14 июля 2015
39760

Как жителю Урала стать швейцарским художником

Давид Зиперт и Штефан Бальтеншпергер приехали на Уральскую биеннале, чтобы создавать искусство на Ирбитском мотоциклетном заводе — с помощью местных жителей

текст: Ольга Мамаева
Detailed_pictureШтефан Бальтеншпергер и Давид Зиперт © Jessica Wirth

C 9 сентября по 10 ноября в Екатеринбурге, Челябинске, Перми и других городах Уральского федерального округа пройдет III Уральская индустриальная биеннале современного искусства. В программе арт-резиденций примут участие десять зарубежных художников — в течение нескольких недель они будут исследовать действующие промышленные предприятия, общаться с рабочими и создавать свои объекты прямо в рабочих цехах. Художественный десант из Швейцарии в лице Давида Зиперта и Штефана Бальтеншпергера высадился на Ирбитском мотоциклетном заводе 12 июля. Накануне своей масштабной арт-интервенции художники поговорили с Ольгой Мамаевой.

— Что за проект вы готовите в таком необычном месте?

Штефан Бальтеншпергер: Как ни смешно, мы сами не знаем. Поскольку никакой проект еще не родился, интереснее поговорить не о конкретном содержании, а о способе его создания. Мы хотим увеличивать нашу художественную продукцию, воспроизводя ее (и себя вместе с ней) в соответствии с системой Форда. Проанализировав наши технические возможности и распределив роли, мы опубликовали объявление о поиске людей в нашу команду для работы на Ирбитском заводе. После серии собеседований мы наняли несколько человек, которых будем учить думать и действовать так, как мы сами. Впоследствии эта команда, называемая Baltensperger + Siepert, будет работать над нашим общим проектом для Уральской биеннале. Результат, который мы получим, должен вписаться в существующий промышленный, культурный контекст и зажить самостоятельной жизнью. Жизнью этого места.

— Что вы ожидаете увидеть?

Давид Зиперт: Наша художественная практика всегда отражает актуальные культурные процессы — как на глобальном, так и на региональном уровне. Вопрос, который мы задали сами себе, готовясь к Уральской биеннале: возможно ли произвести такие артефакты, которые будут соответствовать запросам и ценностям людей, живущих вот в этом конкретном месте? Именно поэтому мы решили, что не станем создавать эти артефакты самостоятельно, а призовем местных жителей, которые будут производить их от нашего имени, но будучи погруженными в контекст. Конечно, мы будем находиться в постоянном общении с ними, делиться своими соображениями, но решать, какую форму примет наш эксперимент, предстоит только им. Так что сейчас никто не знает, какие образы, материалы и технологии будут использованы в процессе работы. Будем двигаться на ощупь.

Мы хотим увеличивать нашу художественную продукцию, воспроизводя ее (и себя вместе с ней) в соответствии с системой Форда.

— Звучит рискованно. Вам приходилось делать нечто подобное раньше?

Зиперт: Мы хорошо знакомы с промышленным производством, но никогда прежде не делали никаких проектов в прямом сотрудничестве с заводами, как это будет в Екатеринбурге. В прошлом у нас было несколько проектов, в которых были задействованы промышленные предприятия, но они либо выступали нашими спонсорами, либо просто давали возможность наблюдать за процессом производства в цехах. В России мы впервые почувствуем, что значит быть частью этого огромного и сложного механизма.

— Для Урала промышленный контекст имеет смыслообразующее, почти мистическое значение. Не боитесь промахнуться?

Бальтеншпергер: Искусство вообще довольно мистифицировано, даже без привязки к какому-то особому месту. К сожалению, большинство людей имеют устаревшие и, как правило, модернистские представления о том, как работают современные художники. Мы хотим показать, что все изменилось.

Ирбитский мотоциклетный завод

— И что искусство может существовать там, где его раньше не было?

Бальтеншпергер: Именно. Для этого мы хотим организовать и провести художественный процесс в логике индустриального производства. Не в том смысле, что искусство теперь должно сходить с конвейера, нет. Наша идея — в создании таких объектов и сооружений, которые расширят мыслимые границы работ. Иными словами, нас интересуют вещи, неочевидные на первый взгляд, которые помогут зрителям переосмыслить свои идеи и позиции. Чаще всего это связано с актуальными политическими вопросами, но не только. В своих работах мы предлагаем новые перспективы в социальных, экономических и культурных сферах.

— Как началась ваша совместная работа?

Зиперт: В 2007 году мы сделали наш первый совместный проект Inside and Outside, посвященный взаимосвязям большого, внешнего, и малого, замкнутого, миров. На небольшой тумбе в выставочном зале были установлены четыре телефонные трубки, подключенные к сотням таксофонов по всему миру. Угадать, в какую точку земного шара ты позвонишь, сняв трубку, было невозможно. Зритель, подходивший к телефону, становился своего рода «послом» — он мог заговорить с кем-то на другом конце провода, если на звонок отвечали, или просто послушать гудки. В то время мы оба были погружены в искусство новых медиа, и совместная работа нас вдохновила, мы поняли, что у нас довольно много точек соприкосновения. С тех пор работаем вместе, хотя параллельно каждый из нас занимается собственной художественной практикой. В своей работе мы исследуем феномен нашего времени, стремимся погрузить зрителей в какие-то важные темы, часто неожиданными способами, отличными от тех, которые используют политики и традиционные медиа. Иными словами, мы пытаемся выявить скрытые связи между теми или иными явлениями и событиями нашей жизни.

Мы решили, что не станем создавать эти артефакты самостоятельно, а призовем местных жителей, которые будут производить их от нашего имени.

— Ваши зрители — тоже?

Зиперт: Думаю, да. От нашей аудитории мы ждем активной позиции — чтобы они не только потребляли искусство как товар, но также отталкивались от него в своих рассуждениях и даже действиях. Для этого мы стараемся направлять людей по менее очевидным логическим маршрутам, помогаем увидеть многие привычные вещи с иного ракурса.

— Уральская биеннале охватывает лишь один, пусть и крупный, регион. Остальная Россия вам интересна как пространство для художественных экспериментов?

Бальтеншпергер: Конечно! Мы никогда прежде не были в России и потому особенно полны волнения, зная, сколь многое нам предстоит здесь увидеть и почувствовать. Мир полон предрассудков, и, конечно, на формирование нашего представления о России довольно сильно повлияли СМИ, которые создают свой образ этой малознакомой нам страны. Понятно, что в телевизоре мы видим далеко не полную и отнюдь не объективную картинку. Именно поэтому нам так важно получить свое собственное представление о России. Возможность поработать на реальном производстве в Екатеринбурге, лично пообщаться с рабочими и посмотреть на все их глазами поможет составить новый, куда более объемный, образ.

— Посещение других российских городов в ваш план не входит?

Бальтеншпергер: Хотелось бы увидеть как можно больше, но подготовка к Уральской биеннале требует массы времени. Зато после открытия мы хотим поездить по стране, увидеть все своими глазами, пообщаться с людьми. В конце сентября мы открываем наш проект в Пекине, куда планируем добраться на поезде из Екатеринбурга. Думаю, это отличный способ познакомиться с Россией поближе.

Следите за новостями художественных резиденций Уральской биеннале на uralbiennale.ru

Комментарии