5 июня 2019Мосты
2386

Франческ Арагал: «Вы не найдете ресторана, где нет меню со шрифтом Брайля»

Как сделать города жилыми для людей с ограниченными возможностями? Объясняет один из самых влиятельных европейских экспертов по вопросам доступной среды

текст: Ольга Мамаева
Detailed_pictureФранческ Арагал© International Transport Forum

30 и 31 мая в Калининграде прошел семинар по доступной среде и универсальному дизайну, который организовала региональная общественная организация инвалидов «Ковчег». Главным героем семинара стал испанский архитектор Франческ Арагал, один из самых влиятельных европейских экспертов по вопросам доступной среды, — он, например, консультировал местные власти при проведении зимних Олимпийских игр в Сочи. Арагал приехал в Калининград при поддержке представительства ЕС в России. Ольга Мамаева («РБК-Недвижимость») поговорила с ним о том, как сделать город гуманным и удобным для всех.



— Какие города или, шире, страны сегодня можно назвать образцовыми с точки зрения качества доступной среды?

— На протяжении многих лет лидерство удерживала моя родная Барселона, поскольку там эта тема была одной из ключевых при разработке нового генплана и комплексного благоустройства города. Программа по формированию доступной среды была запущена в Барселоне в 1996 году и продлилась более десяти лет. Сегодня это действительно один из самых комфортных городов для людей с ограниченными возможностями. Но это не единственный пример. Великобритания, Ирландия, Япония, Сингапур уже догнали Барселону по качеству и количеству городских решений такого рода.

— Неожиданный список лидеров, честно говоря. Что есть в этих странах, чего нет, допустим, в Норвегии или Швейцарии?

— Прежде всего, полы на цокольных этажах всех общественных зданий абсолютно плоские, без препятствий и не скользят, что не является обязательным требованием в других странах. Внутренние помещения в большинстве учреждений имеют широкие и гладкие проемы, которые позволяют беспрепятственно передвигаться по зданию на инвалидной коляске. Все автобусы оборудованы пандусами и местами для инвалидных колясок, а для людей с нарушениями зрения на улицах создана специальная система навигации. Большинство музеев и театров также адаптировано для таких посетителей. В перечисленных странах вы даже с трудом найдете ресторан, где бы не было меню, набранного шрифтом Брайля.

— Есть ли своя специфика в каждой из этих стран?

— Особенности связаны с климатом. Например, в Сингапуре, где очень высокая влажность, жара и частые проливные дожди, все здания, торговые галереи, автобусные остановки и даже прогулочные зоны оборудуют перголами, защищающими посетителей от палящего солнца и ливней. Благодаря этому город представляет собой гигантскую сеть пешеходных маршрутов, удобных для всех. Кроме того, вы не встретите в Сингапуре — по крайней мере, в общественных учреждениях — ступеней или других препятствий, которые могут затруднить передвижение людей на инвалидных колясках.

— Не все из этих решений можно назвать универсальными. Скорее, наоборот. Странам с холодным климатом — а к ним относится и Россия — нужны другие, более сложные и технологичные, решения.

— Для городов с холодным климатом есть свои технологии и материалы. Например, в Хельсинки и ряде других городов, где тоже не тепло, активно строятся теплые переходы и дорожки с подогревом. В частности, такие дорожки защищают колеса инвалидных колясок от скольжения.

— Это замечательное решение для тех, кто может на своей коляске выехать из дома. А у нас больше половины многоквартирных домов (прежде всего, пятиэтажек) вообще без лифтов.

— Согласен, это огромная проблема. Но те дома, которые строятся сейчас, имеют и грузовые лифты, и более широкие дверные проемы. Доступности среды в новых жилых кварталах уделяется все-таки уже больше внимания.

— Насколько в этом смысле Россия за последние годы продвинулась? У вас же была возможность изучить местный контекст, когда вы консультировали власти Сочи накануне проведения Олимпиады 2014 года. За пять лет что-то изменилось?

— Я был только в Москве и Сочи, и эти города все еще находятся в процессе преобразования. Олимпийский парк и центральный район Сочи, которые были благоустроены по примеру Барселоны, более или менее отвечают общемировым требованиям по доступности среды. Но периферийные районы пока что отстают. То же самое можно сказать и о Москве, где в городе еще достаточно барьеров.

— Чего, на ваш взгляд, не хватает? Московское правительство ежегодно тратит миллионы рублей на благоустройство столичных улиц и общественных пространств.

— Качественная среда — это никогда не вопрос денег. Это вопрос политической воли и профессионализма, знаний.

— Есть какие-то решения, которые лежат на поверхности, но не реализуются в Москве?

— В Москве, особенно в историческом центре, очень богатые фасады зданий, которые могли бы работать как крытые галереи — по примеру Хельсинки. Для этого достаточно оборудовать их стеклянными перголами, защищающими от дождей и холода. Улицы в центре вымощены старой брусчаткой или асфальтом, который при низких температурах представляет собой настоящую полосу препятствий для пешеходов. А сейчас уже применяются инновационные материалы, способные поддерживать нужную температуру дорожного покрытия.

— В Москве все центральные улицы давно замостили плиткой, хотя быть полосой препятствий они от этого не перестали.

— Плитка — это тоже не лучшее решение. Нужны материалы, выдерживающие большие перепады температуры, — например, бетон, который активно применяется в Европе. Кроме того, есть более долговечные материалы, позволяющие экономить деньги и не заменять часто дорожное покрытие.

— Возможно ли, создавая доступную среду, совместить функциональность и эстетику?

— Конечно. Та же Барселона — это уникальный пример того, как доступная среда совмещает в себе не только функциональные решения, но и первоклассный дизайн. Причем не имеет значения, с каким контекстом ты имеешь дело. Скажем, под Барселоной есть монастырь XI века, который адаптирован для посетителей с ограниченными возможностями лучше, чем многие современные здания.

— Нужно ли привлекать к процессу создания доступной среды и самих горожан? Многие ваши коллеги убеждены, что это ошибка, — в том смысле, что жители только мешают профессионалам принимать действительно верные решения. То есть что такие решения не всегда — или, вернее, даже редко — бывают популярными.

— Я думаю, что участие в этом процессе для горожан обязательно, потому что улица принадлежит людям, а они лучше знают, что им нужно. Когда вы хотите сделать кому-то благо, нужно спросить мнение тех, ради кого вы, собственно, так стараетесь. Я знаю примеры, когда жители отдельных районов городов настаивали на вещах, которые властям казались неочевидными: например, на строительстве парковки или магазина или на таких решениях среды, при которых женщины могли бы возвращаться домой в безопасности. В Дубае три года назад местные жители активно выступали за то, чтобы власти создали для них комфортные условия на окраинах города, и они были услышаны. В Барселоне местные жители активно участвуют во всех городских проектах, и я уверен, что именно это обеспечивает успех.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА КАНАЛ COLTA.RU В ЯНДЕКС.ДЗЕН, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ПРОПУСТИТЬ

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU