21 мая 2014
6920

«Почему в Москве не используют реки как альтернативную дорогу?»

Ольга Мамаева поговорила с Кристофом Наэги о зависимости красоты городов от того, что люди думают о счастье

текст: Ольга Мамаева
Detailed_picture© Christophe Gnaegi

Московская архитектурная школа МАРШ совместно с Международным институтом архитектуры i2a проводит цикл лекций «Архитектор как гражданский активист» (кураторы проекта — Людовика Моло и Алессандро Мартинелли). Это встречи, на которых швейцарские профессионалы рассказывают о своем опыте культурного посредничества между бизнесом, властью и обществом. 20 мая в МАРШ выступил Кристоф Наэги (Christophe Gnaegi) из лозаннского бюро TRIBU Architecture.

TRIBU Architecture занимается городским проектированием, а также строительством жилых и общественных зданий с 2000 года. На счету бюро множество побед в архитектурных конкурсах, например, на строительство Экоквартала в Плен-дю-Лу и жилого района в Бонн-Эсперансе. Помимо этого архитекторы занимаются общественной деятельностью — организуют образовательные программы, круглые столы и дебаты, посвященные проблемам городского развития. Ольга Мамаева расспросила Наэги о том, зачем им это нужно.

О людях

Еще студентом, глядя на то, как меняется мой район, мой город, моя страна, я понимал, что архитектура, вопреки сложившимся представлениям, — это не маленький закрытый мирок, интересный узкому кругу таких, как я, а сфера общественного интереса. Она тесно связана с политикой и гражданским активизмом. Когда я повзрослел и начал заниматься собственной практикой, то окончательно убедился, что это действительно так и не может быть иначе. Вы никогда не построите город, в котором люди будут счастливы, если не спросите их, что такое счастье.

Наше бюро TRIBU Architecture много работает с детьми и подростками — в специальных проектах приняло участие уже порядка десяти тысяч школьников. Мы объясняем, какие задачи стоят перед архитектором и какими инструментами он обладает для их решения. Что такое общественное пространство и как оно может меняться. Что каждый из них может сделать, чтобы его изменить. На конкретных примерах дети учатся проектировать дома и целые районы, а затем собственными руками создавать картонные макеты и разрисовывать в самые невероятные цвета. Понимаете логику? Они делают город сами и относятся к нему как к своему авторскому произведению. Это формирует гражданское сознание.

Вы никогда не построите город, в котором люди будут счастливы, если не спросите их, что такое счастье.

Кроме детей мы работаем со студентами, пенсионерами, профессионалами в разных областях, которым небезразличны городские проблемы вроде экологии, создания парковок и парков, строительства общественных зданий. Многие из этих людей принадлежат к разным политическим партиям и, кроме того, входят в лозаннскую ассоциацию городских культурных инициатив Droit de Cite, которая частично финансирует все наши исследовательские и образовательные проекты. Работа с людьми строится на пяти базовых принципах: информировать, а не поучать, популяризировать, а не давить, выслушивать каждого человека, а не заглушать отдельные голоса, объяснять сложные вещи на простых примерах и говорить с людьми на том языке, который им понятен.

О роли архитектора

Архитектор — это связующее звено между городом и властью. Во всяком случае, я всегда осознавал себя именно в этом качестве. Ты не строишь дом, ты помогаешь разным людям говорить друг с другом через пространство и здания. Иногда здание — вообще лишнее звено. Важнейшая составляющая любого проекта — создание комфортного общественного пространства, которое невозможно без участия самих граждан, жителей того или иного района. Один из примеров такого участия — преобразование жилого района в муниципалитете Валлон. В 2005 году, когда шли дискуссии о будущем этой территории, для местных жителей устраивались специальные прогулки, где обсуждали буквально каждый квадратный метр — что здесь может быть построено, чего они хотят, а чего не допускают. Здесь же проходили стихийные конференции, в которых принимало участие в среднем по 50 человек. На других площадках устраивались воркшопы. Каждый желающий мог предложить свои идеи, которые мы выслушивали и принимали во внимание, работая над конкурсным проектом.

О Швейцарии

В Швейцарии вообще и в Лозанне в частности новые здания строятся вокруг существующих общественных пространств, а не наоборот. Любому строительству предшествуют долгие дискуссии с жителями, поэтому, прежде чем где-то появится новый дом, пройдет масса времени. Это и хорошо, и плохо одновременно. Из-за этого я как архитектор построю меньше, зато лучшего качества. Главное, что отличает нас, швейцарцев, от всех остальных, — мы боимся больших городов, избегаем слишком масштабных проектов, высотного строительства, зато больше экспериментируем с формой и материалами. Спросите любого швейцарского архитектора, что он делает. Строит дом? Нет, создает арт-объект. Не меньше.

О Москве

В Москве больше всего потрясает контрастность центра и спальных районов. Внутри Садового кольца миллион кафе, ресторанов, дорогих магазинов и музеев, а на окраинах ничего этого нет. Такая центростремительная структура усложняет жизнь в городе и усугубляет и без того непростую ситуацию с пробками. Метро, которое у вас катастрофически перегружено, — одно из самых красивых мест в этом городе и, к сожалению, единственный способ добраться до нужного места вовремя. Я много гулял по набережным и думал: почему вы не используете реки как альтернативную дорогу? Это сможет разгрузить основные магистрали, а территории, прилегающие к воде, превратить в новые общественные пространства, которых в Москве все еще не хватает.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU