21 апреля 2016Colta SpecialsГендер
297700

Гендер для чайников: кому и зачем нужно материнство

Откуда берутся те, кто не хочет иметь детей, — и как вести себя тем, кто хочет?

текст: Ольга Исупова
Detailed_picture© Colta.ru

COLTA.RU и Фонд имени Генриха Бёлля продолжают новый совместный проект — мы надеемся, что он станет началом большого и осмысленного разговора о сюжетах, которые российское общество предпочитает не замечать или недопонимать.

Как распознать сексизм и не впасть в него самому? Как найти свой собственный «-изм» и научиться ориентироваться в современном гендерном многообразии? Что вообще такое этот «гендер»? Об этом и многом другом — краткий видеокурс «Гендер для чайников», где в наших внутренних противоречиях разбираются лучшие российские эксперты, исследователи и практики, социологи и демографы, специалисты в областях гендерного равенства, прав и обязанностей мужчин и женщин.

Наш эксперт — Ольга Исупова, PhD в социологии, старший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ, Москва.

Почему некоторые люди не хотят иметь детей
Чайлдфри. Мифы и факты
Бесплодие. Мифы и факты
Материнство
Типы материнства

Почему некоторые люди не хотят иметь детей

K списку

Почему некоторые люди не хотят иметь детей?

Интересный вопрос. И действительно, такие люди существуют. Вообще сейчас популярен термин из английского языка child-free, он переводится буквально следующим образом: child — «ребенок», free — «свободный». То есть «свободный от детей». По-русски существует другой термин, демографический, — «добровольно бездетный». Это, в общем, об одном и том же. То есть людям здоровье позволяет иметь детей, но они сами этого не хотят и сами от этого отказываются.

И вот они появились как такая группа, свободные, увлекающиеся различными другими сторонами жизни, где-то с начала 70-х годов. Их стали изучать примерно в это же время, и где-то к 80-м о них уже заговорили. Исследовательница канадская Виверс (Jean E. Veevers) написала об этом книгу и несколько статей. Она, в принципе, еще жива, но уже отошла от академической деятельности. И, собственно, вот эта классификация, которая говорит о том, кто такие «чайлдфри»: бывают «реджекторы», им не нравится все, что связано с детьми, и «аффексьонадо». «Аффексьонадо» — это вообще испанское слово, от слова affection, которое интернациональное и означает «привязанность». Это люди, слишком привязанные к своему бездетному стилю жизни. Им он настолько нравится, что они его не хотят уже никак менять. Вот эта классификация принадлежит ей. Она исследовала это качественными методами и впервые об этом написала. Собственно, ее эти первые выводы до сих пор никто ничем не опроверг. Ну, есть, конечно, люди, у кого идеологически другой на это взгляд, но это другой вопрос. А скорее их только дополняли.

Но до этого, до контрацепции, в принципе, чайлдфри тоже существовали. Христианство допускало возможность уйти в монастырь. Монастыри для женщин, насколько я знаю, распространились где-то в районе 1000 года после Рождества Христова. До этого их не было. И, наверное, до этого люди жили спонтанно и были немножко другие проблемы. Но выбрать бездетность можно было вместе с выбором отсутствия брака. То есть вместе с выбором отсутствия секса. Это было всегда. И для мужчин, и для женщин это было доступно.

Есть такая вещь, как, например, европейский тип брачности, который стал развиваться с 1300 года, начиная с Финляндии и дальше на Запад. Очень большие пропорции людей не вступали в брак. И мужчины, и женщины. И соответственно отчасти это было связано с тем, что они не хотели детей. А почему они не хотели детей — это другой вопрос. Мы не можем их спросить. Но есть, например, одна очень интересная история с Ирландией, которая сначала такой не была. Там в 1840-х годах случился очень сильный голод. А до этого там все вступали в брак и имели очень много детей. Ирландцы любят иметь много детей до сих пор. Хотя там сейчас тоже идут свои процессы. И вот тогда у них очень многие умерли от голода, потому что просто земля не могла прокормить столько людей. Невозможность прокормить детей — тоже причина, почему их лучше не иметь. И после этого почти 50% мужчин перестали вступать в брак. Потому что, пока у них не было своей фермы и они не были уверены, что вот она — картошка, вот она — еда, они не могли жениться. Соответственно и женщины тоже не вступали в брак. Случилась, конечно, еще эмиграция в Америку массовая, то есть как-то люди эту проблему решали. Но вот так это было. То есть нельзя сказать, что они делали это с большим удовольствием. Наверно, они хотели не так. Но все-таки это был их личный выбор.

Среди чайлдфри (добровольно бездетных) много единственных детей в семье. Что такое единственный ребенок в семье? Это человек, который не видел, как растят младенцев, как правило. Особенно если он еще растет в таком обществе, где в принципе у людей мало детей. Он может видеть бездетных дядюшек и тетушек вокруг себя. И может не видеть за все детство ни одного младенца. Он не включен просто в эту тему, не представляет себе, как это все устроено.

Ну есть, конечно, еще идеология, что это связано с эгоизмом, что этот ребенок — эгоист обязательно. Но ее серьезные исследователи не подтверждают. Хотя ощущение, что вот я один и всегда был один и как же я еще и буду размножаться, — возможно, в этом есть какой-то психологический компонент. Но статистика подтверждает, что да, единственных детей среди чайлдфи очень много.

Что еще? Еще часто это бывает наоборот — старшие дети из многодетных семей. Опять-таки это бывает связано с тем, что в обществе не только многодетные семьи существуют и они могут сравнивать жизнь своей семьи с другими. Они думают: «Боже! Мы так ужасно трудно жили в детстве! Я все время должен был кормить, мыть и помогать ухаживать за младшими братьями или сестрами. Господи, зачем же их было так много?!» И такие люди обычно говорят: «Я вырастил всех своих детей в детстве». Им больше не надо. Если родительство, материнство или отцовство (в данном случае это работает для обоих полов), понимается как процесс, как работа, то человек эту работу уже выполнил в больших количествах, в больших масштабах. Ему этого больше не надо, ему больше этого не хочется.

Вообще все эти темы показывают, что просто рождение детей — это не продолжение рода для большинства людей или продолжение рода там составляет какой-то небольшой, незначительный элемент для очень многих людей, которые об этом думают. Есть те, у кого были с матерью какие-то неопределенные отношения в детстве и кому она говорила, что вообще детей иметь плохо. Но тут бывает по-разному, тут нет такой четкой корреляции.

Среди них много атеистов, то есть тех, кто не верит ни в какого Бога. Ну, в любом случае атеисты — люди такие, как по-английски говорят, here and now — «здесь и сейчас». Вот все, что есть, — это есть здесь и сейчас. И давайте посмотрим, говорят они, на родительство с точки зрения «здесь и сейчас». Сначала у вас большой животик, потом у вас страшный процесс родов, потом вы кормите грудью, и вы привязаны к этому человеку. Потом вы тоже к нему привязаны, потому что вы его еще и растите. И вот что, собственно говоря, в этом такого? А когда вы умрете, он там будет вашим продолжением, так вы это все равно не увидите и вообще какая вам разница. И вообще это отдельный человек, это не вы. Это человек, который уже живет для себя и своей жизнью. И поэтому вы об этом думаете только с точки зрения альтруизма: готовы ли вы стать родительским материалом и вообще песком под ногами вот этого нового поколения. Если смотреть на это с такой точки зрения, то действительно опять-таки возникает вопрос: а зачем тогда иметь детей людям с точки зрения собственных мотиваций. И вот в книге одной из исследовательниц, которая изучала чайлдфри, приводились примеры обычных, простых людей, ну, мещан, фактически она их так и называла. Такая бездетная супружеская пара, где жена была очень увлечена тем, что у нее красивый дом. И она боялась, что дети нарушат порядок и красоту в этом доме. То есть может быть даже такая причина.

Чайлдфри. Мифы и факты

K списку

Некоторые исследователи утверждают, что настоящие чайлдфри — это те, которым уже лет 40 и кто к этому моменту так и понял: не хочу, не буду, не стану, мне это не надо.

Интересно, что в сообществе чайлдфри, которое существует в российском интернете в LiveJournal, есть такое подразделение, как «наши детные». Это люди, стоящие на позиции чайлдфри, но дети у них при этом есть. Поэтому тут важнее именно идеология, на каких позициях ты стоишь, а не то, что на самом деле у тебя там в жизни происходит.

Некоторые бездетные люди просто не признаются, что не хотят иметь детей. Но вообще что такое бездетные? Бездетные — это ведь далеко не только чайлдфри. Да, есть бесплодные. Но, конечно, это спекуляция, что бесплодие постоянно растет. Потому что его и преодолевать сейчас стало больше возможностей. Поэтому процент тех, кто бездетен и бесплоден, невелик. Может быть, 2—5%, но точно не больше. А есть чайлдфри, то есть добровольно бездетные. И есть еще люди, которые случайно оказались бездетными. Вот их большинство, на самом деле. В общем, это люди, которые не прилагали никаких усилий и все было «ну как получится».

При хорошей контрацепции, надежной, такая позиция чаще приводит к тому, что детей нет. А ненадежная контрацепция приводила чаще к тому, что дети были. И в этом смысле и происходит как раз такое большое изменение. Большинство бездетных — это вовсе не чайлдфри и не бесплодные, а такие вот амбивалентные люди, у которых просто так сложилась жизнь и они не очень сильно по этому поводу расстраиваются.

Продолжая говорить об этом сообществе чайлдфри, хочу еще сказать о противостоянии. На этом сайте существуют правила, что у них делать нельзя, а что можно. А также у них существует подборка различной литературы о «детных», об их мотивации, то есть о том, почему люди хотят иметь детей, и о бездетных, почему люди не хотят иметь детей. Там запрещено что-то плохое говорить о тех, кто не хочет иметь детей, то есть о чайлдфри. Сразу человек модерируется, выгоняется и банится. При этом то, что у человека есть дети, не так важно, если он стоит на их позициях и считает, что в принципе это плохо. Но к ним периодически, конечно, приходят люди с другими позициями и пытаются их убедить. Естественно, им это не нравится, и, может быть, в ответ, а может, не в ответ, а изначально они создали у себя целое представление о том, кто такие «детные» и почему «детные» — это ужасно или плохо с их точки зрения. Они пытаются быть более или менее выдержанными, но у них это не всегда получается. С их точки зрения, «детные» — это люди безответственные, потому что земля перенаселена и надо иметь детей поменьше. Они люди нерациональные, потому что живут биологией. Они размножаются и не думают о том, что дальше будет. «Детные» про чайлдфри говорят, что, во-первых, они ненормальные, то есть у них психические отклонения. Что любой человек без психических отклонений обязательно будет хотеть иметь ребенка, потому что это инстинкт и он особенно сильно, конечно, развит у женщин, но и у мужчины он должен быть. Еще говорят, что они эгоисты и просто были плохо воспитаны в детстве, давайте их перевоспитаем, изменим, и они станут хорошими и замечательными.

Интересно то, что есть противостояние внутри чайлдфри. Это продолжает то самое разделение, которое было у Виверс, на «реджекторов» и «аффексьонадо», а сейчас это называется «чайлдфри» и «чайлдхейт»: свободные от детей и ненавидящие детей. Человек, приходя в это сообщество (сейчас уже и «ВКонтакте» есть сообщество), сам о себе должен сказать, составить свой профиль: я «чайлдфри» или «чайлдхейт». И если я «чайлдхейт», то мне все можно, то есть можно про это рассказывать всякие ужасные вещи. Я читала некоторые истории, которые они там рассказывают: «Вот в вагоне метро ребенок пяти лет очень шумел, он всех бесил. И когда двери открылись, я взял его и вытолкнул на платформу. И потом с удовольствием наблюдал, как волнуются родители». Или как ужасно ведут себя дети в очереди, или что там какая-то пузатая подошла и попросила ее пропустить без очереди — я не пропустил, и ха-ха-ха, так ей и надо.

