7 декабря 2015
162380

Как получить гражданство Кадебостана

Егор Антощенко о концептуальной поп-группе Kadebostany, которая основала собственную страну

текст: Егор Антощенко
Detailed_picture© Kadebostany

Швейцарская группа Kadebostany — это целое государство, основанное на принципах свободы и творческого созидания, с собственным президентом Кадебостаном и национальной дивой, являющейся голосом страны. Их видео на YouTube собирают миллионы просмотров, а музыка представляет собой любопытный сплав попа, соула и восточноевропейского фолка. 5 декабря концептуальный поп-проект выступал на фестивале SKIF в Санкт-Петербурге.

«Республика Кадебостан находится к северу от Италии, к востоку от Швейцарии и к западу от Турции, — говорит президент, — я решил создать это государство семь лет назад, моя цель — изменить мировую поп-музыку. Кадебостан находится между Европой и Азией — это не Запад и не Восток, а котел, где встречаются разные культуры. А наша группа — послы этой страны». В своих видео кадебостанцы появляются чаще всего в военной форме разных времен — в памяти при этом возникают то словенские фанаты тоталитарной эстетики из Laibach, то Фредди Меркьюри в своих эполетах. На последнего президент очень похож внешне, поэтому на вопросы о нем отвечает не в первый раз. «Мне нравится мелодраматизм Меркьюри, то, как он управлял эмоциями людей, находясь на сцене: в один момент он мог казаться переполненным счастья и открытым, потом так же закрывался и рассказывал какую-то свою личную историю. Для меня хорошее шоу — это такие эмоциональные качели, где зрители успевают и поулыбаться, и поплакать в течение часа».

«Walking with a Ghost»


На счету Kadebostany два альбома: на первом («The National Fanfare of Kadebostany») больше инструментальных вещей и экспериментов по симбиозу электроники и балканского фолка, на втором («Pop Collection») — богато аранжированная поп-музыка с восточноевропейским флером и реверансами в сторону неосоула и хип-хопа. «Я слушаю всю музыку — джаз, классику, техно, все что угодно. Это как с едой — не хочется есть каждый день одно и то же, хочется попробовать самые разные кухни, — говорит Кадебостан. — Мне нравятся люди, которые не следуют каким-то общепринятым правилам, а сами создают их. Нравится превращать все в искусство, делать тотальное искусство, если можно так выразиться. Я очень люблю Дэвида Боуи — его творчество: это не только песни, это еще и Зигги Стардаст, и множество других образов».

«Castle in the Snow»


Вокалистку Амину Каделли, присоединившуюся к Kadebostany на втором альбоме, президент нашел на одном концерте в баре. «Я сразу понял, что она — дива, которая должна представлять страну за рубежом», — говорит он. Так у страны и группы появился драматический и богатый черными обертонами голос, возможности которого можно оценить хотя бы по кавер-версии нетленки Бейонсе «Crazy in Love». Другими постоянными партнерами стали швейцарские видеохудожники Supermafia, в чьем портфолио — проекты с Lamborghini, Tag Heuer и диджеем-суперзвездой Стивом Энджелло. Миллионы просмотров роликов Kadebostany — во многом их заслуга.

«Jolan»


Не создают ли эти видео огромной дыры в бюджете республики? «Разговаривать о деньгах неинтересно, — парирует Кадебостан, — к тому же творческим людям, режиссерам или художникам, часто интересна твоя музыка, и все происходит на нематериальной основе. Вообще идея Кадебостана как утопического общества — это то, что люди могут помогать друг другу реализовывать свой творческий потенциал, обнаруживать себя в чем-то новом. Найди свою мечту, работай и добивайся целей».

Каково же сейчас население Кадебостана? «Количество жителей очень сложно посчитать. Мы пытались, но ответственный за это человек исчез. Кстати, недавно мы начали кампанию по натурализации, запустили лотерею, как в Америке, — счастливчикам повезет, и они выиграют гражданство».

Много ли у них поклонников в Швейцарии и как они относятся к местной музыкальной сцене? «Нас знают там, но мне совершенно все равно, где записана та музыка, которую я слушаю. Можешь быть хоть в Японии; если ты есть в интернете — ты есть везде».

Безусловно, кадебостанцам больше бы подошел какой-нибудь респектабельный клуб, а не фестиваль имени Сергея Курехина и здание петербургского клуба «Прибой». Но для экспансии хороши все средства, а цель Kadebostany — захватить весь мир, не меньше. И действуют они довольно партизанскими способами: без контракта с мейджор-лейблом, своими силами. Русской аудитории музыка кадебостанцев с ее задушевностью и широтой, безусловно, придется по вкусу — а вот по поводу завоевания Великобритании и Штатов есть большие вопросы. Но президент в своих силах уверен: «То, где мы сейчас, — это только начало. На следующий год мы планируем новое шоу, скоро на сайте появится видеотизер. В наших планах — сделать что-то великое». В отличие от героя Саши Барона Коэна, он, кажется, не шутит.

Комментарии