19 декабря 2014Общество
343240

Лекция для Кольты

Людмила Улицкая об агрессии и драматической нехватке времени у всех нас

текст: Людмила Улицкая
Detailed_picture© Глеб Щелкунов/Коммерсантъ

Этот текст — компиляция из нескольких выступлений перед читателями книг детской серии «Другой, другие, о других» по культурной антропологии для подростков. C 2006 года в серии вышло 15 книг, среди которых была книга антрополога, кандидата наук Веры Тименчик «Семья у нас и у других». В этой книге имеется вставка о существовании в мире гомосексуальных семей. Раздраженная реакция на книгу показала, как высок в нашем обществе уровень гомофобии и невежества в области антропологии. Поэтому нынешний разговор гораздо шире частной проблемы гомофобии. В сущности, речь идет о «перезагрузке» сознания как единственной возможности выживания человечества в ХХI веке. Это и послужило причиной того, что я решилась опубликовать этот текст.

Дорогие мои! Мало времени! Очень мало времени! Лично у меня — потому что мне за 70, а в Библии, одной из главных священных книг человечества, сказано: «срок жизни человека — семьдесят лет». Очень мало времени и у человечества в целом — выдающийся британский астроном Мартин Рис полагает, что с большой вероятностью человечество не переживет ХХI век. Катастрофа может быть мгновенной с точки зрения исторического времени, и избежать грядущей катастрофы при теперешнем развитии наших земных дел шансы невысоки… Но есть!

1.

Мы с вами — очень молодой биологический вид. Может, один из самых молодых, особенно если не входить в область микробиологии. Но человек привык всех животных — от кошек до обезьян — называть меньшими братьями. А это не так. Даже обезьяны нас много старше. Не говоря уже о крокодилах…
Что же касается обезьян, с ними мы не только родственники. Мы и есть обезьяны. Высшие. Это так. Да, на 100 процентов мы животные, подчиняемся общим законам существования животных. У нас, обезьян, сходным образом устроено… все. Ну, почти все!
И тем не менее, будучи стопроцентными животными, мы отличаемся от всех прочих некоторыми качествами, свойствами, возможностями. Это очень зыбкая область, потому что последние годы выясняется, что различий все меньше. Человек настолько расширил свои знания о природе и самом себе, что ни в сказке сказать…

Единственное и совершенно фундаментальное различие между нами и животными: человек создал то, что ни одно животное не умеет создать, — культуру. Сюда включается все, что сделано человеком за очень короткий с точки зрения существования срок — двести тысяч лет. Можно этот срок, конечно, сильно уменьшить или увеличить, но не будет ошибкой, если мы возьмем за точку отсчета рождение культуры: изобретение письменности, живописи, скульптуры, архитектуры, музыки, огромные достижения в познании мира, создание целого спектра наук.
А можно за точку отчета взять первое орудие, которое было сделано руками человека. И тогда мы могли бы повести разговор о том, как за исторически очень короткий срок человек от палки и камня перешел к ружью, мине, атомной бомбе и химическому оружию. Уникальный, наделенный огромным творческим потенциалом вид! Многого достиг, а уж возможности уничтожения себе подобных повысились многократно в сравнении с любым другим видом: сегодня небольшая группа людей может уничтожить все наличное человечество, а невзначай и самих себя. Такого не сможет сделать ни один другой вид.

Мало времени! Очень мало времени!

Почему, добившись столь многого, человек не может справиться с угрозой самоуничтожения, которая растет год от года?
Почему человек так беспримерно жесток в уничтожении себе подобных?
Потому что в нем запрограммировано природой такое свойство, которое называется агрессией. Этим качеством обладают все живые существа, но выражается оно по-разному у каждого вида. При отсутствии этого качества живое существо погибает. И это жестокий закон природы — выживает сильнейший. Это очень важная тема: что сегодня означает «сильнейший». Умнейший? Хитрейший? Может, самый образованный? А вдруг — самый великодушный, милосердный?

Итак, говорим про человека. Это чудо природы. При том что существуют животные, которые лучше нас видят, лучше слышат, быстрее двигаются, плавают и летают и вообще обладают такими качествами, которыми человек не обладает. Но только человек оказался способным создать науку и искусство. Это дивное существо, как никакое другое, способно на великие подвиги самоотверженности. Жизнью своей человек может пожертвовать ради другого, не обязательно своего ребенка, потому что детенышей своих защищают и кошки, и воробьи. Человек может пожертвовать жизнью ради идеи! Никакая тварь, кроме него, на это не способна. Человек бывает в своих действиях непостижимо прекрасен. Но как же он может быть гнусен, низок и подл! Как он может быть жесток! Можно я не буду приводить примеры?

Вот это поразительное существо давным-давно начало себя изучать. Это единственный вид, который изучает сам себя и окружающий мир. Наука о человеке называется антропология. Я лично считаю (со мной не все соглашаются), что антропология — главная из наук и все прочие науки можно рассматривать лишь как прикладные области антропологии. Потому что все науки и все искусства без исключения — продукт деятельности человека, а антропология изучает не только деятельность человека, но и его самого.
Сегодня про человека и про мир известно столько, что ни в одной самой умной голове это не удержится. Это не страшно. Человек создал такие хранилища информации, в которых содержится все наличное знание. Человек создал такие машины, что некоторые считают их более умными, чем сам человек. Правда, не все. Природа наделила человека совершенно фантастической машиной — мозгом, но пока что этот орган просто-напросто мало исследован. Это задача будущих поколений. И если уж говорить о компьютерах, то мощнее и интереснее этого аппарата природа ничего не создала.

2.

Выживание в животном мире связано с такими главными факторами: территория обитания, добыча пропитания и размножение. По этим направлениям идет битва — как правило, среди самцов. В природе выработаны механизмы, препятствующие взаимному уничтожению. Хотя иногда в борьбе за самку или за территорию одно животное убивает другое, но это случается достаточно редко. Обычно борьба носит скорее ритуальный характер. Есть система жестов-знаков, которая срабатывает, дело до убийства противника не всегда доходит, и потерпевший поражение, униженный и пораненный зачастую покидает поле битвы живым.
Победа сильного выражается в том, что побежденный имеет меньше шансов оставить потомство. Здесь должна оговориться: замечательный антрополог и популяризатор науки А. Марков считает, что, несмотря на все генетические «предохранители» от убийства соперника, в сообществах человекообразных обезьян от рук сородичей и соседей гибнет в 50 раз больше особей, чем в человеческой популяции. Это звучит оптимистично с точки зрения эволюции агрессии в сторону ее снижения, хотя и опровергает мои ненаучные наблюдения.
У многих животных есть генетически обусловленная страховка от самоуничтожения, а у человека ее — по каким-то не вполне известным сегодня причинам — нет. Даже слабое анатомическое вооружение человека (нет ни когтей, ни острых зубов, ни рогов, ни ядовитого зуба) не мешает ему убивать себе подобных.

Сложная психическая жизнь обуславливает многообразные варианты поведения. Исследование поведения человека во время войн и в тюрьмах (как в качестве заключенных, так и в качестве охранников) дает огромную пищу для размышлений. Не хочу сказать, что в природе все целесообразно: иногда как раз этой целесообразности нет или мы ее не умеем понять. Мы знаем множество примеров такой сверхжестокости человека по отношению к побежденным, их женам и детям, далеко выходящей за рамки целесообразности. Могла бы привести много поражающих воображение примеров, но не буду.
Вывод таков: агрессия человека часто бывает не обусловлена обстоятельствами и избыточна. Ну как если один прохожий случайно задевает другого локтем, а задетый вынимает пистолет и убивает невольного обидчика.

Вот об этом и речь: человечество несет в себе архаичное животное наследие, в том числе и внутривидовую агрессию, которая совершенно необходима для выживания, но в нашем человеческом мире, в сегодняшних условиях, именно она мешает действовать сообща для достижения самой важной цели — выживания человечества. Здесь нужно особо подчеркнуть, что эволюционный, цивилизационный успех человечества — результат не агрессии, а способности с ней справляться, способности объединять усилия всех больших групп, способности понимать других, преодолевая природный страх и недоверие между разными сообществами (народами, государствами, членами разных религиозных групп). Без навыка коллективного взаимодействия, коллективной работы никакого прогресса не произошло бы… Ну, конечно, без гениев и изобретателей мы тоже далеко не ушли бы.

Что сегодня означает «сильнейший»? Умнейший? Хитрейший? Может, самый образованный? А вдруг — самый великодушный, милосердный?

Ученые считают, что уровень агрессии в древнем мире был выше, чем в наше время. Но мы знаем, что кроме личной агрессии существует агрессия групповая, а в современном мире разработаны эффективные механизмы по манипуляции сознанием миллионов людей, и эти механизмы обеспечивают быстрый подъем уровня агрессии в обществе. В такой ситуации психотический срыв одного из тех персонажей, в руках которых имеется «ядерный чемоданчик», может привести к глобальной катастрофе. В таком случае личная реакция на обиду или несправедливость, реальную или воображаемую, может привести к гибели человечества.
Что с этим делать? Как обуздать агрессию, которая существует на всех уровнях — семьи, первого детского коллектива, соседей, жителей разных городов, далее — разных народов, глав политических партий и правительств? На кого вообще направлена агрессия и как с ней сладить — в себе и в окружающем мире?

Для того чтобы работать с агрессией, ее надо изучать, понимать причины возникновения, способы ее переключения с объекта на объект, научиться ее снимать. Первая ступень на этом пути — признать, что она существует, увидеть ее в себе, проанализировать, откуда она берется.
Кроме всего прочего, высокий уровень агрессии приводит к разным болезням, ученые уже изучают эту связь. Но я веду речь про другой способ борьбы с агрессией — мирный, гуманитарный.
Кто вызывает неудовольствие, раздражение, протест и вытекающую отсюда агрессию? Ближний и дальний, главным образом тот, кого мы не понимаем. Этот Другой, чужой — в нем ключ всех зол. Но если приблизиться к этому Другому, рассмотреть его пристально, познакомиться, узнать о его культуре, традициях, в некоторых случаях даже получить объяснение, почему они едят протухшую еду, ходят черт-те в чем, сморкаются, пыхтят и издают неприличные звуки, молятся, танцуют, хоронят покойников странным для нас способом и празднуют непонятные праздники, то некоторые вещи проясняются. Узнавая больше о незнакомых, мы начинаем понимать, откуда берется «инаковость». Уходит страх, потому что в неприятии всего неизвестного часто замешан страх. Страх перед чужим, другим, на нас непохожим. Смесь страха и агрессии рождает ксенофобию — ложно мотивированную ненависть ко всем представителям других культур.

3.

Далее речь пойдет о серии книг по культурной антропологии «Другой, другие, о других» для подростков. Пятнадцать книг уже изданы, а последняя, шестнадцатая, самая важная, выйдет, как я надеюсь, в начале будущего года. Она посвящена как раз агрессии. Про многие другие материи уже написано. Это были книги о еде, одежде, семье, доме, о разных мифологиях, о воспитании, жизни и смерти, наказаниях, болезнях, об инвалидах, о правах человека, о его положении на Земле, о деньгах, профессиях, о языке…
Книги эти писали специалисты, а иногда журналисты, способные глубоко войти в проблему. Почти все они — мои хорошие друзья. И профессионалы. Книгу о том, как в разных народах встречают новорожденных и провожают мертвых, написала доктор наук, профессор Марина Бутовская. Книгу об инвалидах написала моя подруга Ирина Ясина, журналист, которая уже много лет прикована к инвалидному креслу и знает, про что пишет. О профессиях написала моя покойная подруга, профессор американского, а потом и российского университета Наталья Садомская; книгу о семье — антрополог Вера Тименчик.

Вот на этой книге, которая называется «Семья у нас и у других», мы и остановимся. Не по той причине, что она из всех книг лучшая или, наоборот, худшая, просто ни одна из книг этой серии не вызвала такого общественного резонанса, как эта. И упрекают, даже обвиняют автора книги, меня, составителя этой серии, а также Екатерину Юрьевну Гениеву, директора Института толерантности, который помог реализации этого проекта, в пропаганде гомосексуализма, педофилии и даже, представьте, инцеста. Вот на этом месте позвольте поподробнее остановиться.

В некотором смысле, действительно, каждый народ живет в своем времени.

Эта книга рассказывает об истории семьи как социального явления. Для нас, жителей России, Европы и Америки, общепринятым браком является разнополая пара приблизительно одного возраста и, как правило, имеющая детей — одного, двух или больше. Это очень хорошая схема, она себя в культуре оправдала, ее придерживаются многие миллионы людей. Но не все и не всегда.
Поскольку, как мы уже говорили, между людьми и животными больше сходства, чем различия, можно посмотреть, как устроены семьи у разных животных, и сравнить. Посмотрели и сравнили. Потом посмотрели на то, как этот социальный механизм — семья — эволюционировал в человеческом обществе.
При этом надо учитывать такую важную особенность: хотя мы с вами живем в двадцать первом веке от Рождества Христова (сейчас принят григорианский календарь), но некоторые народы, признавая этот григорианский календарь, одновременно живут в своем собственном времени. Так, у евреев сейчас идет 5775 год от сотворения мира, а у мусульман — 1436-й по хиджре (то есть их летоисчисление начинается, если считать по нашему, григорианскому календарю, 22 июля 622 года).
В некотором смысле, действительно, каждый народ живет в своем времени. (Помните лозунг Хрущева «Догнать и перегнать Америку»? Он свидетельствует о том, что еще со времен Петра Первого это цивилизационное отставание осознавалось руководителями государства, и весь трехсотлетний модернизационный процесс, Петром Первым запущенный, дал, в сущности, прекрасный результат, хотя и несколько однобокий: создание атомной бомбы и передовой по условиям середины прошлого века космической отрасли это продемонстрировало.)
Добавим к этому, что на одной и той же планете сосуществуют народы, находящиеся на разных этапах цивилизации. До сравнительно недавнего времени существовали племена и народы, не знающие колеса, ткачества и землепашества…
Точно так же мы можем наблюдать в разных странах разные формы организации семьи, включая архаические. Законы шариата, которых придерживается почти половина человечества, разрешают мужчине иметь четырех жен. В Тибете до сих пор существует полиандрический брак, когда на одной женщине женаты двое мужчин, часто это братья.
Кроме того, брачный возраст в разных странах варьирует. До сегодняшнего дня в Мексике разрешен брак с 12 лет, в Японии и Южной Корее — с 13, во многих странах — с 14. Цифры эти менялись в разные исторические эпохи, в разных странах. Так, в России XVI века брак был разрешен для мальчиков с 15 лет, а для девочек с 12. А по законам Российской Федерации возраст вступления в брак — с 18. Те, кто вступает в половые отношения с особами младше 18 лет, подвергаются судебному преследованию за педофилию. Правда, мы не знаем, куда отнести тех школьников, которые начинают половые отношения в восьмом классе. И таких сейчас немало. Тема для размышлений, между прочим…

В той части мира, где мы с вами живем, принята моногамия. Кроме больших семей, в которых есть папа-мама, бабушка-дедушка и дети, есть семьи, состоящие только из двух поколений — родители и дети; есть также неполные семьи, в которых представлен один из родителей и ребенок (дети). Неполные семьи встречаются в наше время все чаще. Во времена моего детства обычно это были семьи, где не было отца, убитого на войне. Теперь мы чаще встречаем неполные семьи, возникшие из-за развода партеров или рождения ребенка женщиной, не вышедшей замуж. Разводов происходит все больше, и детей, которых воспитывает только один из родителей (как правило, мать), тоже все больше.
Да и сам институт семьи в последние десятилетия испытывает кризис: все чаще встречаются люди, предпочитающие вообще не вступать в брак и остающиеся на всю жизнь одиночками… Об этом нам сообщают социологические опросы.
Кроме семей, описанных выше, существуют еще и семьи гомосексуальные, которые в принципе не могут производить потомство. Во всем мире идет борьба гомосексуалов за право иметь семью. В некоторых странах законодательство идет им навстречу и разрешает заключение брачных союзов между однополыми людьми, в других — нет. В сущности, это вопрос сегодняшнего дня — прежде в истории он таким образом никогда не ставился.
У большинства из нас есть определенная установка: семья обычно определяется как союз мужчины и женщины, сложившийся для произведения потомства и его выращивания, хотя нередко мы встречаем и бездетных супругов. Иногда причины бездетности биологические, а порой это следствие принятого супругами решения не обзаводиться детьми.
А как относиться к однополым бракам? Давать им право на легальное существование или оставить на нелегальном положении? А дети? Давать ли гомосексуальным парам право усыновления детей?

Однополые союзы как форма отношений возникли не вчера, а прослеживаются в человеческой истории с тех самых пор, как история стала фиксироваться. В разных странах и в разных культурах такого рода союзы существовали, и к ним было разное отношение. В Древней Греции с ее культом мужской дружбы, воинского братства и особых отношений, складывающихся между учителем и учеником, гомосексуальные отношения не вызывали общественного порицания.
В древнем Израиле гомосексуальные связи были под запретом — за это побивали камнями, то есть казнили, как это предлагает Библия. Такова историческая шкала — от нейтрального отношения к гомосексуальным союзам до отрицательного, когда гомосексуальные связи рассматривались как преступление. И по сей день есть такие страны, где гомосексуальные отношения рассматриваются как преступление, караемое казнью. В современном Иране с 1979 по 2009 год было совершено около четырех тысяч казней гомосексуалов.
В ХХ веке в большинстве стран законы, по которым преследовали гомосексуалов, были отменены.
Однако гомофобия, ненависть и внесудебные преследования гомосексуалов даже в странах, где законы эти отменены, существуют на бытовом уровне. Сегодня во всем мире существует ЛГБТ (лесбиянки, гомосексуалы, бисексуалы и трансгендеры) сообщество. Все люди, принадлежащие к этому сообществу, имеют своих предшественников в глубокой истории, но только в наше время они легализовались.

Теперь возникает вопрос: почему в книжке для детей написано о том, что в мире существуют гомосексуальные отношения, гомосексуальные семьи? Нужно ли это знать детям? И зачем? Исключительно по той причине, что существование гомосексуальных семей — факт. И в некоторых гомосексуальных семьях имеются дети. Это либо дети от прежних гетеросексуальных браков, либо приемные дети. Хотя я знаю о рождении детей у лесбийских пар с помощью медицинских манипуляций с яйцеклетками и донорской спермой.
Развитие тонких технологий в медицине привело к тому, что сегодня искусственное оплодотворение и выращивание человеческого плода в пробирке — вполне разрешимая задача. Таких детей в мире становится все больше. Хорошо это или плохо, мы сейчас не обсуждаем. Достижения современной науки все чаще заставляют людей задумываться об этических вопросах, и более всего их скопилось именно в этих важнейших точках человеческого существования — в точке рождения и в точке смерти.
Появились медицинские профессии, которых прежде не было. Есть врачи-репродуктологи, помогающие преодолеть бесплодие, и есть врачи, которые помогают человеку умереть, не испытывая мучительных страданий. Не знаю, появилось ли в обиходе такое слово, как «эвтанолог». Если еще не появилось, то скоро появится…
Уже существует такая молодая дисциплина, как медицинская этика, и в этой области идут большие баталии: где поставим границу?
Никто не собирается отменять десять заповедей: не убий, не укради, не пожелай жены другого и так далее... Но я не наблюдала в жизни ни одного случая, чтобы кто-то вырвал себе глаз, почувствовав влечение к чужой жене…
Мы вынуждены считаться с тем, что некоторые древние запреты, некогда очень полезные для выживания общества, становятся не обязательными в светских обществах.
Мы вынуждены считаться также с изменениями в социальной жизни общества, даже если они нам не нравятся. И даже сама этика включена в эволюционный процесс и претерпевает некоторые изменения. Хотя бы по той причине, что в современном мире возникли такие проблемы, о которых архаическое человечество не знало (создание оружия массового уничтожения, химического оружия, огромный ущерб, который наносится человеком природе в результате хищнического ее использования и загрязнения, перенаселение, планетарные эпидемии, каких прежде не было, — СПИД, лихорадка Эбола).
Мы вынуждены признать, что существует драматическая дисгармония между высокими техническими достижениями и бедственным нравственным уровнем современного человека. Человек, достигший небывалых успехов в познании мира, создал атмосферу злобы и ненависти, лжи и ксенофобии.
Существование гомосексуальных семей, может быть, одна из самых незначительных проблем этого ряда, но здесь мы рассматриваем именно ее.

4.

Итак, гомосексуальные семьи существуют, и в некоторых таких семьях имеются дети. Эти дети, воспитываемые в гомосексуальных семьях, часто в школах подвергаются насмешкам, унижениям и издевательствам со стороны одноклассников. Ради защиты этих детей и написан абзац в семнадцать строк в книге Веры Тименчик. И направлена эта книга — «Семья у нас и у других» — не на пропаганду гомосексуализма, а против явления гомофобии. Ненависть к людям с нетрадиционной ориентацией — как мне представляется, гораздо более распространенное явление, чем гомосексуализм. Нигде в этой книге нет пропаганды гомосексуализма. Если уж кому-то хочется найти в этой серии какую-то пропаганду, то скорее можно говорить о пропаганде толерантности.

Тут мы вновь возвращаемся к важному вопросу — надо ли об этом вообще знать детям? Я уверена, что надо.
Дело в том, что они рано или поздно все равно узнают, что детей не находят в капусте, а родители, закрыв дверь спальни, занимаются сексом… О ужас! А спустя какое-то время они узнают о возможностях орального и анального секса! Узнают из рисунков в общественной уборной или на заборе.
Так вот, я, безусловно, предпочитаю, чтобы о всяких сложных и непонятных явлениях жизни дети узнавали от спокойных профессионалов, взрослых людей, педагогов и родителей, а не в школьной уборной под гнусное хихиканье старшеклассников.
Тонкий педагогический вопрос заключается в том, когда именно надо это рассказывать. В каком возрасте? По-разному. Но в любом случае не раньше, чем этот вопрос возникает у ребенка. Ответ не должен предварять вопрос.
Между прочим, серия книг, о которой я говорю, не является обязательной, не включена в школьные программы, но предназначена для того, чтобы стоять на полках школьной библиотеки, чтобы можно было заглянуть в книжку именно тогда, когда этот вопрос возник. А библиотекарь, методист, учитель покажет, где эта книжка стоит. А то и урок проведет по этой книге. Чем больше человек знает, тем меньше у него страхов.
Спросите у детских психологов, по какой причине происходят детские самоубийства. Очень часто из страха перед явлениями, которые сами по себе не опасны.
Я знаю такой трагический случай, когда двенадцатилетний мальчик покончил самоубийством, потому что мастурбация, через которую проходит большинство подростков, казалась ему столь страшным грехом, что, не сумев справиться с физиологией, он совершил самоубийство. Известны самоубийства подростков, осознавших свою гомосексуальность и не видящих иного выхода, потому что гомофобное окружение создавало в душе такой тяжелый конфликт, что единственным выходом виделось самоубийство…

Статистику относительно количества гомосексуалов в популяции стали собирать сравнительно недавно, но, по разным источникам, около полутора процентов людей принадлежит к гомосексуальному меньшинству. С ХХ столетия биологическая наука открыла очень многие явления, неизвестные ранее, и относительно природы гомосексуальности, в частности. Сегодня она не рассматривается ни как грех, ни как преступление, ни как заболевание, но как особенность, имеющая научное объяснение. Просто за последнее время много нового узнали и о механизме определения пола у человека.
Всем известно из школьного учебника (кто учился в школе, а не пиво пил): первичное определение пола происходит на уровне хромосом. Всего их у человека 23 пары, и одна из этих пар, 23-я, — половая. В геноме мужчин эта пара представлена Х- и У-хромосомами, а у женщин — две Х-хромосомы. Из этого следует, между прочим, что именно от мужчины зависит пол потомства: только у него имеется в наличии эта «мужская» (кстати, самая маленькая в геноме) У-хромосома, и ее передача потомству определяет рождение мальчика. А вот дальше я расскажу то, что в учебниках пока не написано, но ученые прекрасно об этом осведомлены. Мне рассказал об этом механизме Михаил Голубовский, генетик, профессор биологии из Калифорнии.

Ненависть к людям с нетрадиционной ориентацией — гораздо более распространенное явление, чем гомосексуализм.

Кроме хромосомного, существует еще один уровень определения пола; назовем его «вторичный». Когда эмбрион уже немного подрос, заложились его органы и гормональная система, все это начинает функционировать еще в организме матери. Именно на этом месте может произойти сбой: развитие гормональной системы идет по типу мужскому, в то время как эмбрион имеет две Х-хромосомы, то есть пол определен как женский. И соответственно наоборот: по хромосомам — мальчик, а по гормонам — девочка. Родившийся ребенок, строго говоря, является существом с некоторым отклонением от нормы. Поэтому в каком-то смысле существует не два пола, а четыре. Можно сказать, что это «норма отклонения», потому что процент таких особей хоть и невелик, но постоянен. Как показывает современная статистика, это один-два процента людей.
Но и это еще не все: недавно открыли, что существует еще один уровень определения пола, третьего порядка, так сказать, — на уровне мозга. Этот механизм начинает работать еще позже, когда, приблизительно в пятилетнем возрасте, начинает формироваться сложная поведенческая канва. И этот третий уровень определения тоже в конечном счете зависит от биохимических процессов в мозгу, а вовсе не от пропаганды гомосексуализма…
Такова биологическая сторона дела. И она не исчерпана. Как говорят эндокринологи, «женские» гормональные добавки в исходно мужской генотип придают некоторые особые, «феминизирующие», черты их носителям. Возможно, среди этих черт — и тонкость организации, и особый взгляд на мир, возможно, и определенная психическая хрупкость.
Равно как и избыток мужского полового гормона в организме женщины тоже сказывается на ее поведении, на ее сексуальной ориентации. И надо сказать, что осознание подростком своей принадлежности к «особому полу» — очень тяжкий процесс и для самого ребенка, и для его родителей.

Мы, гетеросексуалы, абсолютное большинство жителей планеты, зачастую не готовы предоставить гомосексуалам, составляющим безусловное меньшинство, имеющиеся у нас права — жить в соответствии со своей природой, располагая той степенью свободы, которая не ущемляет свободы других.
— Может, среди их особенностей будет предрасположенность к насилию, к педофилии, к убийству, в конце концов? — спрашивают мои оппоненты.
— На это есть закон, — отвечаю я, — государственный закон, принятый большинством и обязательный к выполнению всеми гражданами.
И законодательство своей страны обязан выполнять каждый гражданин. Кто его нарушил — того в тюрьму. Всем прочим предоставляется право жить в соответствии со своей совестью, принципами и биологическими свойствами. И чем более толерантно общество, тем легче оно принимает тот факт, что у людей разный цвет кожи, разные пищевые пристрастия, разные принципы воспитания и прочее, о чем я уже упоминала. Тем легче оно принимает факт, что в человеческом сообществе встречаются гомосексуалы.
Преступной следует считать не гомосексуальность как таковую, а случаи, когда в половые отношения вовлекаются несовершеннолетние. Это определяется как «педофилия». И в этом случае закон в равной мере преследует и гомо-, и гетеросексуалов. То же можно сказать и о сексуальном насилии.

В современном мире, в нашей цивилизации, построенной на иудеохристианских традициях, гомосексуальность веками рассматривалась как грех. В Евангелии мы не находим никаких высказываний по этому поводу. Христос, по крайней мере, нигде гомосексуальность не упоминает. Библейские же тексты содержат прямое осуждение содомии, которая рассматривается как мерзость перед Господом, и уличенные в мужеложстве подлежат смерти.
Времена инквизиции давно закончились, современное общество имеет гражданский суд, Уголовный кодекс. Это и понятно: сегодня права верующих и неверующих уравнены, и никого пока не отправляют на костер за атеизм. Но точно так же почти во всем мире уравнены права гомо- и гетеросексуалов.
В России с 1934 до 1993 года существовала в Уголовном кодексе статья 121, по которой гомосексуалы могли быть отправлены в тюрьму на срок от трех до пяти лет. По разным оценкам, за время действия этой статьи по ней было привлечено от 60 до 250 тыс. человек. Статья эта, безусловно, нарушала права человека и была отменена. Но в 2013 году был принят закон № 135-ФЗ, статья 6.21, о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних (как будто пропаганда традиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних — дело хорошее!).
Помните замечательный вопль из глубин советских времен: «В СССР секса нет!»? Представьте, он есть, и весьма разнообразный, невзирая на ханжескую дрожь наших депутатов и депутатш.
По своему характеру сам по себе этот новый закон — дискриминационный, поскольку заявляет о социальной неравноценности гетеро- и гомосексуалов. Но это можно было бы отнести за счет безграмотности законодателей.
По существу же дела — в книге Веры Тименчик НЕ СОДЕРЖИТСЯ пропаганды гомосексуализма, и я рада сообщить об этом читателям. Проведенная государственная экспертиза это подтвердила.

Есть, впрочем, еще одна армия нападавших на эту книгу — наши православные братья. Церковь, следуя библейской традиции, продолжает рассматривать гомосексуальность как грех. И это право Церкви. Но наказывать за это «преступление» Церковь может только своих членов, и это внутрицерковная проблема. Для этого у Церкви есть свои инструменты наказания — разного рода епитимьи, отлучение от общения.
Иногда до слуха гражданского общества доносятся скандалы, происходящие на этой почве в церковной среде. Последний, самый громкий, был связан с именем гомосексуала — епископа Екатеринбургского и Верхотурского Никона (Олега Миронова). В старые времена за такой грех священника отлучали от Церкви на 15 лет. С Никоном обошлись мягче — ему пришлось уйти «за штат», что не помешало ему получить в 2010 году панагию от патриарха Кирилла как награду к пятидесятилетию.
Так разрешаются внутрицерковные скандалы. По отношению к «внешним» Церковь проявляет гораздо большую нетерпимость. Именно из Церкви мы слышим наиболее гневные протесты в адрес сексуальных меньшинств.

5.

В сегодняшнем мире происходит кризис, а на самом деле не один, а сто разных кризисов. Каждый профессионал может засвидетельствовать проблемы в своей области: в медицине, в педагогике, в фармакологии, также и в философии. Кризис переживает и наше сознание, которое привыкло оперировать понятиями, а понятия эти повсеместно сошли с ума и перестали обозначать то, что они обозначали недавно: тысячу или сто лет тому назад.

С понятием «толерантность» в нашей стране произошла большая беда. Огромное количество людей считает, что толерантность — это компромисс со злом (я уже и не говорю, что и само «зло» в каждом времени, месте и в каждой социальной группе имеет свои собственные рога и копыта, совершенно не похожие на те, которые видят соседи), потакание злу, сговор с ним и в конечном счете пропаганда зла.
Это не так, но очень трудно убедить людей в том, что толерантность — это нечто иное, а не сговор со злом. Быть толерантным значит быть терпимым к другим людям, к их точке зрения, к иным бытовым привычкам.
Однако русское слово «терпимость», которое меня вполне бы устроило, вызывает у некоторых ассоциацию с «домом терпимости». Кстати, вы бывали в них или видели эти дома хотя бы издали? Явление проституции существует, но проститутки давно перестали нуждаться в специально отведенных для этого домах…
Попробуем очертить это самое понятие толерантности, не определяя его через самого себя, а пользуясь исключительно соседствующими понятиями и идеями. Осуждают толерантность по большей части люди, считающие себя христианами.

Существует чрезвычайно важный для христиан текст из Нагорной проповеди — «Не судите и не судимы будете». Строго говоря, это вполне достаточный принцип для общения с окружающими, которых мы, в силу нашей немощи, не можем назвать ближними из-за того, что они не исповедуют наших убеждений.
Гомофобия — ненависть к «другому». В данном случае «другой» — человек «нетрадиционной сексуальной ориентации».
Никто не может никого заставить любить соседей, вегетарианцев, кришнаитов, рыжих, чернокожих, интеллигентов или пьяных водопроводчиков. Но удержите в себе ваши эмоции. Пусть они не выливаются в агрессию против тех, кто вам не по вкусу. Особенно в тех случаях, когда им трудно защищаться от враждебной среды. Оставьте за людьми право быть такими, каковы они есть, если они не нарушают вашего права быть такими, каковы вы есть.
Гомосексуалов, скорее всего, не становится в мире ни меньше, ни больше: они выходят «из подполья», хотят, чтобы признали их права быть такими, какие они есть. Это их природа, и с этим вряд ли что-то можно поделать. Во всяком случае, не теми топорными законами, которые сочиняют малокультурные люди, облеченные очень большими полномочиями. Эти сочинители законов, сами того не подозревая, тоже относятся к своего рода «меньшинству» — к агрессивному меньшинству, которое не отличается высоким культурным уровнем, но имеет привилегию писать законы. Их действия в любом случае ведут только к росту гомофобии.

Серия книг по культурной антропологии для подростков еще не закончена. Последняя книга, об агрессии, еще не издана. Между тем это самая важная книга из всей серии. Агрессия на всех ее уровнях — от глубоко личного, процветающего в быту, до межнационального, межгосударственного — достигла очень высокого градуса. История человечества знала такие времена, когда из-за неуправляемой агрессии погибали народы и страны. Но в давние времена человечество не владело таким мощным оружием, такими технологиями, какие имеются в ХХI веке. И сегодня всех этих достижений цивилизации более чем достаточно, чтобы уничтожить весь род человеческий.
Насущная проблема человечества сегодня — научиться эту агрессию обуздывать.
Это очень сложное, но необходимое для выживания дело.

Больше тридцати лет тому назад замечательный генетик Владимир Павлович Эфроимсон опубликовал в «Новом мире» статью «Родословная альтруизма», где рассказывал о существовании в геноме человека особого «гена альтруизма», помогающего выжить не отдельному индивиду, но сообществу в целом.
Эта идея Эфроимсона была скорее научным пророчеством и получила экспериментальное доказательство спустя десятилетия. Но мысль эта очень глубока: эгоизм направлен на выживание особи, альтруизм — на выживание сообщества. Альтруистическое поведение хорошо прослеживается в поведении животных (в самом начале я уже упоминала о том, что человек — тоже животное, животное на сто процентов!). Мы видим это в случаях, когда животные выкармливают детенышей, оставшихся без родителей, и даже детенышей других видов. Мы видим, как у многих животных создаются формы общественного поведения, помогающие выхаживать потомство в очень жестоких погодных условиях, своего рода детские сады; наблюдаем и более сложные формы поведения, направленные на выживание сообщества. Одна из наиболее известных — «окрикивание» хищников: при приближении врага многие стайные птицы поднимают страшный крик, чтобы оповестить сородичей и, возможно, отогнать хищника, дать сигнал прятаться. Ген альтруизма обеспечивает механизм выживания сообщества. (Аналогии из современной жизни человеческого общества попробуйте найти самостоятельно — в качестве домашнего задания.)

Человеческая популяция по своим поведенческим реакциям делится на три типа: альтруисты, конформисты и эгоисты. Их соотношение сохраняется приблизительно одинаковым во всех обществах — 1:3:1. Но в некоторых обстоятельствах именно наличие «альтруистов» может спасти сообщество в экстремальных условиях, которые как раз сегодня и наступили. Эгоизм и приспособленчество только усугубляют гипотетический, но более чем возможный конец существования нашего вида.
Отказ от личного, группового, национального эгоизма, идея альтруизма как ведущей формы поведения на личностном, национальном и государственном уровне увеличивают шансы человечества на выживание. Эволюция идет своим чередом и не регулируется человеком, но для сохранения вида Homo sapiens необходимы совместные усилия всех членов общества, кооперация и координирование всех интеллектуальных возможностей — чтобы искоренить войны как способ разрешения конфликтов, искать и находить новые формы использования и воспроизводства ресурсов, создать мировую систему здравоохранения…
Главным препятствием в объединении человечества во имя выживания оказывается именно агрессия, у которой несколько составляющих: природная, биологическая и та, которая рождается невежеством.

Агрессия и невежество, слитые воедино, представляют собой могучую силу; справиться с ней могут только коллективный разум человечества и те альтруистические гены, которые выработались в эволюционных программах и носители которых с начала человеческой истории и по сегодняшний день работают в обществе на всех его уровнях. Иногда это великие святые, как Франциск Ассизский и Серафим Саровский, иногда общественные деятели, как Махатма Ганди, иногда писатели, как Лев Толстой.
В заключение возвращаюсь к частной причине, побудившей меня поднять этот разговор. Оставьте в покое геев! Оставьте в покое «америкосов» и «укропов», «жидов» и «китаез»! Оставьте в покое «страшных католиков» и «опасных мусульман»! Оставьте в покое «гнусных олигархов» и «грязных бомжей»! Мир погубят агрессия и жадность, национальная гордыня и невежество, особенно когда носители этих качеств оказываются руководителями целых стран.

У человечества мало времени, всего несколько минут большого исторического времени осталось для того, чтобы произвести «перезагрузку» сознания, и в этом всечеловеческом подвиге должны принять участие все вышеперечисленные категории, а также все прочие люди, обитающие здесь и сейчас.
Если мир не справится с агрессией и невежеством, наша прекрасная планета будет жить без нас: почти исчезнувшие в результате войн животные и растения восстановят численность, зарастут лесом разрушенные города, исчезнут постепенно следы пребывания человека на Земле, в чистых водах Мирового океана будут плавать рыбы, над горами будут летать птицы, но не будет на Земле того единственного существа, которое может сказать, глядя на эту красоту: «Господи, как прекрасен наш мир!»

Комментарии

Новое в разделе «Общество»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте