28 декабря 2016Искусство
276

Искусство: итоги года

ГЦСИ, фанера крашеная, академизация, «Животное»

текст: Сергей Гуськов
2 из 6
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureКуратор выставки «Актуальная Россия: среда обитания» Арсений Штейнер показывает экспозицию министру культуры Владимиру Мединскому и главе РОСИЗО Сергею Перову© Фонд развития современного искусства
    II.

    Новое. Интересное. Возмутительное. Часть первая

    Анна Быкова
    критик

    Для меня этот год стал переосмыслением понятий общения и разобщения — между кураторами и музейщиками, экспонатами и художниками, архитекторами и чиновниками. Этот год — год поражений и открытий новых отношений между людьми и вещами и в этом смысле год политически интересный. Премия Кандинского и «Инновация» слились до неразличения списками членов жюри и номинантов; протестовать против слияния ГЦСИ и РОСИЗО никто не вышел, как будто люди и художники нам не важнее Шуховской башни; с куратором «Актуальной России» Арсением Штейнером никто не захотел устраивать диалога с обменом мнениями — все предпочли проклясть или проигнорировать.

    Другое поражение — архитектура самих выставок. Кажется, музеи наконец нашли деньги на гонорар архитекторам и застройку залов, и — о ужас! — фанера, крашеная и некрашеная, стала перекрывать сами экспонаты, мешать смотреть и выталкивать зрителя из зала. Это, к примеру, удивительные работы Ассов и Корбут; и если выставка о Первой мировой в Манеже 2014 года и проект о печатных машинках в MMOMA были «застроены» адекватно и тонко, то Гелию Коржеву и Михаилу Шварцману ассовская архитектура катастрофически мешала (и мешает).

    Третье — неудачи внедрения современного искусства в классический музей. На фоне гениальных проектов двухлетней давности — «Манифесты-10» Каспера Кёнига (где дощатые дома, камни, мука и гипсовый порошок остраняли лепнину, мрамор, позолоту, холсты и масло) и персоналки Фрэнсиса Бэкона, замешанной Тьери Морелем и Елизаветой Рене на классическом же наследии, — проекты, скажем, Яна Фабра в том же Эрмитаже или Ирины Наховой в ГМИИ выглядят совершенно неубедительно и надуманно.

    Юра Шуст. Экзозабвение. 2015Юра Шуст. Экзозабвение. 2015© Пресс-служба V Московской международной биеннале молодого искусства

    Из отрадного — случились выставки, гениально смешанные: это проект Елены Яичниковой в ММСИ, где «осваивать» коллекцию были приглашены «молодые» современные художники, создававшие, по сути, инсталляции из работ «старших» современных художников, и выставка Жуана Лайи «Г И П Е Р С В Я З И», где офисные деревья отдыхали «от работы» в гамаках, кони превращались в червей, а археологические экспонаты Британского музея становились героями киноиндустрии. И второе прекрасное — появились собственно художнические работы, совершенно оригинально соединяющие реальности, смыслы и объекты разной природы. Это объект «Экзозабвение» Юры Шуста (крашеные мотошлемы с яйцами и пирамидами из бутылочных, винных и пивных, розочек), графика — на дереве и граните — Александра Плюснина с сериями запечатленных, вполне конкретных, вулканов и ураганов и проект «Интерфейс/Контейнер» Алексея Боголепова с фотографиями монументов-памятников Второй мировой и найденными объектами.


    Понравился материал? Помоги сайту!

Сегодня на сайте
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет»Журналистика: ревизия
Елизавета Осетинская: «Мы привыкли платить и сами получать маленькие деньги, и ничего хорошего в этом нет» 

Разговор с основательницей The Bell о журналистике «без выпученных глаз», хронической бедности в профессии и о том, как спасти все независимые медиа разом

29 ноября 202322992
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом»Журналистика: ревизия
Екатерина Горбунова: «О том, как это тяжело и трагично, я подумаю потом» 

Разговор с главным редактором независимого медиа «Адвокатская улица». Точнее, два разговора: первый — пока проект, объявленный «иноагентом», работал. И второй — после того, как он не выдержал давления и закрылся

19 октября 202327825