14 апреля 2015Кино
9891

Что покажут на фестивале «Датская волна»?

Хиппи-мюзикл, драма взросления в эру порно, второй шанс Сюзанны Бир, быть или не быть и другие экзистенциальные вопросы в новом датском кино

текст: Василий Корецкий, Денис Рузаев
4 из 5
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    «Второй шанс» («En chance til») Режиссер Сюзанна Бир

    Надо отдать должное времени, способному расставлять все по своим местам — в частности, определить точную локализацию на кинокарте режиссера Сюзанны Бир, автора, крайне уклончивого в жанровом отношении. Когда-то Бир казалась прямолинейным соцреалистом, взывающим к человечности мидл-класса, — эта стратегия принесла ей «Оскар» за «Месть». К счастью, опыты датчанки в совершенно астрахановском ромкоме («Любовь — это все, что тебе нужно») и ее неловкая голливудская гастроль (от «Серены» у неподготовленного зрителя может свести мозг) привели ее ко «Второму шансу» — а он объясняет о Бир все.

    То, что раньше казалось робкой сатирой, здесь обернулось тяжелой, как артиллерия, бескомпромиссной драмой с моралью; такие в России снимает режиссер Быков. Лучшие лица датской актерской школы разыгрывают тут историю, сочиненную Андресом Томасом Йенсеном (его драматургия полна таких запредельных сюжетов — от пародирующих «Рассекая волны» «Открытых сердец» до «Уилбур хочет умереть», от «Братьев» до «Антихриста»). Собственно, «Второй шанс» — это и есть первая четверть «Антихриста», но поставленная на repeat и вдобавок возведенная в квадрат. Буквально — вместо одной несчастной пары молодых родителей здесь настойчиво рифмуются две. С одной стороны — опрятный полицейский инспектор и его молодая жена, которая никак не вытравит тревогу из взгляда (Мария Бонневи, снимавшаяся в «Изгнании» Звягинцева). С другой — пара героинщиков из блочной многоэтажки: полицейский заглянет к ним по сигналу о домашнем насилии — и обнаружит несчастного, сильно загаженного младенца. Угадайте, куда отправится детектив, когда его собственный ребенок вдруг перестанет дышать, а жена повредится рассудком от горя?

    Детская смерть и героин, женское сумасшествие и много-много богато размазанного по кадру кала — Бир храбро погружается в физиологичный кошмар уже не просто представителя мидл-класса, а любого здравомыслящего человека в принципе. И выныривает в некотором роде победителем: это уже не худосочный скандинавский нуар или эстетствующая психодрама, а лютый, не нуждающийся в культурном переводе палп, штучная продукция.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Родина как утратаОбщество
Родина как утрата 

Глеб Напреенко о том, на какой внутренней территории он может обнаружить себя в эти дни — по отношению к чувству Родины

1 марта 202241440
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах»Общество
Виктор Вахштайн: «Кто не хотел быть клоуном у урбанистов, становился урбанистом при клоунах» 

Разговор Дениса Куренова о новой книге «Воображая город», о блеске и нищете урбанистики, о том, что смогла (или не смогла) изменить в идеях о городе пандемия, — и о том, почему Юго-Запад Москвы выигрывает по очкам у Юго-Востока

22 февраля 202236679