3 апреля 2014Литература
681950

Владимир «Адольфыч» Нестеренко: «Слабовата Россия рамсить со всем миром»

Русский писатель из Киева — об империалистической войне, «Правом секторе» и украинской непредсказуемости

текст: Евгений Домрачев

COLTA.RU продолжает публикацию разговоров с крупнейшими живущими на Украине писателями — русскими и украинскими. После Сергея Жадана и Оксаны Забужко — интервью с Владимиром «Адольфычем» Нестеренко, автором «Чужой» и «Огненного погребения».

© Jura Kanevski

— Сашко Билый — из Пермской области, а Владимир Мединский — из-под Черкасс. Нас готовили к тому, что будущие войны будут религиозными или хотя бы по крови. А теперь оказывается — по факту прописки. Мусульмане Чечни с православными Москвы против православных Киева и мусульман Крыма.

— Не вполне согласен с тезисом, что нас готовили к религиозным войнам или войнам по крови. Не знаю: кого это «нас»? Мое поколение готовили к войне с американским империализмом, китайским гегемонизмом, германским реваншизмом, агрессивным блоком НАТО и, конечно, с международным сионизмом, с поджигателями войны. Воевали мы тогда с религиозными фанатиками в Афганистане, наймитами мирового империализма, да это и не война была, так, фикция, ограниченный контингент в какой-то средневековой сказочной стране. Гробы только были настоящие. Что касается войн по «прописке» — это разжигается, довоевывается проигранная война. После падения СССР не было полномасштабной гражданской войны, только «холодная гражданская», известная сейчас как 90-е годы. Видимо, решили довоевать, мало было, что все вытерли о нас (и о вас, о вас в основном) ноги, весь мир, хочется еще и еще. Ну и еще — на Украине не делается разница, русский или украинец. Несмотря на анекдоты, шутки и «хто нэ скачэ — той москаль». Гражданин на себе этого не испытывает, он испытывает только гнет власти, там же, во власти, и рождаются все эти «москали» и «хохлы». Распределяй и властвуй.

— Многие украинцы годами достаточно благодушно воспринимали угрожающую риторику у себя под боком, для них российская агрессия оказалась полной неожиданностью. В прошлом году вы предполагали подобный ход событий?

— Я не предполагал подобного и месяц назад, а зря. Никому и в голову не могло прийти, что Россия на нас нападет. Можно было думать на Румынию, Венгрию, в целом — на «тех», на Запад. У нас были договоры, большой договор 1997 года, наши войска стояли в основном на Западной Украине и на Юго-Западе, в нас должен был завязнуть агрессор, пока Россия соберется с силами. Все как и во Второй мировой. Днепровский каскад водохранилищ — это ведь защитный рубеж, должны были подорвать плотины, тогда образовалась бы 40-километровая зона затопления, непроходимая для противника, ядерное болото. А риторика — ну кто на нее обращал внимание, наши страны устроены на лжи, телевизор вместо ГУЛАГа, никто не отвечает за слова, мы привыкли.

— Как отнеслись вы и украинцы к грузинским событиям 2008 года? Разве никаких опасений не возникло?

— В грузинских событиях 2008 года все забывают, что де-факто Южная Осетия и Абхазия были отделены от Грузии, ей не подчинялись. Они имели свои силы самообороны, это все продолжалось с начала 90-х. Ничего подобного с Украиной и Крымом не было. Крым был обычной областью с более широкими полномочиями. Никакой партизанской войны: платили налоги, получали дотации, избирали и избирались. Так что, повторюсь, мы не думали о возможной агрессии РФ вообще.

— Ожесточенное отношение к украинским событиям принято объяснять «ТВ-зомбированием» и ударной работой «киселева», забывая об исходной предпосылке. В сознании российского гражданина государства Украина не существует. А если и существовало, то в роли исторического недоразумения, которое следует поправить. Вы — русскоязычный киевлянин, чьи литературные компетенции востребованы в Москве. Когда и почему вы ощутили ценность самостоятельного украинского проекта?

