16 июня 2016Colta SpecialsГендер
128020

Гендер для чайников: Северный Кавказ

Мужчины и женщины — роли, проблемы, стереотипы

текст: Ирина Костерина
Detailed_picture 

COLTA.RU и Фонд имени Генриха Бёлля продолжают новый совместный проект — мы надеемся, что он станет началом большого и осмысленного разговора о сюжетах, которые российское общество предпочитает не замечать или недопонимать.

Как распознать сексизм и не впасть в него самому? Как найти свой собственный «-изм» и научиться ориентироваться в современном гендерном многообразии? Что вообще такое этот «гендер»? Об этом и многом другом — краткий видеокурс «Гендер для чайников», где в наших внутренних противоречиях разбираются лучшие российские эксперты, исследователи и практики, социологи и демографы, специалисты в областях гендерного равенства, прав и обязанностей мужчин и женщин.

Наш эксперт — Ирина Костерина, кандидат социологических наук, координатор программы «Гендерная демократия» Фонда им. Генриха Бёлля.

Нормы и правила Северного Кавказа
Гендерные роли и семейные статусы
Положение женщин и исламский феминизм
Легко ли быть мужчиной на Кавказе?

Нормы и правила Северного Кавказа

K списку

Северный Кавказ — пожалуй, один из самых интересных, необычных и разнообразных регионов России. Среднестатистическому российскому жителю иногда кажется, что это регион, из которого приходят только плохие новости, что это регион архаичный, отсталый и то, что там происходит, не имеет никакого отношения к остальной части России. На самом деле это не так.

И чтобы разобраться в том, как живут мужчины и женщины в этом регионе, в 2015 году Фонд им. Бёлля провел большое социологическое исследование. Оно проводилось в нескольких республиках региона, и мы пытались разобраться с очень разнообразными вопросами, которые касались повседневной жизни мужчин и женщин, взаимоотношений в семье, того, какими нормами и законами регулируется жизнь людей. И здесь существует несколько разных, иногда даже противоречащих друг другу систем. Например, существует достаточно развитая система традиций. Это то, что называется «обычное право». В Чечне это называется «адаты», в Ингушетии — «эздел». Это своего рода неписаный свод законов, которыми регулируются повседневная жизнь людей, их семейная жизнь и различные отношения между семьями, кланами и так далее.

Другая большая нормативная база основывается на исламской этике, и это называется «шариат», или «шариатское законодательство». В последние годы оно получает все большее и большее влияние на Северном Кавказе. Часто повседневная жизнь и семейные отношения также регулируются нормами шариата.

Ну и, конечно, существует российское законодательство. Но интересно, что к нему чаще всего обращаются уже в том случае, когда ни одна из предыдущих упомянутых норм не работает. Когда невозможно урегулировать ситуацию ни по традициям, ни по шариату, тогда люди обращаются в российский суд. И опять же это происходит, например, при ситуации развода и принятии решения, с кем останутся дети после развода.

Северный Кавказ прошел несколько десятилетий советской модернизации. И в советское время женщины, которые проживали на Северном Кавказе, в общем-то мало чем отличались по своему образу жизни, по поведению и даже внешности от женщин, которые жили, скажем, в средней полосе России. Они также работали, воспитывали детей, выходили замуж, получали образование, путешествовали, встречались со своими подругами. Надо сказать, что с советского периода все эти практики сохранились и до сих пор роль женщины на Северном Кавказе определяется, можно сказать, завоеваниями советского периода.

С другой стороны, поводов для «экзотизации» Северного Кавказа все же хватает. И особенно это проявляется в положении женщин, в той роли, которая отводится женщинам в этой культуре. На Северном Кавказе, в отличие от других регионов Российской Федерации, до сих пор практикуются так называемые harmful practices. Под этим термином, в частности, ООН понимает набор губительных или вредоносных для женщин практик. Например, это селективные аборты. Что это такое? Когда родители будущего ребенка на УЗИ узнают, что это будет девочка, а у них, например, уже есть одна или две дочери, они иногда принимают решение не рожать этого ребенка, а дождаться, когда в следующий раз УЗИ покажет, что будет мальчик.

К другим видам вредоносных практик относят так называемые убийства чести. Когда есть подозрение, что девушка вела себя неподобающим образом, ее репутация запачкана, то мужчины, члены семьи, могут принять решение убить ее и таким образом смыть позор с семьи. Как правило, мужчина, который осуществляет это убийство, — брат или дядя. Конечно, такие случаи не являются распространенной практикой. Все-таки мы говорим о единичных случаях. Но тем не менее они фиксируются, хотя родственники не обращаются в правоохранительные органы. Как правило, никакие уголовные дела не заводятся. Может случиться, что мы приедем в село, где местные жители знают, что вот в этой семье девочка была убита именно по причине «убийства чести».

Другая экзотическая практика — это похищение невест. На самом деле это не выглядит так весело и романтично, как в «Кавказской пленнице». Это довольно серьезное преступление, когда девушку силой увозят на машине. И поскольку она проводит ночь вне родительского дома с незнакомым мужчиной, то часто она вынуждена выйти за него замуж и оставаться всю жизнь его женой. Ее родители не соглашаются ее принять, поэтому ситуация для многих девушек оказывается вынужденной.

Другая практика — это ранние браки. Хотя официально браки с несовершеннолетними запрещены российским законодательством и руководители республик на Северном Кавказе говорят, что они не одобряют эту практику и что она должна быть запрещена, — все равно в отдельных селах девушек отдают замуж против их воли в достаточно раннем возрасте — в 14—16 лет.

Еще одна обсуждаемая практика — это многоженство. По Корану, по исламу, мужчина может взять себе до четырех жен. Но опять же: как к этой ситуации относятся сами женщины? Согласно нашему исследованию, некоторые женщины идут на этот шаг добровольно, они соглашаются быть вторыми женами. Кроме того, бывают случаи, когда женщина даже сама находит мужу вторую жену. Например, когда она не может родить ребенка или по каким-то другим соображениям, даже, может быть, экономическим. Но наше исследование показывает, что часто эта ситуация для первой жены все-таки вынужденная и нежелательная. И многоженство было названо одной из главных причин, по которым женщины решаются на развод.

Что касается развода, это тоже очень интересная история. Как я уже сказала, разводы часто регулируются религиозными нормами — шариатским правом. Но сюда часто вмешиваются местные обычаи и традиции. Например, в Чеченской Республике по традиции после развода дети остаются с семьей мужа. И они воспитываются либо его матерью, либо другими женщинами-родственницами. Поэтому многие женщины, которые хотели бы развестись со своими мужьями, тем не менее вынуждены оставаться с ними жить, потому что они понимают, что после развода с детьми им будет видеться трудно.

Ну и, наконец, мало кто знает, но в некоторых селах Дагестана стало практиковаться женское обрезание. У нас женское обрезание ассоциируется с малоразвитыми странами, с Африкой, но никак не с Россией. Тем не менее как раз это пример нововведенной практики, которая стала появляться только сейчас. То, что исследователи называют «новоизобретенными традициями», когда под влиянием возвращающихся из Саудовской Аравии, из Египта людей эта практика стала распространяться. И в некоторых селах для девушки даже невозможно выйти замуж, если она не прошла эту процедуру обрезания. Фактически сейчас она является обязательной в отдельных горных регионах, в некоторых селах.

Надо сказать, что весь этот набор практик часто оправдывается либо традициями — «у нас так принято», «это в наших адатах», — либо исламом. Но почти все из этих практик, на самом деле, если разобраться, не имеют никакого отношения ни к адатам, ни к исламу. Например, «убийства чести». Ни в каких адатах не зафиксировано, что женщину нужно убивать, если есть какие-то подозрения насчет ее чести и репутации. Что касается ислама, то в Коране убийства людей вообще запрещены, и есть очень сложная процедура доказательства факта прелюбодеяния. Тем не менее, часто используя предрассудки, заблуждения, люди отсылают именно к адатам и шариату как к такой референции, согласно которой у них есть право совершить это.

Гендерные роли и семейные статусы

K списку

Советская модернизация, которая оставила сильный отпечаток на повседневности и практиках жизни людей в этом регионе, сказалась в том числе и в том, что почти все женщины, проживающие там, экономически активны. Они работают наравне с мужчинами. Встречаются случаи, когда женщина зарабатывает больше, чем ее муж. Встречаются случаи, когда женщина является основным или единственным кормильцем семьи. Это воспринимается, в общем-то, как такая абсолютная норма. Никого это не удивляет. Женщины могут заниматься бизнесом, женщины могут занимать достаточно высокие посты на рабочем месте и участвовать в местной политике. А также никого не удивишь сейчас женщиной за рулем. Хотя, конечно, сохраняются некоторые предрассудки, но, впрочем, они существуют и во всех других регионах России.

Однако роль женщины в семье — это центральная роль, через которую определяется ее социальный статус. Женщина-жена, женщина-мать — это самые нормативные и иногда фактически единственные роли, которые может занимать женщина в этом обществе. В то же время существует своеобразная иерархия статусов. Если говорить о самой уважаемой женщине, то это, конечно, мать. Очень многие мужчины отзываются о своих матерях с большой любовью, теплотой и говорят о том, что образ матери вообще священный; именно эту женщину они боготворят, уважают, и она пользуется авторитетом.

Роль сестры для мужчины на Северном Кавказе также очень важна. Поскольку семьи часто имеют много детей, то старший брат является той фигурой, которая очень часто замещает отца. Не только в тех ситуациях, когда отца нет. А просто он выступает как своего рода наставник, и поэтому очень многие братья тоже отзываются о своих сестрах с большой любовью, заботятся о них, посвящают им много времени.

Чего не скажешь о месте жены. Потому что получается, что роль жены по сравнению с матерью и сестрой где-то уже на третьей, иногда даже на четвертой, позиции. На это часто очень жалуются молодые девушки. Опять же в нашем исследовании мы встретили немало случаев, когда молодая девушка приходит в семью мужа, живет вместе со свекровью и чувствует себя абсолютно бесправной. Свекровь в любом случае является сильной и авторитетной женщиной, у нее больше власти, больше права, и она остается главной хозяйкой в этом доме. Молодая девушка не чувствует своего права, не чувствует своего места в этом доме. И, например, плохие отношения со свекровью тоже отмечались как одна из причин разводов на Северном Кавказе.

В то же время в молодом поколении достаточно сильно проявляется тенденция к индивидуализму и нуклеарности. Расширенные семьи по-прежнему пользуются популярностью, очень многие люди живут со своими родителями. В большей степени это характерно для Чечни и Ингушетии. Но и в других республиках это встречается. Например, в сельской местности. Тем не менее все больше и больше можно заметить, что молодое поколение решает жить отдельно. Интересно, что часто их родители поддерживают в этом и говорят, что да, так, наверное, у нас будет меньше конфликтов в семье. Поэтому желаемый образ семьи — это когда пара живет отдельно, заводит детей, у них свой дом. Но родители существуют где-то рядом, чтобы помогать с детьми, иногда материально.

В молодом поколении вообще можно отметить, что идет некий конфликт с предыдущим поколением. Если раньше, несколько десятилетий назад, старики пользовались абсолютным уважением и авторитетом на Северном Кавказе, даже существовали советы старейшин — это такой целый социальный институт, к которому обращались в случае чего для урегулирования конфликтов, — то сейчас молодое поколение, можно сказать, постепенно забирает эту власть у старшего поколения. Они предпочитают многие решения принимать сами.

Кроме того, именно новое поколение выглядит очень противоречивым с точки зрения тех ценностей, которые оно несет. Бывают случаи, когда девушки, увлекшись религией, глубоко погрузившись в эту тему, сознательно решают надеть хиджаб. Чем, например, поражают своих абсолютно светских родителей, которыми это воспринимается как ценностная катастрофа. Тем не менее многие девушки аргументируют свой выбор и говорят о том, что они делают это абсолютно сознательно. Их родители вынуждены в конце концов смириться с такой ситуацией.

В то же время картинка, конечно, далека от идеала. Например, встречаются ситуации, когда мужчины, братья или мужья, полностью контролируют поведение женщин, их внешность, следят за тем, куда они ходят. Во многих ситуациях молодые девушки не могут выйти вечером в публичные места, погулять в парке или пойти в торговый центр без сопровождения старшего брата. Такая ситуация воспринимается ими, конечно, как ситуация принуждения и контроля, но в то же время они вынуждены с ней соглашаться, потому что от этого во многом зависит репутация самого этого брата. И если кто-то увидит на улице вечером гуляющую девушку, то замечания будут делать не ей, а будут высказывать брату, что он не следит за своей сестрой. Опять же по этой причине многие мужчины контролируют, например, переписку в интернете или проверяют телефоны у своих жен, у своих сестер. Они опасаются за репутацию: вдруг та занимается чем-то предосудительным.

Почему это все происходит? На Северном Кавказе мужчина является основным публичным лицом семьи. На нем лежит вся ответственность. И общество ожидает, что именно он должен контролировать поведение женщин своей семьи, отвечать за их репутацию. Если что-то происходит, то это его вина. Значит, он неправильно воспитал или не уследил. Или сделал еще что-то такое. В любом случае это сказывается на его репутации.

В нашем исследовании мы обнаружили очень высокий уровень домашнего насилия на Северном Кавказе, особенно в Чеченской Республике. Две войны, через которые прошла Чечня, конечно, оставили след, и почти в каждой семье есть своя история — история погибших, история воевавших, история раненых или тех людей, которые вынуждены были уехать в эвакуацию в другую республику, жить у родственников. Но тем не менее воспоминания о военных действиях — это очень важная часть биографии и очень важная вещь, которая определяет повседневность людей и их отношения друг с другом. Это проявляется в том числе и в семейном насилии, домашнем насилии. Потому что многие мужчины не справляются с последствиями посттравматического синдрома, не находят какого-то легитимного выхода своей агрессии. Все это в результате выливается на домашних, на жену и детей.

Положение женщин и исламский феминизм

K списку

Как я уже говорила в самом начале, картинка совершенно не черно-белая. В северокавказских культурах есть много чего, что нравится самим женщинам. Например, они говорят, что их традиции и местные правила защищают их, они чувствуют себя более уверенными, более уважаемыми. Это может даже проявляться в социальной дистанции на улицах — если женщина идет по улице, то мужчины не будут приближаться к ней, и вообще не принято прикасаться к незнакомым женщинам, вести себя как-то неуважительно и фривольно.

В том числе женщины Северного Кавказа говорят, что и дресс-код, который многие из них добровольно сами решают использовать, — как, например, хиджаб и закрытая одежда — защищает их, скрывает их от нежелательных взглядов. Многие женщины очень гордятся именно такой добродетелью, как они говорят, «чистотой» северокавказских женщин.

Как и во многих других случаях, можно отметить тенденцию, что женщины меняют свое поведение по отношению к браку. Например, молодые девушки иногда сознательно стремятся отложить момент замужества, чтобы получить образование, найти хорошую работу. И лишь затем в более позднем возрасте, чем это было раньше, выходить замуж и рожать детей. Это общемировая тенденция, которая также проявляется и на Северном Кавказе. Необходимость получения образования рассматривается как своего рода парашют, который можно использовать, если что-то в жизни пойдет не так. Например, родители говорят девушке, что образование ей нужно получить, чтобы если вдруг она, скажем, разведется и останется одна с ребенком, она могла в этом случае прокормить себя и ребенка.

Интересно, что многие женщины, которые получили высокий статус и стали «сильными женщинами», иногда не очень радуются этому положению дел. И одна из стратегий — это все-таки поиск более сильного мужчины, на которого можно опереться, чтобы не принимать самой все важные решения и чтобы не быть главным экономическим субъектом семьи.

В то же время другие женщины используют разнообразные стратегии для того, чтобы выходить из-под гнета патриархата. В случае, когда над ними тяготеют традиции и какие-то вещи им не нравятся, они, например, принимают решение не выходить замуж. Это тоже одна из распространенных стратегий, которую мы обнаружили в нашем исследовании. Потому что неудачные примеры из жизни подруг или собственных матерей, которых слишком сильно контролируют их мужья, приводят женщин к выводу, что лучше жить одной, быть независимой, но пожертвовать семейным счастьем, которое достаточно важно в этой культуре. Поскольку роль семьи, статус семьи занимает центральное место в кавказской культуре.

Некоторые женщины сознательно решаются на развод. Если еще несколько лет назад быть разведенной — это была достаточно серьезная стигма, то сейчас можно заметить, что количество разводов (хоть и не светских, а религиозных) тем не менее увеличивается. А многие женщины отмечают, что для них важнее быть свободными, важнее жить той жизнью, которой они хотят, чем сохранять семью, которая не приносит им счастья и является только закрепощающим местом, ограничивающим их права и свободы.

Вообще, если говорить о том, насколько традиции и религия влияют на жизнь женщин и закрепощают их или, наоборот, освобождают, здесь обязательно стоит упомянуть такое явление, как исламский феминизм. Многие женщины, живущие в исламских странах или, скажем так, в странах с сильным влиянием ислама, стараются использовать те положения Корана и те нормы шариата, которые как раз возвышают женщину и делают ее положение особым, более уважаемым. Кроме того, в Коране написано достаточно много о том, что женщины и мужчины равны. Это естественно, что перед Богом все равны, поэтому эти нормы исламские феминистки используют, и через это они снимают конфликт — как быть современной женщиной и в то же время быть религиозной. Например, такие исследовательницы, как Лейла Ахмед или Фатима Мерниси, как раз являются практикующими мусульманками, они обе религиозные. Тем не менее они основываются вполне на феминистских традициях.

Легко ли быть мужчиной на Кавказе?

K списку

Вообще для кавказского мужчины честь, репутация — это те центральные вещи, на которых строится маскулинность в современной ситуации, когда у мужчин часто не хватает доступных, легитимных ресурсов. Например, через деньги, через успех; это часто делается именно через создание публичного образа сильного мужчины, который главный в семье, он все контролирует, его все слушаются. Иногда это приводит даже к таким курьезным ситуациям, когда есть договоренность между мужем и женой, что жена должна публично отпрашиваться у мужа куда-то. И он «разрешает» ей пойти. Но на самом деле это некая игра, разыгрываемая на публику. И люди могут жить в эгалитарных вполне себе отношениях, но соблюдать те правила, приличия, которых требует от них местное общество.

Общественное мнение для мужчины на Северном Кавказе — это очень и очень важно. От этого зависит его репутация, от этого во многом зависит его жизнь. Если мужчина не соответствует каким-то местным ожиданиям и представлениям, у него может быть достаточно печальная судьба. Он не может устроиться на хорошую работу, за него могут не отдать хорошую девушку из этого села. И все может иногда закончиться очень печально, тем, что мужчина вынужден уехать из этого села — просто потому, что он становится изгоем, не соответствует этим нормам.

Надо сказать, что эти нормы, которые мы называем патриархатом, фактически одинаково ложатся тяжелым грузом и на мужчин, и на женщин на Северном Кавказе. Эти ожидания — попытка соответствовать некоему образу, который создается общественным мнением, — достаточно тяжелая штука. И мужчины являются в той же степени жертвами патриархата, что и женщины. Они все время вынуждены все контролировать, они вынуждены защищать свою репутацию. Они вынуждены защищать честь своей семьи даже там, где нет для этого никаких оснований.

Одним из проявлений такого рискового поведения может быть ситуация, когда мужчины, например, гоняют на машинах. Они показывают всем, какие они крутые. Или парень может вести себя очень задиристо, вызывать на бой, драться, побить какого-то другого юношу. Просто ради того, чтобы показать, что он сильный, что он смелый, и тем самым зарабатывать себе особые «репутационные очки» в своем обществе, в своем селе или городе.

В то же время важно понимать, что рамки, заданные местными правилами, достаточно жесткие. И в них очень сложно оставаться, соответствуя всем этим предписанным ожиданиям от мужчины, каким он должен быть и как он должен себя вести. Поэтому часто бывает, что мужчины либо начинают слишком сильно соответствовать этим ожиданиям, перегибать палку, либо пытаются изобрести какие-то новые правила. В ситуации на Северном Кавказе это особенно актуально. Потому что то, что происходит с этим обществом, исследователи часто называют ситуацией аномии. То есть это отсутствие понятных правил и ценностей. Отсутствие понятных правил, по которым играют люди. Иногда становится совершенно непонятно, что правильно, а что нет, что допустимо, а что недопустимо. В этой ситуации опять же мужчины оказываются теми, кто должен изобрести и утвердить эти новые правила и дальше контролировать, чтобы все жили по этим новым правилам и выполняли их.

Самая страшная вещь, которая может случиться с кавказским мужчиной, — это потеря лица и публичное унижение. Сейчас появляются случаи, когда этим пользуются местные власти. Известен случай, когда с одного мужчины в Чеченской Республике сняли штаны, все это сняли на камеру и показали по местному телевидению. Конечно, это страшное унижение, и представить, как будет жить этот человек дальше в республике, довольно сложно. Это связано со всеми сферами его жизни и, возможно, даже отразится на репутации всей его семьи.

Может показаться, что все эти практики являются уникальными и существуют только на Северном Кавказе. Но на самом деле это не так. Скорее, Северный Кавказ является своего рода увеличительным стеклом, и в этом регионе в более утрированном виде сконцентрировались многие вещи, которые существуют и в других регионах России и мира. Существуют гендерные иерархии и поляризованные гендерные роли, необходимость для мужчины сохранять свое лицо, свою репутацию.

Материал подготовлен Ириной Костериной в рамках совместного проекта COLTA.RU и Фонда имени Генриха Бёлля

Идея проекта: Ирина Костерина
Координатор и логист: Юлия Островская
Режиссер: Дмитрий Вакулин
Оператор: Кирилл Бегишев
Монтаж: Ирина Савина
Иллюстрации: Елена Зайкина


Другие материалы курса «Гендер для чайников»:

Что такое гендер?
Что такое семейная политика?
Кому и зачем нужно материнство?
Что такое сексуальная идентичность?
Что такое феминизм?
Что такое маскулинность?
Что такое насилие?
Что такое отцовство?

Комментарии

Новое в разделе «Colta Specials»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Интервью про интервьюМедиа
Интервью про интервью 

Олег Кашин, Наталья Ростова, Катерина Гордеева, Ольга Алленова, Илья Жегулев, Олеся Герасименко, Ольга Бешлей и другие известные журналисты — о самом спорном жанре медиа

23 июня 201799590