, думаю, новое поколение в Китае тоже к нему присоединится.

Фильм «Соялизм» можно посмотреть:

в Санкт-Петербурге 18 ноября;
в Москве 20 ноября.

Программу X Международного фестиваля «зеленого» документального кино Ecocup можно найти здесь.

Фестиваль пройдет с 15 по 18 ноября в Санкт-Петербурге и с 19 по 24 ноября в Москве.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU