11 февраля 2015Colta SpecialsПять историй про
295300

Линор Горалик: пять историй про призраков

Обратился к ним со словами: «Дорогие соотечественники!..» А они ему говорят: «Ну чего сразу оскорблять-то?»

текст: Линор Горалик
Detailed_picture© Colta.ru

…Вот, скажем, театровед С., попав под кризисные сокращения, пошел работать секретарем у своего бывшего одноклассника, ныне — гендиректора крупной распилочной компании и большого поклонника ЗОЖа. Кризис гендиректора очень беспокоил, и поэтому компания приняла решение не проводить новогодний корпоратив. Но оставить совет директоров без подарков гендиректор не мог и посоветовался со своим секретарем, бывшим театроведом С. Бывший театровед С. сказал, что если этим людям чего и нужно — это чтобы у них что-нибудь отобрали. «Это не в один день», — сказал гендиректор задумчиво. Тогда бывший театровед С., в жизни не поднимавший ничего тяжелее, чем витая пара Cat 6A, злорадно предложил подарить всем членам совета директоров абонемент в пафосный фитнес. И добавил: «Без сауны!» Гендиректор резонно заметил, что эти слизни туда ходить не будут. Бывший театровед С. сказал, что будут, если прямо в фитнесе назначать заседания совета директоров. Есть, говорит, такая вещь, называется «суверенная демократия». Так вот, теперь в одной большой распилочной компании решения совета директоров принимаются жимом лежа на 80 кг. Сделать его может только личный охранник гендиректора, и со стороны может показаться, что вот она, суверенная демократия, — но гендиректор теперь живет в страхе перед начавшим легонько зарываться охранником и заметно постройневшими коллегами, проклиная день, когда послушался какого-то бывшего театроведа. «Надо, — думает, — было делать корпоратив. Сыр там, колбаска».

…Вот, скажем, поэт К., будучи на отдыхе в теплой стране, пошел стрелять сигарету. Подошел к двум отдыхающим, выглядевшим социально близкими. Обратился к ним со словами: «Дорогие соотечественники!..» А они ему говорят: «Ну чего сразу оскорблять-то?»

…Вот, скажем, малолетняя дочь журналиста Н., человека верующего, но доведенного жизнью до гностицизма, приходит из своей умной частной школы с заданием по религиоведению: побеседовать с родителями об истории про Адама, Еву и змия. И на следующий день рассказывает классу, что есть, значит, такая версия: змий хотел спать, а его жена змия нудила: «Я хочу яблочко! Я хочу яблочко!» А змий, у которого тогда еще были ножки, по деревьям лазил с трудом и отбрехивался. А жена ему говорит: ну вон ходит баба какая-то, договорись, чтобы она достала. А змий ей отвечает: «Да ты погляди на ту бабу, она это яблочко сама сожрет». Ну и прав был. А умная учительница религиоведения в ответ на это объясняет детям, что все нормально, история религии — это история интерпретаций, но все-таки спрашивает малолетнюю дочь журналиста Н: «Катенька, тебе самой эта интерпретация как?» А Катенька говорит: «Знаете, мне нормально. Только я вот думаю — змий вообще ни при чем. Он устал, хотел спать, много работал, только выпил и лег, читал Facebook, переживал за судьбы Родины, ходил по ссылкам, писал в ЖЖ пост с анализом текущей ситуации, потом плакал в ванной. Не верю я, что он пошел с кем-то про что-то договариваться».

…Вот, скажем, психиатр П. рассказывает друзьям, что психическое расстройство ищет себе манифестаций в реалиях и поэтому что происходит — то в пациентах и отражается, а придавать этим отражениям лишнее значение не надо, надо лечить болезнь. Был бы сейчас 1812 год — были бы Наполеоны и Кутузовы, а так — то Путин, то потерянный сын Обамы, то начальник Генштаба. На днях вот, говорит, поступила очень умная, образованная дама, частый гость, была ремиссия, сейчас похуже. Раньше манифестировалась то так, то сяк, на этот раз все поняла: она Ангела Меркель, ее подменили российские спецслужбы, в самолет после переговоров посадили загримированного под нее эфэсбэшника, нужно что-то срочно предпринять. В доказательство подробно пересказывает, что там на переговорах было, кто с кем каким тоном говорил, какие сроки назначались. «Мы, — говорит психиатр П., — конечно, собрались, послушали. Хер его знает, сейчас всех слушаешь. Вроде понятно, что больной, а слушаешь».

…Вот, скажем, на углу Турецкой улицы знатный геополитик Ш. встречает древнюю прозрачную старушку, безрезультатно пытающуюся выяснить у прохожих, как пройти на Оттоманскую.

Комментарии

Новое в разделе «Colta Specials»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

«Нуреев» как «Матильда»Театр
«Нуреев» как «Матильда» 

Элита взыскует чего-то роскошного и блестящего — с любовью, как бы запретными сюжетами и всем тем, что у нас принято понимать под гламуром

13 декабря 201743080