14 февраля 2018Театр
23830

Швейцарский пациент

Роман Должанский о проекте «Состояние мира Давос» группы Rimini Protokoll

текст: Роман Должанский
Detailed_picture© Tanja Dorendorf / T+T Fotografie

В дни работы ежегодного Давосского экономического форума в ближайшем к этому знаменитому горному курорту крупном театре — цюрихском Шаушпильхаусе — состоялась премьера нового проекта режиссеров группы Rimini Protokoll Хельгард Хауг и Штефана Кэги. Спектакль так и называется — «Состояние мира Давос». О новом хите европейской сцены специально для COLTA.RU — Роман Должанский.

«Если бы вы услышали о Давосе сто лет назад, то подумали бы прежде всего о туберкулезе. Сегодня вы думаете о Давосском экономическом форуме», — говорится в спектакле. Действительно, ведь именно здесь происходит действие «Волшебной горы» Томаса Манна. Когда-то Давос был городом больных, местом лечения легочных недугов. В наше время раз в год здесь собираются люди, обладающие деньгами и властью. Но для Хельгард Хауг и Штефана Кэги в смене значения Давоса больше преемственности, чем парадоксальной перемены, — на горном курорте по-прежнему пытаются врачевать. Вот только пациентом теперь является весь наш мир. Разве кто-то сомневается в том, что он болен и что эффективного лечения еще не найдено?

Один из участников представления — как раз врач, благообразный пожилой господин Отто Брандли, специалист по легочным болезням, работавший в том числе и в Давосе. Другой — бывший мэр Давоса Ханс Петер Михель, по долгу службы много лет участвовавший в работе Давосского форума и в обеспечении безопасности его гостей. Рядом с ними — Ганга Джей Аратнам, социолог и философ родом из Шри-Ланки, сотрудник Базельского университета, автор работ о глобальной экономике и о проблемах Африки. И две дамы — ныне похожая на простую домохозяйку, а в прошлом вполне сановная особа, руководитель Комиссии ООН по устойчивому развитию Сесиль Молинье и наша соотечественница, ставшая гражданкой мира, — Софья Шаркова, магистр многих наук и активистка организации, воспитывающей «лидеров будущего». Набор непрофессиональных «актеров» не должен удивлять: режиссеры Rimini Protokoll любят приглашать в свои проекты людей разных возрастов и бэкграундов, непосредственных носителей жизненного опыта. Именно на сцене они должны стать единой командой.

© Tanja Dorendorf / T+T Fotografie

В данном случае — командой не только в творческом, но и в спортивном смысле этого слова. Игровое пространство «Давоса» представляет собой конструкцию, похожую на небольшой хоккейный стадион: зрители сидят на нескольких рядах вокруг овальной арены, поначалу засыпанной хлопьями искусственного снега, а «эксперты повседневности», как называют своих актеров в Rimini Protokoll, точно хоккеисты, перемещаются по всей площадке, время от времени покидают ее, а иногда подходят к барьерам и общаются со зрителями.

Дело в том, что публика «Давоса» — не пассивные наблюдатели, а активные участники представления. Каждому из зрителей уготована конкретная роль, каждый «играет» кого-то из приехавших на Давосский форум. Все герои — реальные. Пособие по исполнению роли лежит под каждым сиденьем: вскоре после начала спектакля зритель должен достать из-под своего кресла папку и познакомиться со своим персонажем, его или ее портретом, биографией, а также финансовыми показателями представляемой фирмы. Для полноты картины есть даже бейдж на ленточке. Мне лично достался безвестный и, судя по цифрам, не баснословно успешный бизнесмен из Южной Африки, занимающийся производством удобрений. Зато на соседнем месте оказался знаменитый китайский миллиардер, который удостоился беседы с президентом США. Ведь Давос устроен в том числе и для этого — чтобы люди из разных стран получили шанс завести знакомства, которые могут поменять судьбу.

Rimini Protokoll интересуют не сильные мира сего, а сам мир, механизмы выживания и взаимодействия людей.

Время от времени световые лучи выхватывают то одного, то другого из зрителей, и эксперты заводят с ними разговор как с участниками Давосского форума — напоминают про их бизнес или про какие-то события их деловой биографии. Есть тут и представители России — «Газпром», лаборатория Касперского и некоторые другие. В разговор в большинстве случаев, впрочем, вступать не обязательно, всякая интерактивность в «Давосе» деликатна и ненавязчива, ее цель — не сиюминутный, импровизационный диалог с публикой, а возникающее на трибунах чувство противоречивой общности мира, раздираемого непримиримыми конфликтами и встречающегося, как принято теперь говорить, все с новыми и новыми вызовами.

Штефан Кэги и Хельгард Хауг великолепно умеют, с одной стороны, превратить интерактивный социальный проект, посвященный глобальным проблемам, в занимательное и остроумное театральное зрелище, а с другой — хитроумно и вместе с тем естественно увязать исторические события с частными судьбами людей. Вот мы знакомимся с краткой историей Давосского форума — и одновременно с ключевыми моментами в биографиях экспертов. Вот как будто путешествуем в Давос — оказываемся пассажирами вертолета, летящего в знаменитый городок в Альпах из аэропорта Цюриха. И здесь нам на помощь приходит круговой видеоэкран над головами зрителей, благодаря которому создается абсолютная иллюзия полета. А потом начинает «работать» арена — под слоем снега оказывается карта Давоса, схематический вид на город сверху, так что бывший мэр Михель даже успевает провести небольшую экскурсию. На экране показывают, как выглядят гостиницы, как пройти во Дворец конгрессов, какое там фойе и как выглядят залы для заседаний.

© Tanja Dorendorf / T+T Fotografie

Каждому из участников есть что вспомнить. Мэру — как «разводил» на улицах городка высокую китайскую делегацию и демонстрацию за свободу Тибета. Социологу — как ездил в Замбию, чтобы сфотографировать горнодобывающее производство, приносящее людям смертельные болезни. Все вместе эксперты воспроизводят знаменитые фотографии политиков на давосских форумах и слушают речи этих самых политиков — преподанные, впрочем, в весьма ироническом ключе. Rimini Protokoll интересуют не сильные мира сего, а сам мир, механизмы выживания и взаимодействия людей.

Ближе к концу спектакля видеоэкран переносит нас на другую важную всемирную ассамблею, а именно — в зал заседаний ООН в Нью-Йорке, где у каждого из зрителей возникает новая роль — постоянного представителя той или иной страны при этой организации. Каждый теперь сидит со своим флажком, как и принято — в алфавитном порядке. (Здесь уместно вспомнить, что «Давос» — это часть тетралогии Rimini Protokoll под названием «Staat», то есть «страна», «государство», и все четыре спектакля будут показаны в марте в Берлине.) Потом над головами возникают названия глобальных программ, которые разрабатывает ООН, — по проблемам климата, по экологии, по трудовым ресурсам, по борьбе с бедностью и т.д. «В какой из этих программ ваша фирма хотела бы принять участие и сколько вы готовы пожертвовать?» — вопрошает Сесиль Молинье. Зрители неуверенно называют цифры — ведь теперь они вновь стали представителями бизнес-структур…

© Tanja Dorendorf / T+T Fotografie

В Rimini Protokoll знают, что мир болен и устроен неправильно. Что пациенту, возможно, уже нельзя помочь. Они не революционеры, поэтому предлагают не радикально переделать мироустройство, но критически задуматься о «состоянии мира». А схватки за победу, за очки и голы лучше оставить известному заменителю войн, спорту, — поэтому «Давос» заканчивается как и начинался: страстными жестами хоккейных болельщиков, мечтающих о победе своей команды.

Комментарии

Новое в разделе «Театр»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”»Общество
Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”» 

Разговор с классиком советской фотографии об условиях работы репортера в СССР, методах съемки и судьбе его фотографического архива

16 августа 201834450