В этом сообществе, в нашем, российском, в первом, которое было создано лет семь назад, 70% — женщины. Они однажды сами сделали для себя опрос. И только 30% — мужчины. Почему это происходит? Мое мнение, моя гипотеза, что дети все-таки у нас сейчас — это ответственность прежде всего женщин. Хотя, возможно, это меняется, но в большинстве семей это так. Это какая-то норма, и над этим еще работать и работать, если мы все-таки хотим гендерного равенства. Именно поэтому женщины вообще больше об этом задумываются. Мужчина может прожить всю жизнь… кстати, окончательно бездетных мужчин в среднем больше в большинстве развитых стран, потому что мужчины живут по принципу «как оно все сложится», это не та сфера жизни, которая должна меня интересовать в принципе. Дети при женщинах, как некоторые из них говорят. И если это случается, то они опосредованы ведь от производства детей. Если он нашел себе женщину, то тогда у них, может быть, будут дети. В большинстве своем все-таки о детях думают женщины. Женщины часто уже в детстве задают себе вопрос: будут у меня дети или не будут. Или, по крайней мере, в ранней юности, при пубертате. И они знают, что, когда дети будут или если дети будут, они будут заниматься детьми больше, чем кто-либо.

Новые возможности, чтобы стать чайлдфри (добровольно бездетными), появились примерно в 60-е годы, когда новая эффективная контрацепция начала внедряться в развитых странах. То есть люди смогли не отказывать себе в жизненных удовольствиях, в сексе и при этом не делать бесповоротных операций, как, например, стерилизации, не перевязывать трубы и не лишать себя навсегда возможности иметь детей. Потому что чайлдфри, которые говорят «я не хочу иметь детей никогда», нужно отличать от тех, кто говорит «я пока не хочу иметь детей, потом я подумаю». Чайлдфри говорят: «Нет, никогда» — но все равно они не любят делать эти бесповоротные вещи, стерилизацию и все остальное, потому что они хотят себе оставить возможность подумать. Наверное, поэтому. Хотя есть и другие причины.

Да, среди них больше молодых. И некоторые из них потом меняют свое мнение. Было одно австралийское исследование, насколько я помню, там соавтором был Ку, видимо, китаец. Оно было лонгитюдным, они к одним и тем же людям пришли через 9 лет. И они сначала их спросили: вы хотите быть родителями когда-нибудь? Одним из вариантов ответа был «никогда», другой — «хочу» и третий — «я не знаю». Потом пришли к тем же самым людям через 9 лет. И оказалось, что среди тех, кто сказал, что никогда не хочет иметь детей, некоторые стали родителями. И более того, из тех, кто не стал родителями, кто-то сказал: а теперь я хочу, теперь я не знаю. То есть вот эти решения на самом деле меняются. Но не всегда они меняются, некоторые так и продолжали говорить: нет, никогда. И другое, тоже интересное, изменение: из тех, кто говорил, что хочет иметь детей, некоторые стали родителями, а некоторые стали чайлдфри за это время. У них нет детей, и они вот именно к этому моменту решили, что нет, не хочу никогда. Я знаю только, наверное, один случай из пяти, с кем я об этом глубоко говорила и с кем на протяжении 10 лет общалась, когда человек ни разу об этом не пожалел.

Бесплодие. Мифы и факты

K списку

Может быть, это правда, а может быть, миф — что бесплодие сейчас растет в связи с тем, что ухудшается экология. И это касается в первую очередь мужского бесплодия. То есть мужчины за рулем, мужчины за компьютером, мужчины сидят. В детстве мужчины в памперсах, а это перегревает весь их механизм репродуктивный. И в результате у них с каждым поколением (и это действительно доказано во всех развитых странах) уменьшается количество подвижных, живых сперматозоидов, способных к оплодотворению. Но пока нельзя сказать, что из-за этого происходит какой-то рост бесплодия.

Другие мифы — что женское бесплодие связано с аморальным поведением, с абортами и с инфекциями. Что вообще это все проститутки и именно у них это происходит. Что было с проститутками в царской России, я не знаю, потому что тогда на самом деле не было антибиотиков и лечить по-настоящему сифилис все равно было невозможно. Но, как я недавно прочитала в некоторых материалах, в принципе уже были презервативы, какие-то другие приспособления и уже существовали в конце XIX века те же самые аборты.

Вообще бесплодие бывает первичным и вторичным. Первичное — это когда с детства есть какие-то причины, аномалии в организме и у тебя никогда не было не детей, а именно беременностей. Плохое ведение беременности и родов часто бывает причиной. Бывает причиной плохая диагностика заболеваний в детстве и у мальчиков, и у девочек. У мальчиков, кстати, чаще, потому что только сейчас приняты какие-то программы, чтобы ими заниматься. Андрологические какие-то. А так само это название — врач-андролог — еще недавно звучало как что-то дикое. Так получилось, что аборт только на 8-м месте стоит как причина бесплодия. Большая часть причин совершенно другие.

Что касается инфекций, то они связаны далеко не всегда с незащищенным сексом. Они могут быть связаны с огромным количеством других причин. А вот тут, наоборот, существуют мифы: «не сиди на холодном камушке», «одевайся тепло» — это все совершенно не важно. Есть целые народы, например, те же англичане, которые с детства держат детей в холоде, и у них не выше уровень всех этих инфекционных заболеваний. Бесплодие у них не выше, а как и у всех.

Теперь о вспомогательных репродуктивных технологиях, или новых репродуктивных технологиях, как их называют. Оплодотворение в пробирке является как бы основной и самой известной. Кроме того, существует еще более давно такая вещь, как искусственное осеменение. Это, кстати, о том, как связаны импотенция, то есть мужская неспособность к сексу, и бесплодие. Они связаны очень опосредованно, иногда почти никак.

Есть еще донорство и суррогатное материнство. Донорство — это когда по тем или иным причинам яйцеклетки берутся не у самой женщины. Самая простая и самая трагичная причина — это когда у нее просто нет яичников. Или у нее, наоборот, проблемы с маткой. Ну вот как раз она попала к плохим врачам. У нее первая беременность закончилась плохо, более того, ей пришлось еще и матку удалить. Или у нее внутри матки слой такой, что там заболевания и зародыш не прикрепляется. Тогда можно использовать суррогатное материнство. Этически это очень загруженная тема.

Что женщины предпочитают и как они мыслят свое родство с ребенком? Потому что у мужчины так или иначе получается: или это мой ребенок генетически, или это мой ребенок только социально. Он от донора, но я его ращу. Это очень похоже на усыновление. Но если это ребенок еще и от любимой женщины, то это как бы проще. Наверно, он частично мой.

У женщины какие-то аналогичные процессы тоже происходят. Она думает: вот донорская клетка, но это ребенок моего мужа, и я буду его любить. Более того, она еще думает: я рожу его своей маткой, своим телом. Материнство — биологическая часть — это родить своим телом. Вот носить в себе. Чувствовать шевеления, роды пережить, кормить грудью. И вот если все это происходит — а это такой длительный процесс, ты с ним сродняешься — то все, это твой ребенок. А гены вот эти все… а кто их вообще когда видел? Если только под микроскопом. Это все, конечно, немножко искусственная конструкция. Очень много тут зависит от диагноза. Перед выбором «или у тебя будет суррогатная мать, или донорская клетка» очень мало кто в жизни стоит. Но подумать об этом, если ты уже давно в этой теме, в этих репродуктивных технологиях, возможность есть. Пациенты это обсуждают друг с другом.

Женщины, которые обсуждают суррогатное материнство, иногда пытаются наладить такой контакт, который действительно похож на вовлеченное отцовство. Они ходят с ней на УЗИ, они гладят ее по животику, они чувствуют шевеления этого ребенка, они присутствуют при родах. И типа прямо им на руки этот ребенок в идеале может родиться.

Исторически так сложилось: считалось, что бесплодной может быть только женщина. Даже если почитать биографии царей и так далее, у которых дети не рождались, они обычно брали новую жену. Считалось, что если у мужчины нормально работает его репродуктивный аппарат в сексуальном смысле, то он не может быть бесплодным. Хотя, конечно, это совершенно не так. Вообще медицинский стандарт такой: сначала исследуем мужчину. Но мужчины очень часто не хотят туда идти, не верят, что это может быть именно с ними связано. И женщины сами не думают, что это может с ними быть связано. Женщина проходит через все обследования и только потом уже приводит своего мужа или вообще приносит только продукт его жизнедеятельности в баночке, потому что он в принципе не хочет туда приходить. И оказывается, что все-таки проблема в нем. И мужское-то бесплодие сейчас растет немножко. Ну или его диагностика растет, поскольку обследовать все население в этой области пока никто не пытался.

Есть Международная классификация болезней. Там даже диагноз звучит так: женское бесплодие, связанное с мужским фактором. Женщина, больная мужским фактором бесплодия. То есть женщина при этом абсолютно здорова, а проблема с ее мужем. Но поскольку обращается к врачу она, то как бы и диагноз ставится ей. Вообще, поскольку приходит женщина, а мужчины вообще об этом не думают и боятся что-нибудь сказать, а бывают серьезные психологические проблемы, когда он что-то такое о себе понимает, врачи очень часто в таких случаях говорят: «Так вы сходите налево». Так было еще недавно совсем. Или, когда стали развиваться современные репродуктивные технологии, они стали говорить: «Ну вот донорская сперма — отличный способ».

Материнство

K списку

Материнство исторически, конечно, менялось очень сильно. Это было в разных странах по-разному. О чем можно судить, если, например, говорить о России, о крестьянской семье в России? Поскольку в XVIII веке, например, в России подавляющим большинством населения были именно крестьяне. Что это было такое, чем являлось материнство?

Детская смертность составляла где-то 30% в первый год жизни. До взрослого состояния, до 20 лет, доживало около половины рожденных женщиной детей. Выживание рода в целом, этого человеческого коллектива, семьи в целом, деревни в целом было гораздо важнее, чем выживание отдельного ребенка. Их оставляли на кого попало, их не кормили, ими не занимались, не перепеленывали в течение всего дня. Все уставали, все работали в поле, собирали хлеб и там что-то еще делали. Потом, когда появлялись другие дети, старших оставляли с младшими. Они были няньками. И у тех, кто был не первый, уже было больше шансов выжить. Зато в выживании первого были заинтересованы сами родители. Но, как вы сами можете уже увидеть, это такой биологический во многом был процесс. В это почти не было включено никакое образование. То есть формирование человеческого капитала человека вот этого, ребенка. Нужно было его научить только хозяйственным делам для тяжелой физической работы, в которой потом проходила вся его жизнь. И больше ничего. Да, родители его этому учили, но они сами были в этом заинтересованы. Голод был угрозой, голод существовал в России до конца XIX века. Это была очень сильная, понятная каждому мотивация.

Основной проблемой было физическое выживание ребенка, на которое все равно никак нельзя было повлиять. Потом начала развиваться медицина, и она начала внедряться достаточно широко. Что, собственно говоря, принесло развитие медицины? Люди поняли, что вот этот конкретный ребенок может выжить, я могу что-то для этого сделать. Стали внедряться какие-то гигиенические практики. Понимание, что вообще, если мыть ребенка почаще, при этом чтобы было тепло в том месте, где его моют, у него больше шансов будет не заболеть. Что кормить его надо по часам, и тогда он выживет с большей вероятностью. Не совать ему какие-то соски из хлеба и вообще как-то за ним лучше следить. И он тогда выживет, и не надо будет рожать больше, не надо будет рожать следующего.

Начала сокращаться рождаемость в России уже в конце XIX века. То есть было семь детей на одну женщину, а стало пять уже в следующем поколении, кто родился в 1890-х. А потом она стала сокращаться все больше и больше. Поколение, которое рожало между двумя войнами, Первой и Второй мировой, — где-то в среднем три-четыре человека приходилось на женщину. И после Второй мировой она упала еще больше.

Образованием тогда, собственно говоря, занималось государство. Оно пришло и сказало: а вот у вас будет школа, и ваш ребенок в эту школу должен ходить. У родителей даже было сопротивление, думали, что там детей научат чему-то плохому. В Советском Союзе появились даже ясли, но они обычно работали в летнее время, во время страды, в деревне. В городе, конечно, нет. Эти детские сады-ясли охватывали население не на 100%. Кого-то они охватывали, и люди начинали уже понимать, что, в принципе, можно рассчитывать не только на себя в вопросе выживания ребенка. А образование тогда вообще не было делом родителей. Они сами были неграмотные крестьяне. Ну да, они проходили ликбез. Но чем они могли помочь ребенку? Если его школа учит, то вот она и учит; так это было. Школа отдельно, родители отдельно. Родители могли его чему-то в хозяйстве научить.

