18 февраля 2015
46890

Веселое дело

Плакатист Ноэль Лой — об особенностях швейцарского дизайна и о борьбе со скукой

текст: Ольга Мамаева
Detailed_picture© Weltformat

Выставка швейцарского плаката из Люцерна Weltformat продолжает путешествие по России: последней на сегодня остановкой стал казанский центр современной культуры «Смена». На очереди — Владивосток, где выставка продлится до весны. Один из участников проекта, цюрихский дизайнер Ноэль Лой, рассказал Ольге Мамаевой о том, чем швейцарский плакат не похож на другие и почему главное — не быть скучным.

— Один из плакатов, которые вы отобрали для выставки, посвящен русскому алфавиту. Откуда такой интерес к русскому языку?

— В последние пару лет я много путешествовал по России, Белоруссии и Украине и был по-настоящему очарован этой частью Европы, о которой прежде так мало знал. Чтобы лучше понять российскую или, шире, славянскую культуру, в 2012 году я начал изучать русский язык в Университете Цюриха. За год, что длилась учеба, научился немного говорить и читать по-русски. Все это время я внимательно изучал учебники по русскому языку и современной русской культуре, которые было невозможно читать — интересный материал подавался очень скучно. Поэтому я решил объединить две мои страсти: дизайн и Россию. В настоящее время я работаю над книгой по изучению русского языка. Надеюсь, в ней будет не столько орфографических ошибок, сколько их было на моем плакате.

© Noël Leu

— Выставка Weltformat побывала уже во многих российских городах. Есть ли разница в том, как ее принимали?

— Выставка прошла в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Перми, Екатеринбурге и Красноярске. Публика везде очень доброжелательная, люди открыты и рады слушать то, что мы можем им рассказать про свою страну и про дизайн. С одной стороны, это странно, учитывая, что искусство плаката (а речь все же о нем), в общем, не самый актуальный жанр, с другой — у меня сложилось впечатление, что в крупных городах, особенно в Москве, есть много молодых дизайнеров. Некоторые из них получили образование за рубежом и привезли в Россию западный взгляд на дизайн. Тем не менее они пытаются найти подход к графическому дизайну, который имеет мощные корни в русской культуре. И я вижу, что зрителям это тоже интересно.

— А в Швейцарии эта тема вызывает интерес?

— Я думаю, что влияние и популярность графического дизайна в Швейцарии больше, чем где-либо еще в Европе. Швейцарский дизайн сделал себе имя в начале 50-х годов прошлого века и до сих пор держит высокую планку, в каком-то смысле даже задавая моду в этой области. Вообще дизайн-сцена в Швейцарии довольно оживленная даже по сравнению с более крупными и влиятельными европейскими странами. Его влияние заметно и в обыденной жизни: в магазинах, театрах, банках. Но, на мой взгляд, современному швейцарскому дизайну не хватает свежего взгляда на самого себя, новых идей, новых образов. Все, что мы видим сегодня, уже очень хорошо известно.

Плакат не должен рождаться в скуке и провоцировать на скуку.

— Как раз это интереснее всего. Что именно отличает швейцарский графический дизайн от, скажем, российского или любого другого?

— Я думаю, разница в том, что швейцарский дизайн основан главным образом на принципах так называемого концептуального мышления, для которого важен истинный смысл предмета, а не способы его подачи. Кроме того, он вобрал в себя многие черты других европейских школ — тех стран, которые окружают Швейцарию. Эта сложносочиненность — важнейшая особенность вообще всей нашей культуры.

— Какие это черты, например?

— Графичность, контрастность — с одной стороны, экспрессивность — с другой.

— То есть швейцарская школа стоит отдельно от общеевропейской?

— Пожалуй, но я бы не сказал, что между ними есть какая-то фундаментальная разница. Все различия лежат в основном в стилистическом поле.

Ноэль Лой© Moscow Design Week

— Кто, на ваш взгляд, лучше всего представляет швейцарскую школу?

— Уверен, что такого человека не существует. Какое бы имя я ни назвал, мы можем обсуждать лишь индивидуальный стиль одного дизайнера, представляющего швейцарский народ, а не национальную школу.

— Кто был вашим учителем?

— У меня не было какого-то одного человека, про кого я мог бы сказать, что он меня всему научил и открыл для меня дизайн. Обо всем этом я узнавал от своих друзей, которые тоже самостоятельно овладевали этой профессией. Я учился в нескольких швейцарских университетах — Бильской школе визуальных искусств, Лозаннском университете искусств и дизайна, Бернском университете искусств — и отовсюду взял что-то свое. Свой главный принцип в работе над плакатом я сформулировал давно — пусть будет весело и мне, и зрителям. Плакат не должен рождаться в скуке и провоцировать на скуку. Это веселый и провокационный жанр.

Комментарии