— Не готов обобщать про сознание российского гражданина, потому что никогда не обсуждал с простыми гражданами политику. А с теми россиянами, с которыми обсуждал, — так они не простые, и у каждого свое мнение. Думаю, что дело все же в пропаганде. А что до Украины как недоразумения — посмотрите на карту мира, весь мир состоит из таких недоразумений. Пакистан недоразумение — индусы, но мусульмане, Хорватия — сербы, но католики, поляки — русские, но не русские, Финляндия — русские, но финны. Отсутствие у Украины ядерного оружия — вот что спровоцировало эту войну, а истинная причина — самодержавие, несменяемость власти в России. Головокружение от успехов. Хотя русские всегда были имперским народом, народом-царем, из себя извергающим Царя-мучителя, от которого и страдают. Занимательная этнография, особенно если посмотреть, кто граничит с Россией по Амуру и через Берингов пролив: народы, для которых эта особенность русских — всего лишь курьез. Что до меня — я не русскоязычный киевлянин. Если говорить о литературе, я сущность из интернета, а физически могу быть где угодно, в той же Болгарии, например. В интернете я вижу несколько тысяч умных людей, которые и представляют для меня современную русскую культуру. То есть я русский писатель, а где я и откуда — разницы нет. Что до украинского проекта — меня устраивает, что на Украине три православные, греко-католическая и католические церкви, что у нас есть выборы, есть парламент, я говорю на родном языке в родном городе и всюду я дома — хоть во Львове, хоть в Крыму. Ну, сейчас балкон отжал сосед, вида на море нет. Будем что-то с этим делать по своей скромной возможности. Меня устраивало, что Украина не вела никаких войн, кроме «газовых», что в ней нет и не было межнациональных конфликтов, что в ней не судят за слова или танцы в церкви, что украинцы работают сами, а не завозят из-за рубежа рабов. В целом Украина — либеральное государство с высоким уровнем коррупции. То есть гражданину, который не собирается в 40 лет стать космонавтом и из космоса бомбить Америку, на Украине жить значительно легче, чем в России. Было либеральным, но, похоже, больше не будет, «брат у ворот».

— Семьи ругаются насмерть. Наверняка и у вас в России остались близкие люди. Что вы им сказали в эти дни и прислушались ли они к этим словам?

— У меня много близких в России, но мне никогда не пришло бы в голову обсуждать с ними политику. И им не приходит. Созвонились, поговорили: а правда, что?.. — Нет, неправда. — Ты успеешь переехать к нам, если… — Надеюсь. И все на этом. Я сказал, что на Украине революция, эксцессов (погромов, резни) нет, есть жертвы революции, и главное — что «фашисты» у нас не настоящие. Так оно и есть, просто эксплуатируют модную тему.

— Ваше видение феномена «Правого сектора» (организация, запрещенная в РФ)? Это как те большевики, которые брали деньги у германской ФСБ и потом переиграли все по-своему?

— «Правый сектор» — коалиция нескольких патриотических (правых, ультраправых) организаций с общей численностью до 300 человек. Революция наполнила их, как губку, массами. А именно — молодежью и откровенными малолетками, которые искали себе применение. Сейчас — обратный процесс: революция в целом закончена, малолетки покидают «ПС», надо учиться и работать. Для понимания россиян — это «РНЕ Баркашова», «РНЕ без Баркашова», «ОБ-88», в которые непосредственно на баррикадах влились хулсы «Спартака», ЦСКА, «Зенита» и т.д. плюс малолетние скины. Вот вам и «Правый сектор». Что до нацизма и т.д. — они не нацисты.

— И все-таки вопрос был не столько о терминах: хоть бы и нацист или сатанист — кого это сейчас смущает?

— «Нацист», «сатанист», «педераст» и т.д. — меня смущает. Я либерал, а по воспитанию — совок-интернационалист, по вере — православный.

Гражданину, который не собирается в 40 лет стать космонавтом и из космоса бомбить Америку, на Украине жить значительно легче, чем в России.

— В каком приходе состоите?

— Крещен я во Владимирском соборе, сейчас он принадлежит УПЦ КП, на момент крещения принадлежал УПЦ МП. Мои старшие родственники принадлежали к Украинской автокефальной православной церкви, я же посещаю любую православную церковь — ту, которую удобнее посетить. Которая ближе или, в других городах, — ту, которая привлекла внимание. Ну и церкви на кладбищах. Также я уверен, что ни в какого Бога нынешние «православные» не верят, ни миряне, ни попы, достаточно пересчитать, кто стоит всенощную: вот это и есть верующие, а остальные — обрядоверцы. Читал где-то, что процент верующих от «православных» — от 1,5 до 3. Вот в эти цифры — верю.

— Вы хорошо знакомы с членами Pussy Riot. На ваш взгляд, почему они фактически проигнорировали украинскую революцию? Вы общались с ними на эту тему?

— Я знаком, конечно, с Толоконниковой. Мы когда-то обсуждали с ней (точнее, не только с ней, много было людей) вопросы революции. Тогда я высказал свое мнение: мне, как гражданину Украины, было бы неприятно, если бы делать революцию приехали иностранцы. Так же и я не считаю себя вправе делать революцию в России. Народы сами разберутся, что им делать. Как говорится — вы уедете, а нам здесь жить. Кроме того, Толоконникову и Алехину во время революции на Украине выпустили из лагерей, это минимум два месяца стресса, когда не до революций у соседей. Толоконникова для своего нежного возраста достаточно умна, чтобы заняться собственной страной и собственной семьей, своим ребенком, своим миром, а не принимать участие в революции на Украине или, допустим, в Киргизии. Это дело лимоновских дурачков: надеюсь, их выловят на Востоке Украины и оставят поработать на благо Украины — буквально «двушечку», по заветам российского царя.

— Насколько важен для Украины импульс «Правого сектора»? Смогут ли они подвинуть временное правительство? Во всяком случае, «Свободу» они затмили.

— «Свобода» — это ДПНИ со всеми вытекающими. Зонтичная структура хитрых, но недалеких людей. 10% взяли на выборах. Это протестное голосование: хватит врать и воровать, а что делать — ХЗ. «Правый сектор» более последовательный, а временного правительства как бы нет. Это Юлька, «Батькивщина» на всех постах. Поэтому не подвинут. Выборы только подвинут, всенародное прямое, тайное, равное голосование.

— В итоге избиратель «Свободы» выбирает «Правый сектор» и готов воевать? Каков этот процент среди обывателей?

— Процентов семь или шесть. Воевать готовы все, не самостоятельно, конечно, но в составе регулярной армии. В конце концов, ваши победы — это и наши победы. Во всех войнах.

— Ранее вы симпатизировали Тимошенко (и получается, автоматом Турчинову, Яценюку — т.е. нынешней власти). Сейчас ваше отношение не изменилось?

— Я никогда не симпатизировал ни лично Тимошенко, ни БЮТу и рассматривал их только как абсолютную, непримиримую оппозицию Партии регионов и Януковичу. Поэтому мог проголосовать за них, то есть против рыгов. Если проще, смотрите на кланы: БЮТ — днепропетровский клан, ПР — донецкий. Хрущев — донецкий клан, Брежнев — днепропетровский.

— Стало быть, днепропетровские опять укрепились, радикалов отодвинули (некоторых до смерти) и будут торговаться опять с Россией и ЕС. Но ведь это уже было?

— Вообще-то у нас выборы назначены на 25 мая, там и решим. Ну и другая уже Украина, апатии нет, скорее наоборот, повышенная гражданская активность.

— Но максимумы рейтингов по-прежнему между старыми игроками Порошенко и Тимошенко…

— Президент лишен в настоящее время полномочий, республика парламентско-президентская. Тимошенко-Порошенко — это не так важно.

— Сейчас наблюдается забавная метаморфоза. Пророссийский контингент Восточной Украины, который Тимошенко раньше обзывал ведьмой, теперь отдает ей симпатии. Мол, она нормально с Путиным договорится.

— Может быть, но насчет пророссийского контингента я бы не обольщался. Просто они проиграли. Донецких-то сбросили, вот им и обидно. А они такие же пророссийские, как и я, — то есть неприязни или ненависти к России нет, но наша страна — это Украина. Харьков, Крым, Донецк, Луганск — это ядерный электорат Партии регионов. С Крымом пока все, а остальным что делать? Они и титушками были, они и голосуют всегда за собственное начальство, они и бедствуют в материальном плане (дотации-то начальство разворовывает) — а чтобы прямо триколор вместо жовто-блакитного — сомневаюсь. С х*я бы это?

Украина — смерть России, мало вам своих проблем — еще 45 миллионов врагов.

— Какие украинские фигуры на сегодняшний день вам наиболее близки?

— [Лидер крымско-татарского народа Мустафа] Джемилев. Он называет вещи своими именами, не боится и не выслуживается. Такой президент мне по нраву, проголосовал бы за него.

— Был ли шанс перепрограммирования жителей Крыма за 20 лет?

— Шанс был, но у нас у власти всегда были расхитители, которым пох**. Работу им надо было дать помимо сезона. Они же раньше в колхозах и на заводишках мелких работали. Большевики заставили — и жили как и везде, только климат хороший. Но этого и Россия не сделает, да и не успеет, по моему скромному мнению.

— А вот какая вожжа попала под хвост российским гражданам? Ну ладно в Крым они ездили плавать и загорать, а вот что так за Донецк переживают?

— Донецк им не нужен — нужна вся Украина. Не думаю, что получится. Точнее, технически это получится, а потом придется вместе с собственной головой отдавать. Украина — смерть России, мало вам своих проблем — еще 45 миллионов врагов. Россия не может ничего предложить лучше Украины. Вот к Америке все бы с радостью присоединились, это нам понятно. Хотя мало кто знает, что Америка — это совок 80-х по духу.