Вот это ощущение, что школа должна сама учить детей, продолжало существовать где-то до самого позднего Советского Союза. Школы были самого разного качества. Далеко не все оканчивали там 10 классов. Кто-то оканчивал 7—8. Но вот эта норма обязательного среднего образования — сначала 3—4-летнего, потом 7—8-летнего — была не с родителями, а все-таки со школой. Кто-то не оканчивал эти обязательные 7—8 классов и тогда, но не было такого ощущения в обществе, что это родители виноваты, они должны добиться любой ценой, чтобы любой ребенок школу окончил. Родители работали, дети были в школе. По улицам они бегали одни с ключом на шее. Если были какие-то бабушки, они в основном готовили еду — если это были крестьянские бабушки. Если это были дворянские какие-то, образованные бабушки — да, они могли читать детям книжки, помогать делать уроки. Но это было не нормой, а исключением. Тут хочется вспомнить о дворянском материнстве в России. Не только в России, а о том материнстве, которое пошло, на самом деле, от Жан-Жака Руссо. Разделение сфер: мужчина — в публичной сфере, женщина — в частной сфере. Частная сфера означает, что она не только рожает детей, но и занимается их формированием. Она формирует их человеческий капитал. То есть от матери зависит, насколько ребенок будет образованным, успешным в жизни, культурным. Для этого сама мать должна быть тоже образованной. Поэтому образование должно быть не только у мальчиков, но и у девочек.

В младенческий период дворянская мать была практически не вовлечена. Существовали всякие кормилицы, мамки, няньки и так далее. В некоторых странах — например, во Франции — ребенка даже отсылали в деревню на младенческий период, чтобы он там жил на воздухе и кормилица им занималась. А возвращался он в семью свою только тогда, когда был готов уже учиться. И то процесс обучения часто связан был с какими-то пансионами, куда он тоже уезжал с концами. В России в основном он жил дома в этот период, хотя по-разному бывало. И все-таки следить за его образованием, мониторить его образование должна была мать. Русские дворянские матери, например, дочерьми начинали заниматься, когда они оканчивали все эти пансионы и надо было их замуж выдавать. То есть у них тогда начинались какие-то процессы коммуникации по поводу того, как надо в жизни устроиться. А сыновьями они занимались более вовлеченно. Посвящали немного больше времени в среднем. Потому что социальный успех сына зависел больше от него самого, чем от его брака. Гораздо больше.

Типы материнства

K списку

Можно сказать, что вот тот «дворянский тип» материнства с современным интенсивным материнством очень сильно связан. Несмотря на то что на интенсивное материнство у культурной части общества возникла какая-то реакция уже в XX веке, и многие стали его отвергать. Потому что это не всегда хорошо для детей и потому что слишком сильно вовлекает женщину и у нее не остается времени, жизни ни на что другое.

А сейчас происходит так, что все перемешивается в каком-то одном флаконе. И это стало происходить в России именно после перестройки. То есть у нас стала распространяться идеология личной ответственности за все, в том числе и за детей, и за родительство. Но при этом то, что у нас женщины весь период Советского Союза работали, тоже на нас наложило отпечаток. И только очень небольшая пропорция сказала: все, теперь я буду полностью в семье. Очень небольшая. Несмотря на очень большую идеологическую подготовку насчет естественного материнства, естественного предназначения женщины. «Вот давайте все делать это». Она мало на кого повлияла, на самом деле. Потому что одновременно раскрылись новые карьерные возможности. И отказываться от этого не хотелось, но и от материнства отказываться тоже далеко не все были готовы. А как возможно все это совмещать: и материнство, причем интенсивное, где ты формируешь человеческий капитал, и карьеру, тоже интенсивную, потому что новый капитализм и от человека на рабочем месте требуется очень много. В результате требования стали несовместимы. Потому что, если женщина все это принимает, от нее требуется 146% минимум от того, что она в принципе может.

Школа слабеет как социальный институт. Все больше перекладывается именно на родителей. Допустим, школьная программа построена так, даже в начальной школе, что учитель как может, так все и рассказал. А усвоили это дети или нет, не важно. Но оценки ставятся так, как будто ребенок должен усвоить полную программу. То есть не то, что учитель рассказал, а то, что ему еще дома помогли. И поэтому большинство как в рабочем, необразованном классе, так и в среднем классе помогает делать уроки своим детям хотя бы в начальной школе. Уже давно так стало. Сейчас есть «мамы-тигрицы», вот эти китайские, от них это пошло развиваться и в других странах. У них свой стиль воспитания, который одна из них описала в книге. Достаточно сурово воспитывающие своих детей и именно ожидающие формирования максимального результата. Вот добиться от каждого ребенка максимум социального, образовательного, того, на что он способен. И достаточно жестко они при этом со своими детьми обращаются. Ну не так чтобы они насилие постоянно применяли, но, скажем так, ласки, всей этой гармоничности там нет и в помине.

Допустим, в Америке так пытаются учить. Это влияние оказывает уже и на самих американских родителей. Там распространяется так называемое вертолетное родительство (helicopter parenting). То есть ты, как вертолет, зависаешь над ребенком в любой его жизненной ситуации и как бы не совсем там присутствуешь, но постоянно мониторишь, мониторишь все, что происходит, постоянно вмешиваешься в какие-то критические моменты. А сейчас происходит то же самое, но только в жизни гораздо большего круга людей. Это и женщина среднего класса, и женщина, которая парикмахером, маникюршей работает. Каждая на своем уровне делает то, что может. У кого больше денег — нанимают репетиторов. У кого меньше денег — сидят сами часами с ними за уроками. И в любом случае они в детей вкладывают это стремление к успеху обязательно. Потому что если не будет у них успеха, то что же будет?

В других странах, насколько я знаю, это менее распространено. Но в благополучных при этом, там, где нет кризиса. «Ну, вот он будет счастлив, и хорошо». В Америке это вертолетное родительство распространено. Потому что всем хочется все максимизировать. А пошло это все с Юго-Восточной Азии, где минимальная рождаемость, где по одному ребенку на семью. Эти люди готовы на любые жертвы, чтобы их ребенок продвинулся как можно дальше вне зависимости от того, что они могут ему дать. Они максимизируют все, что может дать семья.

Когда развивается техника, технология и так далее и материнство становится легче в какой-то одной своей стороне, оно обязательно становится тяжелее в другой. То ли это связано с тем же самым женским комплексом вины, то ли с альтруизмом, присущим материнству или родительству вообще. Но если женские руки освобождаются от постоянной стирки для младенца в связи с тем, что можно памперс поменять, значит, она начинает его чаще носить на руках после еды. Меньше можно готовить, можно покупать готовое детское питание, если есть деньги. Опять-таки есть люди с разными доходами. Есть люди, которые покупают памперс, чтобы в гости только пойти.

Материал подготовлен Ириной Костериной в рамках совместного проекта COLTA.RU и Фонда имени Генриха Бёлля

Идея проекта: Ирина Костерина
Координатор и логист: Юлия Островская
Режиссер: Дмитрий Вакулин
Оператор: Кирилл Бегишев
Монтаж: Ирина Савина
Иллюстрации: Елена Зайкина


Другие материалы курса «Гендер для чайников»:

Что такое гендер?
Что такое семейная политика?
Что такое сексуальная идентичность?
Что такое феминизм?
Что такое маскулинность?
Что такое насилие?
Что такое отцовство?
Как устроены гендерные нормы на Северном Кавказе?

Комментарии

Новое в разделе «Colta Specials»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Интервью про интервьюМедиа
Интервью про интервью 

Олег Кашин, Наталья Ростова, Катерина Гордеева, Ольга Алленова, Илья Жегулев, Олеся Герасименко, Ольга Бешлей и другие известные журналисты — о самом спорном жанре медиа

23 июня 201752270