«ДОМ»

Опыт осмысления понятия «дом» в уникальной фотокниге Юлии Бориссовой

 

В этом году COLTA.RU решила пойти на эксперимент и пригласила к временному кураторству над разделом «Фотопроекты» молодых и талантливых представителей ведущих российских фотоинституций. Мы разделили календарный год между шестью кураторами и попросили их отобрать для публикации наиболее интересные образцы современной российской фотографии.

Приглашенные кураторы

  • Катерина Зуева, Центр фотографии им. братьев Люмьер

  • Надежда Шереметова, «ФотоДепартамент»

  • Сергей Потеряев, «Дом Метенкова»

  • Дарья Туминас, фриланс-куратор, Амстердам

  • Анастасия Богомолова, блог This is a photobook

  • Светлана Тэйлор, Британская высшая школа дизайна

Пятый резидент: Анастасия Богомолова. Художник, работающий с фотографией, инсталляциями и перформансом. В круг близких интересов входят темы подвижной природы памяти и забвения, границ существования архива и документа, а также вопросы мифологии и самоидентичности. Куратор и лектор; исследователь, коллекционер и автор фотокниг; редактор блога This is a photobook. Выпускница образовательных программ «ФотоДепартамента». Участница фестивалей Savignano Immagini Festival и Bitume Photofest (Италия), Pingyao International Photography Festival (Китай), Obscura Festival (Малайзия), «Фотобиеннале» и «Мода и стиль в фотографии» (Москва), «Месяц фотографии в Минске» (Белоруссия). Работы также были представлены в рамках групповых проектов в Петербурге, Москве, Калининграде, Ростове-на-Дону, Норильске, Перми, Екатеринбурге, Казани и других городах. Персональные выставки проходили в Москве, Екатеринбурге, Нижнем Тагиле и Челябинске. Живет и работает на Урале.

Преамбула

«Золотой век фотокниги», «декада селф-паблишинга», «фотокнижный бум» — в подобных выражениях, громко или чуть скромнее звучащих, описывается один из главных трендов в фотографической среде, сохраняющий статус такового на протяжении десятилетия. Впрочем, это явление довольно герметично по своей природе. На Западе вокруг него сформировалась фестивальная и маркет-культура, тем не менее рамки существования фотокнижного мира остаются по-прежнему весьма узкими, заключающими внутри себя толпу авторов, коллекционеров и любителей. В европейском контексте такая замкнутость индустрии наряду с общей перенасыщенностью поля уже породила дискуссии о ее дальнейшем развитии с поиском выходов на новую аудиторию (с этой целью, например, немецкий куратор Маркус Шаден создал в Кельне в 2014-м свой PhotoBookMuseum). В России же, где условный бум фотокнижного издательства можно наблюдать в последние года три, не приходится говорить даже о более-менее сложившемся рынке. Количество мест, где можно увидеть и приобрести подобные издания, едва ли превысит десять, тематических выставок практически нет, фестивалей и ярмарок — и подавно. Кроме того, под самим словом «фотокнига» у нас, как правило, понимаются сборники свадебных или семейных снимков. В лучшем случае альбомы отдельных мастеров, выпущенные за отчетный период творческой деятельности.

Это, однако, не останавливает все новых и новых авторов перед тем, чтобы пробовать себя на издательском поприще, испытывая фотокнигу и как форму для своего цельного высказывания, и как инструмент промоушена. Учитывая камерность отечественной среды, возможно, и вовсе не стоило бы говорить о ней, если бы не успешный опыт ряда художников, обративший к ним международное внимание. В шорт-листах конкурсов и премий чаще встречаются российские имена, на европейских ярмарках к изданиям наших авторов выказывают немалый интерес, а эксперты индустрии то и дело выделяют особо отличившихся в итоговых списках года.

Разумеется, невозможно с помощью нескольких именных публикаций описать даже такое скромное по масштабу фотокнижное поле, как российское, поэтому в рамках своей кураторской сессии для COLTA.RU я попытаюсь, по крайней мере, наметить некоторые точки и тенденции формата, надеясь, что это поможет открыть его новому зрителю.

О фотокнигах Юлии Бориссовой

Петербургский автор Юлия Бориссова, без сомнения, является фронтменом фотокнижного самиздата в России. Она стабильно обращается к этому формату начиная с 2013 года как к ключевому средству своей художественной стратегии.

Так или иначе все главные проекты Юли оказывались заключенными под обложку и не прошли незамеченными. «Дальний берег», открывший библиографию Бориссовой, побывал в шорт-листе конкурса Dummy Award в Касселе. «Бегство на край» и последовавший за ним «ДОМ» в 2014-м получили отличные рецензии европейских критиков и попали в несколько экспертных рейтингов. Вышедший четвертым «Адрес» (2015) не только повторил достижение дебютной книги Юли, снова очутившись в списке финалистов Dummy Award Kassel, но также победил в Unveil'd Photobook Award 2015 и вдобавок был замечен на NOPX Artist's Book Contest и Belfast Photo Festival. У миниатюрной книжки-гармошки «О мужчинах, парящих в воздухе» (2015) сложилась хорошая выставочная история, а «Димитрий» (2016), шестой по счету, с марта шествует по зарубежным ярмаркам и фестивалям, собирая комплименты в духе: «Бориссова продолжает оставаться тем российским автором, за которым стоит следить».

Работы Юли демонстрируют элегантный дизайн и аккуратное техническое исполнение (в отечественных широтах такого сочетания добиться могут немногие), которые всегда находятся в концептуальном единении с содержанием. Стабильно, я бы даже сказала — системно подходя к исследованию темы ускользающей природы человеческой памяти и ее хрупкости, Бориссова от книги к книге развивает собственный стиль, постепенно удаляясь от прямого изображения (как в «Дальнем береге») и вступая в область создания новых визуальных контекстов за счет физических манипуляций с фотографиями (деликатные цветочные коллажи в «Бегстве на край» сменились в итоге броскими, сочными монтажами в последнем «Димитрии»).

О фотокниге «ДОМ»

Но, что также немаловажно знать о проектах Юли, ее издания (к слову, пользующиеся неизменным интересом у коллекционеров) — не просто законченные художественные высказывания. Они зачастую предстают арт-объектами как таковыми, и яркое тому подтверждение — «ДОМ», впервые вышедший в 2014-м, но не далее как в августе этого года перевыпущенный тиражом в 75 копий (в редких случаях российский фотографический самиздат преодолевает планку более чем в 100 экземпляров).

В сущности, любая книга — коммуникативный инструмент, приглашающий зрителя к взаимодействию, но эта работа Бориссовой, обладающая еще и качествами скульптуры, побуждает аудиторию к особо активному участию. Не перелистыванию, а открыванию и закрыванию дверей.

«ДОМ» (аббревиатура расшифровывается как «Документ. Объект. Модель») в действительности является домом. Обложка издания — фасад не только в переносном значении, но и в буквальном. На ней запечатлены опостылевшие однообразные хрущевки, выступившие отправной точкой рефлексии на тему родного места, его восприятия и стремления трансформировать привычное пространство.

Виды пятиэтажек послужили художнице материалом для создания небольших моделей-ящиков, которые Бориссова отправила в путешествие по ледяным и песчаным просторам, а после засадила цветами, точно желая оживить неуютную малогабаритную начинку зданий-первоисточников. В книге фотодокументацию подобных преобразований можно расценивать как своего рода «подъезд», который в прямом смысле раскрывает свои двери (зрителю необходимо развернуть длинные страницы-клапаны) и обнажает в итоге крохотные квартирки, собранные из причудливой смеси архивных кадров. Более того, в каждом книжном «помещении» заперты герои. Целый хор голосов с листов-вкладок наперебой делится своими представлениями о том, что такое дом, и наполняет живым опытом, казалось бы, всеми покинутые пространства с фотографий.

Такая многочастная и интерактивная структура издания Юли роднит его с советскими пропагандистскими альбомами, в частности, с проектами Эль Лисицкого, Александра Родченко и Варвары Степановой (из прямых аналогий можно назвать монументальный труд «Москва реконструируется»). Однако эта преемственность сохраняется, естественно, лишь на уровне оформительских решений. В остальном же «ДОМ» Бориссовой, несмотря на присутствие в нем приглашенных персонажей, сохраняет свой исключительно индивидуальный, авторский голос. Тихий, но твердый.


Сайт автора

Комментарии

ФотопроектыSpacerСамое читаемоевсе фотопроекты

Сегодня на сайте

Голос звездочетаСовременная музыка
Голос звездочета 

Олег Нестеров, Герман Виноградов, Александр Кушнир, Анжей фон Брауш и Василий Шумов о поэте, мистике и авторе песни «ВВС» Александре Синицыне

17 февраля 201791070