— Но в целом где перевес? Называли Порошенко, Тимошенко, но как-то все зыбко и процент везде мал.

— Велкам ту Украина! Никто не знает, кого выберут.

— Вот так и в 18-м году ругались, пока большевики не помирили.

— Да, только сейчас не 18-й.

— А какой? 14-й?

— Да, империалистическая война. Сейчас мы имеем бензоколонку с ракетами, Францию (Украину) без армии и ядерный клуб, с интересом ожидающий, когда можно бензоколонку поделить, обвинив в фашизме и историческом мазохизме. Сейчас Россия на уровне деградации — как если бы совок дожил до сего времени. Не долюстрировали.

— Я был давно убежден, что Украине не простят и полшажочка в Европу, после Грузии-то. Все, кому в Киеве говорил об этом, отмахивались. В Москве, впрочем, тоже отмахивались.

— Ну мы же не знали, что царь е**нулся. Хотя могли бы после стерхов догадаться.

— Были такие мрачные политологи опальные, Дмитрий Шушарин, например. Вы, кажется, знакомы по ЖЖ — он все время об этом писал.

— Да я не читаю политологов, разве что настоящих, импортных. Мы не ориентируемся на Россию, причем 20 лет уже, понимаете? И воевало на Майдане новое поколение, для которого Россия — это сосед, как Польша или Турция, никаких общих свершений.

— Я правильно понимаю, что для вас Путин по-прежнему остается старомодным чуваком, который на последнем издыхании вдруг решил поиграть в Советский Союз? Потому что существует встречная точка зрения, в которой путинский проект — это полная ревизия старого мирового уклада и навязывание нового порядка, Антихрист практически. Правым в Европе он нравится за то, что хоть кто-то fuck Америке показывает. Да и вообще западному обывателю тоже приятно отдохнуть без рамок приличия, побыть феодалом, как Депардье в Грозном.

Это и есть фашизм. Вождь, эксплуатирующий самые низменные обывательские комплексы. А ревизии делать — не развяжется пупок? Я думаю — развяжется. Хоть бы он и коррупцию победил, и диктатуру закона ввел повсеместно — все равно. Слабовата Россия рамсить со всем миром. Дело не в Европе — дело в том, что купили власть, Януковича, сделка не состоялась, и Путин решил компенсировать затраты — план ввел старый по Крыму, чтобы получить инициативу. Если ревизию делать, то лучше сразу на Прибалтику идти. И посмотреть, крепко ли НАТО.

— Неототалитарная система учла ошибки предшественников. При всей мощи СССР его агитпроп не учитывал механизмов массовой культуры, был уделом левых маргиналов. Да и то в пакете с денежной помощью из Москвы. Сейчас канал Russia Today, возглавляемый редактором, которая варит голову бобра, накопил на Западе неплохую аудиторию. Милонов оказался эффективнее Гагарина в итоге?

Не верю в современную пропаганду. Сказали — бензоколонка, значит, бензоколонка. И весь мир это знает. А правые Европы — да и х** на них. У Лимонова был персонаж из эмигрантов нью-йоркских, похожий на какого-то индуистского бога: ему индус-лавочник всегда давал вина дешевого и жратвы — уважал. Вот и правые: мол, белый, чурок мочит, есть ракеты — почти Гитлер. Однако же в Россию жить не едут. Когда поедут — тогда и поговорим, а пока — телевизор для дурачков. Это из России кажется, что такая Европа. А Европа считает, что пока не переходят Дунай — пусть считают себя людьми, е**ные унтерменши. И платят за это, за то, что мы их людьми считаем на людях, а на самом деле — нет.

— В начале беседы вы упомянули о вытирании ног мировым сообществом об СССР. То есть, получается, правы Проханов и прочие охранители — метили в Януковича, а попали в Россию?

— Я не могу назвать себя человеком, читающим Проханова, равно как и Дугина — считаю этих людей шарлатанами и сволочью. Поэтому не готов обсуждать их тексты. Что до России — по моему мнению, в ней вначале произошел захват власти сотрудниками собственных (а может, и не собственных) спецслужб, а сейчас произошел фашистский переворот при сохранении того же автократа у власти. Поэтому «кто в кого метил», не так важно. Важно, что РФ стала на путь конфронтации со всем миром, и вот эта «новая Россия» мне не нравится. И, в конце концов, — разве мы просили правительство РФ шантажировать президента Януковича, развязывать торговую войну, ставить его перед выбором, который для него был излишне тяжелым, и в целом — манипулировать им для получения преференций? Был бы он нормальным, мы сменили бы его на выборах-2015, а так, с чужой рукой в заднице, он перестал нас устраивать. Слава Украине!

Комментарии

Новое в разделе «Литература»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте