1 декабря 2013Литература
374860

Сергей Жадан: «Я за любые формы борьбы с властью»

Главный украинский писатель о евромайдане и исторических развилках современной Украины

текст: Дмитрий Райдер
Detailed_picture 

— Какие моменты украинской истории представляются вам точками бифуркации, когда те или иные события могли бы повернуть ее ход в совершенно другом направлении?

— Ну, за последние сто лет, конечно, революционные события 1917-1920-х годов и провозглашение независимости. Эти события не только могли повернуть ход истории, они его действительно повернули. Причем события 22-летней давности до сих пор имеют живое и непредсказуемое развитие. Чем это все закончится – сказать не берусь, но пока что мне все это категорически не нравится: фактически мы двадцать два года строим систему, лишающую нас прав и свободы. Что, конечно же, совсем не свидетельствует о присутствии у меня какой бы то ни было советской ностальгии.

— Так ли велик культурный разрыв между западом и востоком Украины? Или на самом деле существует большее число региональных идентичностей?

— Культурный разрыв (вернее, наверно, будет сказать – исторический, мировоззренческий) конечно присутствует – все таки мы собрались в одних границах не так давно, до этого мы были частями совершенно разных имперских образований. Впрочем, мне кажется, что общие социальные проблемы весь этот разрыв по большому счету нивелируют, делают различия второстепенными. У нас у всех здесь общие проблемы, более того – общие возможности их разрешения.

— В одном интервью вы говорите о себе как об анархисте, недавно вы участвовали в презентации книги «Украинский Троцкий»? Как бы сейчас вы описали свои политические взгляды?

— Да я собственно и на презентации пытался говорить о Троцком с позиций анархо-коммунизма – все таки у махновцев своя история взаимоотношений со Львом Давидовичем. Мне кажется, упомянутые мной здесь события 17-20-г.г. требуют внимательного и всестороннего изучения. У нас отношение к ним в последние годы довольно таки тенденциозное, многие факты и события подгоняются под удобную многим концепцию национально-освободительного движения, и часто игнорируется классовая составляющая той революции, ее социальные рычаги.

— И в продолжение предыдущего вопроса: опишите впечатления от этой презентации. Я знаю, что были разные проблемы, связанные с националистами…

— Нет, на харьковской презентации проблем с националистами не было. Они, националисты, пришли, и приняли активное участие в дискуссии. К которой, как мне показалось, были не совсем готовы. То есть их аргументация сводилась к той таки тенденциозности – коммунизм это плохо, потому что это плохо. Ну, такое общее место – отрицать ту или иную идеологию не с позиций теории, а с точки зрения конкретной практической реализации. То есть, по большему счету, это то же самое, что обвинять Иисуса в организации крестовых походов и геноциде арабского населения. В принципе, так же можно судить о чем угодно – национализме, либерализме, демократах, консерваторах. Главное – побольше патетики и популизма.

— В романе «Ворошиловград» описывается пространство, населенное своего рода разными племенами: газовщиками, цыганами, суровыми фермерами, разноязыкими беженцами. Но этим племенам угрожают серьезные люди, крупный бизнес, как тот человек, который передвигается по этому чужому для него пространству на собственном поезде. Вы бы хотели сохранить это пространство с его племенами неизменным или же видите возможность третьего варианта, как некого диалектического результата борьбы?

— Особенность, специфика этого пространства обусловливаются его транзитностью, пограничным статусом. Это расположение на краю, на грани, балансирование между различными плоскостями реальности определяют ритм и мировоззрение отдельных социальных, религиозных и этнических групп, которые в этом пространстве оказываются. Вместе с тем, их тотальная маргинальность объясняется также их настроенностью на некую децентрализацию, потребностью дистанцироваться от основных государственных и социальных структур. То есть это такие спонтанные коммуны, синдикалистские группы – вполне самодостаточные и вполне жизнеспособные. Они выживают именно за счет внутренней взаимной поддержки, за счет самоорганизации, за счет низовых инициатив.

Мне представляется это оптимальным – сочетание политической меркантильности и этического утопизма.

— Вы самый известный в России современный украинский автор. Кого из ваших украинских коллег вы бы посоветовали российским читателям, переводчикам, издателям?

— У нас очень интересная поэзия, есть ряд интересных прозаиков. Кроме тех, кого в России знают и издают (Юрий Андрухович, Тарас Прохасько, Оксана Забужко, Наталка Сняданко), я бы посоветовал поэзию и прозу Павла Вольвача, Андрея Бондаря, Марианны Кияновской, Светланы Поваляевой и еще несколько десятков других авторов. Просто вот сейчас кого-то не упомянул, и понимаю, что это не совсем правильно. Поэтому если кто-то из издателей заинтересуется – готов предоставить полный список с комментариями.

— Ирвин Уэлш, с которым вас иногда сравнивают, в одном интервью сказал, что писал многие свои вещи, слушая джангл и что сами его тексты – джангл из человеческих чувств. Когда вы пишете, вы слушаете какую-нибудь музыку? С каким музыкальным стилем сравнили бы свои произведения?

— Я слушаю регги, мне всегда была интересна попытка объединить необходимость социальной справедливости и справедливости мировозренческой. Мне представляется это оптимальным – сочетание политической меркантильности и этического утопизма.

© РИА Новости

— Есть нечто важное, чего жители России не знают о современной Украине, не понимают в ней? Что вы думаете о евромайдане?

— Украина намного более сложная, многослойная, самодостаточная и независимая страна, чем это показывается кремлевской пропагандой. Даже проблемы ее намного сложнее, чем это пытается показать ваше государственное телевидение. Поэтому, конечно же, лучше не доверять пропагандистским клише – независимая и разносторонняя информация позволяет нам более внимательно относиться друг к другу и не поддаваться взаимным психозам. Что касается евромайдана — я за любые формы борьбы с властью. Евромайдан — далеко не самая худшая из них.

От редакции:

Ситуация на Украине продолжает развиваться. Предлагаем вашему вниманию видеоролик выступления Сергея Жадана в Харькове.

Комментарии

Новое в разделе «Литература»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте