6 августа 2018Театр
235220

«Сезон большой катастрофы, масштаб которой мы еще не вполне осознаем»

Театральный сезон-2017/2018 глазами критиков

9 из 11
закрыть
  • Bigmat_detailed_pictureСцена из спектакля «Му-Му»© Георгий Безбородов
    Глеб Ситковский

    Умер Табаков, умер Угаров, умерла Гремина. Серебренников, Малобродский, Апфельбаум, Итин — под арестом. Какие итоги сезона, вы что? Перефразируя Вампилова, можно сказать, что мы все играем теперь в судах и на похоронах. Какой-то скверный спектакль играем. Иных уж нет, а те далече.

    Сезон-2017/2018 войдет в учебники истории театра как год большой катастрофы, масштаб которой мы еще не вполне осознаем.

    Некрологами под занавес сезона никого не увидишь. Человек смертен, и каждый год от нас уходят и великие, и выдающиеся, и просто талантливые. Фраза «с ним / с ней ушла эпоха» фигурирует примерно в каждом пятом некрологе, все к ней уже привыкли. Но тут не просто ушли люди, а рухнула вся театральная система, которая хаотично, но в то же время логично формировалась в последние полтора-два десятилетия.

    Табаков — это МХТ, Угаров и Гремина — «Театр.doc», Серебренников (слава богу, жив, но изолирован и выбит из рабочего процесса) — «Гоголь-центр». Каждый из этих театров благодаря своим лидерам совершил реальную революцию. Три совсем разные революции.

    Придя в МХТ в 2000 году, Олег Табаков сделал ставку на коммерчески успешные постановки, но одновременно и на дерзкую молодую режиссуру, и русский театр благодаря этому двинулся вперед в совсем новом для себя направлении.

    Учредив «Театр.doc» в 2004 году, Елена Гремина и Михаил Угаров словно распахнули окно в большой мир, доказав, что со сцены можно говорить не только про Гамлета с Дядей Ваней, но и про тех, кто рядом с нами.

    Построив «Гоголь-центр» в 2012 году, Кирилл Серебренников разомкнул театральное пространство и привел в залы принципиально иную публику, которую до этого ни на какие спектакли было не заманить.

    Эти три художественные модели служили образцами для подражания многим режиссерам и директорам, в том числе и в провинции. И вот этих театров — давайте признаемся себе честно — больше нет. Хочется пожелать успехов Сергею Женовачу в чине худрука МХТ, но всем очевидно, что это будет совсем иной и вряд ли столь же смелый, как при Табакове, театр. Сподвижники Угарова и Греминой пытаются реанимировать «Театр.doc», но нового лидера нет, и что теперь с этим делать? С «Гоголь-центром» тоже непросто: да, театр показал характер и продержался огурцом весь этот сезон без худрука, но что будет завтра? Если даже Серебренникову немедленно разрешат вернуться в свой театр, эта история не пройдет бесследно ни для него, ни для труппы, ни для зрителей.

    Поймите правильно, я вовсе не тороплюсь хоронить наш театр, но мне очевидно, что важная глава в его истории окончена. Она начата в 2000-м с приходом в МХТ Олега Табакова и дописана в 2018-м. Будем верить, что следующая глава будет не хуже. Тем более что определенный повод для оптимизма есть. Ниже — 14 спектаклей сезона-2017/2018, которые мне показались самыми интересными. Несколько важных премьер я просто не успел посмотреть, но даже по этому фрагментарному списку видно, что российский театр пока что скорее жив, чем мертв. Я попытался вспомнить спектакли не только из Москвы и Питера, но и из других городов России.

    Семь спектаклей Москвы и Санкт-Петербурга

    «Му-Му» в Театре наций
    Каскад прекрасных актерских работ (Алексей Вертков, Мария Смольникова, Инна Сухорецкая) в спектакле Дмитрия Крымова, который впервые за многие годы работает не в привычном для себя пространстве ШДИ, а на большой сцене.

    «Три толстяка. Эпизод 1. Восстание» в БДТ
    У Андрея Могучего снова отличный и невероятно зрелищный спектакль — по его словам, подростковый, но взрослым нравится не меньше.

    «Проза» в «Электротеатре Станиславский»
    Актуальная опера композитора и режиссера Владимира Раннева по «Степи» Чехова и «Жениху» Мамлеева.

    «Солнечная линия» в ЦИМе
    Замечательный актерский дуэт Юлии Пересильд и Андрея Бурковского в спектакле Виктора Рыжакова по пьесе Ивана Вырыпаева.

    «Нуреев» в Большом театре
    Балет в постановке Кирилла Серебренникова и хореографа Юрия Посохова. Искренний спектакль о том, что внутренняя свобода всегда победит внешнюю несвободу.

    «Солнца ьнет» в Александринском театре
    Спектакль Антона Оконешникова по текстам русских футуристов, где зрителей везут в бессолнечное будущее, испытывая на прочность их вестибулярный аппарат.

    «Зеркало Карлоса Сантоса»
    Иммерсивный спектакль по текстам Максима Курочкина. Режиссер Талгат Баталов придумал много неожиданных игр с пространством. Совместная трапеза зрителей в финале — неотъемлемая часть спектакля.

    Семь спектаклей в регионах

    «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» в Красноярском театре драмы им. Пушкина
    Один из лучших спектаклей Олега Рыбкина по пьесе Тома Стоппарда.

    «Мертвые души» в лесосибирском театре «Поиск»
    Спектакль режиссера Олега Липовецкого и художника Якова Каждана из таежного Лесосибирска, где трио актеров играет всех гоголевских персонажей.

    «Молодость» в Тюменском театре драмы
    Режиссер Даниил Чащин перенес действие тургеневского «Месяца в деревне» в современный пансионат, где все одержимы молодостью — своей и чужой.

    «Цацики идет в школу» в Хабаровском ТЮЗе
    Пример качественного современного детского спектакля по тексту шведской писательницы Мони Нильсон-Брэнстрем режиссера Юлии Каландаришвили — с рок-музыкой и цитатами из Minecraft, которые не всегда понятны родителям, но детьми считываются с восторгом.

    Спектакли Татарского государственного академического театра имени Г. Камала «Взлетел петух на плетень» и «И это жизнь?»
    Два хороших казанских спектакля, которые неожиданно перекликаются друг с другом. Ученик Сергея Женовача Айдар Заббаров поставил дипломный спектакль «И это жизнь?» по прозе Гаяза Исхаки. Действие разворачивается в начале XX века, и это почти чеховская история о молодом мулле, который, приобщившись к передовой городской культуре, пытается сеять разумное, доброе, вечное в своей деревне, а заканчивает то ли как Войницкий, то ли как Ионыч. А худрук театра Фарид Бикчантаев выпустил масштабную сагу «Взлетел петух на плетень» по повести Аяза Гилязова — все про ту же татарскую деревню, но уже образца 1970-х годов.

    «Антигона» в Воронежском камерном театре
    Спектакль Михаила Бычкова по пьесе Ануя, которая снова неожиданно стала актуальной: от Камиля Тукаева в роли Креона не отвести глаз.

Комментарии

Новое в разделе «Театр»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”»Общество
Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”» 

Разговор с классиком советской фотографии об условиях работы репортера в СССР, методах съемки и судьбе его фотографического архива

16 августа 201825340