Дягилев-24

Пермский фестиваль Курентзиса перешел на круглосуточный режим

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture© Никита Чунтомов

Программа нынешнего Дягилевского фестиваля напоминает расписание то ли поездов дальнего следования, то ли монастырских служб на Афоне. К примеру: с часу до трех ночи дают «Cantos» Алексея Сюмака, потом бежим в храм-музей к деревянным «пермским богам» слушать Лигети и Хильдегарду Бингенскую, потом встречаем рассвет на Каме, пьем с Курентзисом кофе из подвезенных термосов. В чуть более привычное время в Театре-Театре играют на музыкальных инструментах в больших аквариумах с водой (датский проект AquaSonic), а в Дягилевской гимназии люди в белом из итальянского Центра Ежи Гротовского проживают и пропевают христианские тексты (перформанс «Скрытые изречения»). Новый парфюм Theros 17 от Теодора Курентзиса, тоже каким-то боком становящийся фестивальным событием, благоухает Востоком. Спиритуализация идет параллельно с гламуризацией, но непостижимым образом они друг другу не противоречат.

Само собой, сюда прилагаются выставки, кинопоказы, мастер-классы, лекции и даже утренние занятия йогой в фестивальном клубе-шатре перед оперным театром. Дважды в день группы странных людей в наушниках стартуют с городского кладбища в «бродилку» по городу, ведомые компьютерным голосом проекта «Remote Perm» (Пермь — третий российский город после Питера и Москвы, который вступил в эту международную игру), периодически вызывая проклятия местных социальных сетей. В соответствующие инстанции поступают и жалобы об оскорблении чувств «красными человечками с лицом Дягилева», которыми заселили театральный сквер. Но это уже, скорее, забавная пикантная приправа к супермодному и супермощному событию, каким сейчас является Дягилевский фестиваль.

Концерт под водой AquaSonic© Марина Дмитриева

Фестиваль в этом году (он проходит с 14 по 25 мая) начался тем, чем в прежние годы заканчивался, — симфонией Малера в исполнении расширенного оркестра MusicAeterna. На этот раз была Первая. Оркестр приехал прямиком из Венеции, где ее же исполнял в рамках открытия биеннале. Там Курентзис не упустил случая сплавать с музыкантами на остров Сан-Микеле к могилам своего патрона Дягилева и Стравинского, 135-летие которого отмечается в этом году, и сыграть им Адажиетто из Пятой симфонии Малера (даже арфу туда довезли по воде). Этим же Адажиетто на концерте-открытии в Перми помянули бессменного директора Олега Романовича Левенкова, руководившего Дягилевским фестивалем еще с 2003 года и в 2012 году хорошо вписавшегося в команду Курентзиса.

Прощальной тематике соответствовал и скрипичный концерт Альбана Берга «Памяти ангела» (написанный композитором под впечатлением от смерти 18-летней дочери Альмы Малер и Вальтера Гропиуса), в котором полноценным лидером наравне с Курентзисом был скрипач Айлен Притчин. Вообще фестиваль начался с кульминации, градус накала и уровень удивления от, казалось бы, наизусть известной музыки были примерно как год назад на «Травиате». Нынешним летом пермяки играют Малера и Берга на фестивале в Зальцбурге, Москва и Питер услышат эту программу осенью.

Ансамбль Алима Гасымова© Никита Чунтомов

Если прежде Дягилевский фестиваль очаровывал тем, что во время него можно встретить практически всех, кого знаешь и любишь, то сейчас, пожалуй, самое увлекательное — это узнавание того хорошего, о чем еще не подозревал. Речь не только о музыке в аквариумах. В первую очередь, это ощущение пашни, которая сочно заколосилась (все рассказывающие про ДФ привыкли извиняться за пафос, но без него никуда). Растет просто изо всех дыр, не умещаясь в основную программу. Все эти «Лаборатории современного зрителя», обширные образовательные программы, подсуетившиеся туроператоры, подушки, раскинутые по полу оперного театра вместо партерных кресел во время выступлений звезды азербайджанского мугама Алима Гасымова и звезды индийской раги Харипрасада Чаурасии, молодежь вокруг премии «Резонанс», молодежь вокруг композиторских проектов, молодежь вокруг старинной музыки — и вот кажется, что хлынули целые толпы новых, любопытных, открытых и в основном молодых людей.

И да, они существенно оттеснили тех, кто привычно требует «Снегурочку» и «Щелкунчика», иначе «ребенка сводить некуда». Но уныния от этого почему-то никакого не возникает. Наоборот, то и дело возникают поводы для радости. Будь то отличная #брэдбериопера (совместный проект выпускников Образовательной программы прошлого фестиваля и композиторской академии в Чайковском, в результате надо запомнить как минимум имена композитора Андрея Бесогонова и дирижера Азима Каримова). Или музицирование четырех струнников из MusicAeterna (один из которых — только что игравший Берга Айлен Притчин) на одной сцене с азербайджанскими кеманчой и таром. Или постепенно складывающаяся привычка меломанов из других городов и даже стран проводить отпуск в Перми, которая уже не кажется дикостью. Или зубастые хроники молодого новосибирского блогера, лихость которого трогательно тает при соприкосновении с харизмой главного героя всего здесь происходящего.

Ссылки по теме

Комментарии

Новое в разделе «Академическая музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Дом для хрусталяКино
Дом для хрусталя 

Кино глазами инженера — «Любить человека» во Дворце пионеров на Воробьевых горах

18 августа 201714080