28 мая 2014Colta Specials
109270

Зима близко

Фотографы Федор Телков и Сергей Потеряев наблюдают, как с северных территорий России вместе с нефтью и газом уходит культура малых народов

 

Федор Телков и Сергей Потеряев объехали населенные пункты Ханты-Мансийского округа, где почти прекратилась добыча нефти и газа, и засняли, как живет летом коренное население этих мест — ханты и манси. «Это, по сути, будущее нашего Севера», — говорят об увиденном фотографы.

От авторов

По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, в нашей стране проживают: ненцы — 44 640 чел., эвенки — 38 396, ханты — 30 943, манси — 12 269, селькупы — 3 649.

Самые серьезные потрясения быт и культура коренных народов Севера претерпели в годы советской власти. Эти изменения привели к тому, что сегодня их языки находится на грани исчезновения, а большая часть молодежи проживает в городах. Как говорят они сами, первым ударом были «укрупнения». Поселения, состоявшие прежде из двух-трех семей и находившиеся друг от друга на большом расстоянии, были объединены в крупные населенные пункты. Все трудоспособное население было включено в сферу общественного производства. Зажиточные семьи были «раскулачены» (а это, как правило, были семьи старейшин общин), шаманы подверглись гонениям. Видимо, поэтому среди прочих характерных черт представителей КМНС можно выделить крайнюю недоверчивость и скрытность.

Следующим мощным фактором в разрушении традиционной культуры стали детские интернаты, куда детей забирали зачастую против воли родителей. В интернатах детям выдавалась форма, национальная одежда выбрасывалась, сжигалась. Родной язык не только не преподавался, но и строго запрещался учителями. Вследствие этого большинство использует сегодня русский язык в обиходе, а подавляющее число молодежи вовсе не знает языка. Кроме того, дети, проводившие большую часть года в интернате, теряли важнейшие бытовые навыки.

В связи с низким социальным статусом в советском обществе КМНС испытывали негативное отношение со стороны русского населения. В те времена в паспорте указывалась национальность гражданина, в связи с этим некоторые манси пытались сделать так, чтобы в документах было написано «русский».

В 1990-е годы XX века государство стало разворачивать политику в сторону сохранения культуры коренных малочисленных народов Севера. Появились различные льготы и субсидии для представителей КМНС, в некоторых школах стал преподаваться родной язык, начали проводиться национальные праздники на всероссийском и региональных уровнях, образовались секции народных видов спорта, организовались ансамбли, творческие кружки и т.д. Представители КМНС стали обладателями некоторых преимуществ, получая, например, особые лицензии на рыбалку и охоту. В поселениях были организованы национальные общины, куда «националы» теперь могут сдавать дикоросы, рыбу и дичь.

Но, как замечают люди в возрасте 45 лет и старше, — уже поздно! Льготы и субсидии сильно расслабляют, говорят они: молодые люди считают, что легче не работать и получать те же деньги, что и рабочие. Кроме того, ради получения льгот представителями КМНС стали записывать детей, имеющих отдаленное родство с «коренными», например, только в лице бабушки или дедушки. Возвращаться к истокам большинство молодежи уже не желает, не видит в этом никакого смысла. Жить «нормально», как все, — вот основной вектор.

Страница проекта «Линия Севера»

Комментарии

ФотопроектыSpacerСамое читаемоевсе фотопроекты

Сегодня на сайте

М = Ж, или Будни одной сбывшейся утопииОбщество
М = Ж, или Будни одной сбывшейся утопии 

Что такое «менсплейнинг»? А «гендерно нейтральное местоимение»? Кто такой «латте-папа»? И что это за «нордический парадокс»? Быт и тревоги страны победившего гендерного равенства по имени Швеция

7 декабря 201629330