28 ноября 2017Colta Specials
109640

Кончита Вурст: «И тут я вспоминаю: “Черт, а ведь я все-таки мужчина!”»

Австрийская дрэг-звезда, прославившаяся после «Евровидения-2014», открыто и серьезно говорит о вещах, о которых другие молчат

текст: Лёля Нордик
Detailed_picture© ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок»

На международный ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок», проводящийся в Санкт-Петербурге, приезжала победительница «Евровидения-2014» Кончита Вурст — самая известная бородатая леди в мире. От ее имени создатель этого образа — австриец Том Нойвирт поговорил с Лелей Нордик о дрэг-культуре, втором альбоме, феминизме и хейтерах.

— Многие в России ничего не знают про дрэг-культуру, и отчасти из-за этого вас здесь как только не называют — транссексуалом, трансгендером, трансвеститом. Конечно, я говорю именно о людях, которые знают вас в связи с победой на «Евровидении», но не вдавались в детали вашей биографии и не разбираются в тонкостях терминологии. Вы часто сталкиваетесь с этим?

— Действительно, люди очень часто путаются в категориях, но я всегда стараюсь акцентировать на этом внимание. Крайне важно не путать дрэг с транссексуальностью или трансгендерностью. Если я переодеваюсь в женщину, это не значит, что я чувствую себя женщиной или хочу стать женщиной. Дрэг-квин — это, в первую очередь, образ, амплуа для жанрового перформанса. Дрэг-артисты перевоплощаются в гротескный образ противоположного пола. Это актеры, которые играют самостоятельно придуманную роль, чтобы сделать развлекательное шоу для зрителей.

Дрэг не подразумевает гомосексуальности артистов, а уж тем более транссексуальности. И хотя дрэг — неоспоримо важная часть гей-культуры, артисты дрэг-шоу могут быть совершенно любой сексуальной ориентации. В том числе это бывают гетеросексуальные мужчины и женщины.

Conchita Wurst — «Rise Like a Phoenix»

— Грубо говоря, на работе и в ситуациях, с ней связанных, вы — Кончита Вурст, «леди с бородой». А дома и вне сцены вы — Том Нойвирт. Чем отличаются два ваших образа жизни?

— Я бесконечно рада тому, что, будучи Томом, имею возможность жить спокойно, как обычный человек. Гулять по улицам, ходить по магазинам и не привлекать никакого внимания. Несмотря на то что я с 17 лет выступаю под своим настоящим именем на телевидении, сейчас вне образа Кончиты меня крайне редко узнают люди даже в Австрии. И я счастлива, что так сложилось, ведь постоянное внимание — это тяжело.

— Кем вы вдохновлялись, создавая образ Кончиты?

— Конечно, я не была первой бородатой леди. Все мы видели фотографии бородатых женщин, сделанные еще 100 лет назад, тогда это был аттракцион. Сейчас в дрэг-сообществе очень много дрэг-квин с бородой, но нельзя сказать, что я задала этот тренд. Моим кумиром был Mathu Andersen — известный визажист. Я увидела его инстаграм и пришла в полный восторг. Это эдакая Миранда Пристли (персонаж Мерил Стрип в фильме «Дьявол носит Prada». — Ред.) с бородой (смеется). Так что если уж я и копировала кого-то, то именно его.

Изначально я видела в образе Кончиты лишь эпатаж и эксцентричность, но затем поняла, что могу стать примером для всех людей, которые не вписываются в стандарты, навязываемые нам обществом.

— После финала «Евровидения» некоторые российские СМИ грубо отзывались о вашей победе и вашем сценическом амплуа. Я видела интервью с вами на одном из российских федеральных каналов, там вам задают много провокационных вопросов и выставляют вас в дурном свете. Это обычная практика для подобных телепрограмм, но я удивилась тому, насколько спокойно вы реагируете на провокации и с каким достоинством держитесь.

— Нельзя давать медиа возможность искажать слова и неправильно интерпретировать твою точку зрения, но еще более важно отстаивать свое право на то, чтобы быть «видимым». Поэтому, даже если комментарий журналиста негативный, как это часто бывает в странах, где государство придерживается консервативных взглядов, мне важно, чтобы меня увидели люди. Когда я сам, будучи ребенком, уже осознав себя геем, видел по телевизору, например, Ру Пола или кого-то еще из дрэг-артистов, мне было совершенно неважно, что там о нем говорят, как его оценивают и репрезентируют. Настолько я был заворожен этими образами, этими личностями. И в моем сознании утверждалось понимание, что и такое тоже может быть, что я тоже имею право на существование.

Мне очень горько, что у России сейчас такая плохая репутация.

Поэтому, даже если статья, репортаж, что угодно очерняют вас за вашу инаковость, велика вероятность, что какое-то количество людей сможет увидеть сквозь эту негативную оценку и почувствовать, что они не одни и что их желание свободно самовыражаться также имеет право на существование. У меня действительно до сих пор случаются ситуации, когда журналисты задают неприятные вопросы, и я чувствую, что они настроены недружелюбно, но я все равно считаю важным отвечать им спокойно и донести свою точку зрения. Я, конечно, тоже не идеальна, я могу ляпнуть какую-нибудь глупость, но стараюсь сохранять уважение и нести ответственность за то, что я говорю. Потому что с помощью одной камеры и одного журналиста я могу дотянуться до огромного количества людей, которые нуждаются в этом. При этом я также прекрасно понимаю тех знаменитостей, кто не готов говорить о своей сексуальности, о своей неконвенциональной идентичности. Но это не потому, что они слабые, это потому, что наше общество находится не на правильном пути. Нельзя требовать от каждого рисковать всем, что у него есть, ради того, чтобы изменить общество. Я нахожусь на том этапе, когда я могу позволить себе говорить все, что я думаю, но я бы хотела, чтобы такая возможность была у всех.

© ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок»

— Сейчас молодые люди с необычной внешностью, не вписывающейся в общепринятые стандарты красоты, используют соцсети, особенно Инстаграм, для продвижения своих индивидуальных представлений о прекрасном, но при этом сталкиваются с большим количеством ненависти. Что вы можете им посоветовать?

— Я понимаю, что очень просто подвергнуться волне ненависти и критики, так как сегодня все могут постить и комментировать, что захотят, как захотят и где захотят. Многие люди специально создают анонимные аккаунты, чтобы писать злые комментарии и унижать других. Но есть и другая сторона соцсетей: вокруг тебя всегда собирается также и группа поддержки, люди, которым близко и важно то, что ты делаешь. И эти люди обладают способностью объединяться, чтобы противостоять хейтерам. Я испытала это на себе: в последнее время в моих аккаунтах все меньше злых комментариев, так как мои фанаты сразу же реагируют на них. Что мне особенно нравится, так это то, что они не ругаются с хейтерами, а остаются спокойными и скорее пробуют в ответ задать конструктивные вопросы.

Не всегда есть силы вести диалог, но, если они есть, я считаю важным пытаться разговаривать с теми, кто тебя не принимает и не понимает.

Я думаю, это разумный подход, так как практически невозможно изменить чье-то мнение в Интернете, тем более мнение хейтеров, но иногда имеет смысл выразить свое мнение, показать другую точку зрения, к которой, возможно, кто-то прислушается. Абсолютно нет никакого смысла отвечать ненавистью на ненависть, агрессией на агрессию. Но если есть возможность вступить в адекватный диалог, заставить людей задуматься — это уже достижение. Конечно, не всегда есть силы вести диалог, но, если они есть, я считаю важным пытаться разговаривать с теми, кто тебя не принимает и не понимает.

Я считаю, что социальные сети — это большая надежда для всех тех людей, кому кажется, что они одиноки в своих интересах, что их никто не понимает. Теперь это не так. Можно жить в крошечном городе на краю земли и найти поддержку в соцсетях.

Я бы посоветовала всем людям, которые переживают из-за травли и ненависти в интернете: оставайтесь «видимыми», продолжайте делать то, что вы делаете, не расстраивайтесь из-за хейтеров, а цените тех, кто вас поддерживает. Объединяйтесь со своими единомышленниками и пытайтесь вместе противостоять агрессии, отстаивать право быть собой.

— Недавно вы говорили о том, что устали от Кончиты Вурст. Какие еще образы вам было бы интересно создать?

— Сейчас я все еще работаю над вторым альбомом, затем поеду в тур. Возможно, после этого я на какое-то время решу отдохнуть от Кончиты, чтобы как артист попробовать что-то еще. Но никогда не говори «никогда». Возможно, пройдет еще пять лет, и я снова захочу вернуться к образу Кончиты Вурст, кто знает! Сейчас я хочу больше развиваться. Есть столько вещей, которые мне хочется попробовать, где не нужны накладные ресницы и парики (смеется)!

— Что, например?

— Мне интересен дизайн, я бы всерьез хотела заняться дизайном мебели. Мне бы хотелось создавать декорации для театральных постановок и кино, даже написать сценарий к собственному фильму. Огромное количество вещей, которым я хочу научиться! У меня вообще бесконечно рождаются идеи, я постоянно их записываю. Мой компьютер и телефон — это целая куча заметок. Я постоянно наблюдаю за тем, что происходит в мире вокруг, и ищу вдохновение.

Conchita Wurst — «Purple Rain (Prince Cover)»

— Как вы относитесь к феминизму?

— Я считаю, что все должны разделять идеи феминизма вне зависимости от гендера. То, что в нашем обществе женщины и мужчины до сих пор не имеют равных прав, меня шокирует. Даже работая в развлекательной индустрии в образе женщины, я часто вижу, как мое поведение и поведение моих коллег-женщин оцениваются по-разному. То, что могу себе позволить на сцене я, что сорвет овации зала, может вызвать раздражение той же аудитории просто потому, что это делает женщина. Хотя мы можем шутить на одни и те же темы, реакция может быть совершенно разной. И тут я вспоминаю: «Черт, а ведь я же все-таки мужчина!» Все эти правила — что женщина может себе позволить, а что нет, что должна надевать, как и что говорить… Это все так устарело, но до сих пор работает. Сексизм, эйджизм, которому подвергаются женщины… Это ужасно!

— Некоторые знаменитости принципиально не приезжают в Россию из-за политической ситуации и не в последнюю очередь из-за дискриминации ЛГБТ. Как вы относитесь к этому?

— Я категорически против такого подхода! На «Евровидении» я получила огромное количество голосов из России. Это доказательство того, что люди, которые живут в России, — не то же самое, что государство. Мне очень горько, что у России сейчас такая плохая репутация. Я впервые приехала в Петербург, и я просто ошеломлена красотой этого города. Каждый должен здесь побывать! Сейчас огромное количество ЛГБТ-людей в России нуждается в поддержке. Им важно, чтобы звезды уровня Мадонны приезжали и к ним, показывая, что они не одни. Я здесь, чтобы поддержать этих людей.

Комментарии

Новое в разделе «Colta Specials»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте