18 ноября 2014Общество
1376550

Небольшая, победоносная

Павел Шеремет считает, что открытая война с Украиной неизбежна, и объясняет, кому это нужно

текст: Павел Шеремет
Detailed_picture© Александр Миридонов/Коммерсантъ

Проект «Новороссия» не закрыт. Никто из авторов и вдохновителей этого проекта-катастрофы даже не думал от него отказываться: слишком много денег и прочих дивидендов он им приносит.

Конечно, никакой Новороссии в нарисованных российскими империалистами и православными хоругвеносцами границах до сих пор нет, сроки сильно сдвинулись, цена проекта многократно выросла, но от безумной затеи не отказались. Неожиданно в историю вмешался украинский народ, которого по всем кремлевским раскладам не должно было быть и в помине. Однако это досадное недоразумение надеются все-таки устранить.

Сейчас в Кремле идет борьба двух группировок, которые, правда, обе выступают за войну с Украиной. Я даже не знаю, как их разделить: одни — за войну прямо сейчас, вторые — просто за войну. В Кремле сейчас нет влиятельных сил, которые отстаивали бы мир с соседями. Это условно одержимые империалисты и расчетливые империалисты.

Одержимые империалисты продвигают идею масштабного военного наступления на Украину как можно быстрее, расширения военным путем зоны, подконтрольной сепаратистам. Поэтому несколько дней подряд Гиркин-Стрелков давал развернутые интервью LifeNews и Сергею Доренко, бил в барабан войны. Он и те, кто его поддерживает, готовы залить кровью Украину и положить десятки тысяч русских жизней за эту самую Новороссию. Влияние этой группы очень велико. Зима их тоже не останавливает.

Группировка расчетливых империалистов, которая с самого начала держала более широкий план по Крыму, Донбассу и придуманной Новороссии, предлагает вариант более изощренный: ударили, закрепились, чуть откатили назад, опять навалились.

Если вы считаете, что Путин проигрывает войну за Украину и все уже закончилось, то я просто призываю трезво посмотреть на факты. Причем глазами российского президента и его советников.

Крым — в составе РФ. Значительную часть Донбасса превратили в укрепленную крепость, кость в горле Украины и плацдарм для нового наступления. Конечно, Путин не взял Киев за две недели, как пугал. Даже не взял стратегически важный порт Мариуполь. Но еще не были задействованы масштабные военные силы. Всего несколько тактических групп из нескольких батальонов без поддержки авиации отбросили украинскую армию и за неделю переломили военную ситуацию на Донбассе. То есть российские генералы докладывают Путину о победах, а не поражениях.

Сейчас в Кремле идет борьба двух группировок: одни — за войну прямо сейчас, вторые — просто за войну.

Российская правящая элита не считает украинцев людьми, вернее, единым народом, тем более не видит в украинцах сильной и сплоченной нации. Украинцев презирают. Все разговоры в российских государственных медиа — только про украинскую жадность, хитрость и трусость.

Санкции Запада, с одной стороны, беспокоят. Но, с другой стороны, злят и вынуждают действовать жестко и быстро. Поставлена цель — расчленение Украины по диагонали, и эта цель до сих пор кажется выполнимой. Может быть, я сгущаю краски, но я всегда исхожу из того, что горькая правда лучше сладкой лжи.

Я уверен, что все мы переживаем критический момент истории. Россия и все ее соседи оказались на исторической развилке, которая кардинальным образом изменит судьбу миллионов людей и целых народов. Уже изменила. Никто толком не знает, что произойдет завтра и к чему мы придем. Кто-то уверен в возрождении русского мира и в ренессансе Российской империи. Другие называют агрессию против Украины последним рывком империи, который окончательно подорвет силы страны.

Я стараюсь поставить себя на место Путина, чтобы понять логику его поступков. В рамках эксперимента я пытаюсь найти плюсы для России в этой войне.

Да, Путин решил свои внутриполитические проблемы. Его рейтинг взметнулся до небес, но это сравнимо с наркотическим кайфом, который требует все новой и новой дозы. Какие-то политики и политологи-маргиналы улучшили свои позиции. Генералы традиционно наживаются на войне. Забыли на время про кавказцев и таджиков. Чиновники-коррупционеры вздохнули свободно, потому что почти не вспоминают про них и их шубохранилища.

То есть отдельные узкие группы и группировки, конечно, довольны. Но есть ли плюсы для российского народа, для российского государства?

Я старательно ищу положительные результаты российского наступления на Украину и не нахожу. Нет этому никакого оправдания, и нет в этой истории счастливого финала для России.

Два года назад мы сидели в холодном Ханты-Мансийске с российским писателем и телеведущим Александром Архангельским. Саша тогда как раз закончил свой очередной роман, в котором в замысловатой художественной форме описывал будущее российского президента.

Я настаивал на том, что скорее всего Владимир Путин развяжет небольшую победоносную войну. Он обижен на Запад, ему кажется, что американцы не уважают Россию и его как президента великой страны, поэтому он попытается показать им кузькину мать, чтобы не зарывались.

Поставлена цель — расчленение Украины по диагонали, и эта цель до сих пор кажется выполнимой.

Тогда мы сошлись на том, что если война и будет, то это будет война за Украину, поскольку воевать с Китаем себе дороже, с Европой напрямую воевать незачем, она сама скоро загнется, а откусить украинский кусок — это вписывается в стратегию создания Таможенного союза и в идеологические представления, откуда есть пошла Великая Русь.

Я исходил исключительно из психологии и экономики. С одной стороны, Россия «встает с колен», российская элита расправляет плечи и вновь мыслит себя представителями великой державы и вершителями судеб мира. Но при этом есть стойкое ощущение, что мир Россию не уважает и не замечает. Мы, мол, уже футбольные чемпионаты в Европе скупаем и канцлеров берем на содержание, а загнивающая и разлагающаяся Гейропа отвечает нам презрением!

Профессор-историк Гарвардского университета и автор книги «The Collapse: The Accidental Opening of the Berlin Wall» Мэри Элиз Саротт к 25-летию падения Берлинской стены опубликовала в Guardian статью о психологической травме, которую пережил Путин, наблюдая, как рушится советский мир и грозная немецкая спецслужба Штази исчезает. Сжигая секретные документы и наблюдая через щелочку в шторах за тем, как беснуется революционная толпа, Владимир Путин пережил стресс такой силы, которая спустя годы проявляется в безжалостности к любым революционерам и в беспощадности к тем, кого он считает врагами России.

Этот опыт сделал Путина легкой добычей для манипуляций со стороны тех, кто видит мир через призму советской модели мира и привычного антиамериканизма. Карьеристы и консерваторы нащупали болевую точку российского президента и подыграли его страхам.

Есть несколько групп, которые, на мой взгляд, виновны в том, что мы все оказались на краю пропасти.

Первая — это военные и представители ВПК. После распада СССР не произошло смены военной элиты в России. На ключевых постах остались командиры советской эпохи и те, кого они воспитали. Именно они раздували угрозу расширения НАТО на Восток, оправдывали ей наши военные действия в Молдавии и Грузии.

Мы уже футбольные чемпионаты в Европе скупаем, а загнивающая Гейропа отвечает нам презрением!

Например, война в Приднестровье была в том числе и порождением борьбы российских военных за гигантские склады с оружием. С другой стороны, генералы пугали власть базами НАТО в Крыму, потому что очень им не хотелось бросать свои обжитые дачи на море. Я, конечно, упрощаю, но в основе генеральской геополитики всегда в первую голову лежит шкурный интерес. С Грузией в 2008 году получилось относительно легко, и это придавало «партии войны» сил.

Военные убедили политическое руководство России в гиперважности Крыма как военного плацдарма. Они твердили, несмотря на договор по Черноморскому флоту до 2045 года, что Украина выгонит флот РФ из Крыма и Черноморское побережье останется неприкрытым. Что невозможно найти 150 миллионов долларов для строительства военно-морской базы в Новороссийске. И прочее, и прочее.

О том, что Черное море в XXI веке не представляет никакой военной ценности, потому что простреливается от одного берега до другого насквозь, генералы предпочитали умалчивать. Они накручивали истерию и разогревали политическое руководство страны. Им поддакивали производители оружия, которые во времена второй чеченской войны и особенно войны с Грузией почувствовали забытый вкус военных заказов.

О том, что с 1991 года в Восточной Европе вдоль границ России не появилось ни одной базы НАТО, а страны Балтии и Польша чуть ли не отказались от армий, потому что ни с кем не собирались воевать, тоже не говорили.

В качестве пугала выступила новая система ПРО в Европе. Этой ПРО потрясали как жупелом, среднестатистический россиянин начал разбираться в этой ПРО лучше, чем самый продвинутый американец.

Вместо сотрудничества с НАТО российские генералы исподтишка и открыто разжигали конфликт с альянсом. Я помню, например, генерала Ивашова. Человек всю свою жизнь прослужил в центральном аппарате советского Минобороны, в момент распада СССР был управделами Минобороны. Весь его налаженный советский быт и карьера, казалось, рухнут вместе с империей, но генерал уцепился за власть и не сдался. В 1996—2001 годах Ивашов — начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны. Представьте, как он ненавидел и Запад, и НАТО, а его поставили отвечать за международные контакты Российской армии, и он дня не проводил без разоблачения «агрессивных планов». Российские генералы защищали свое жизненное пространство, тешили свои фантомные боли за счет будущего мирных россиян.

Сырьевые магнаты и дельцы-псевдопатриоты вытесняют под шумок из России западных конкурентов.

В результате теперь на границе России будет пять новых баз НАТО, и новой американской системе ПРО Москва помешать уже не сможет. Но генералы, не моргнув глазом, представят происшедшее как подтверждение тех жутких сценариев, которые они последние лет 15 рисовали. Они нашли наконец подтверждение своим мечтам о танковых ударах.

Еще одной большой группой виновников, или лоббистов войны с Украиной, являются олигархическо-чиновничьи финансово-промышленные группы. Это не бизнесмены, но уже и не чиновники. Это именно тесные группировки, состоящие из чиновников и дельцов. Привыкшие развиваться экстенсивно, путем захвата собственности и монополизации рынков, эти группы поощряют поход против Украины ради новых приобретений. За тучные годы они не превратили свои богатства во что-то новое и технологичное. Они так и не вышли на мировые рынки с новыми продуктами — только оружие и только сырье во всех его видах. Им надо еще немного заводов по производству оружия и еще немного сырья.

В первую очередь это газ, поэтому президента убеждают, что Крым нужен для того, чтобы обезопасить «Южный поток» и освоить запасы нефти и газа на шельфе. Есть желающие захватить украинские металлургические заводы и предприятия ВПК.

Каха Бендукидзе, хорошо знавший нравы и традиции нового русского капитализма, был уверен, что олигархи активно лоббируют военную агрессию против Украины, предвкушая большие куски собственности, которые им обломятся в случае успеха. В мае 2014-го Бендукидзе обосновал, почему Россия введет эмбарго на украинские товары, и оказался абсолютно прав: «Есть огромное влиятельное лобби, которое заинтересовано в торговой войне против Украины. Есть десятки очень влиятельных людей, которые с удовольствием занесут в Кремль, чтобы закрыть российский рынок для украинских товаров. Металлурги занесут. И будут аплодировать. Трубники будут аплодировать. Продовольствие, мясо-молоко будут аплодировать. Химики, значительная часть, будут аплодировать. Какой еще экспорт у Украины в Россию существенный? Люди будут рады, будут жать руку, говорить “отлично”, они на этом заработают».

Весной, сразу после Крыма, инвесторы войны находились в такой же эйфории, как и военные. Под идею реконструкции Крыма можно освоить и «золотой запас» российской империи. А поход на индустриальный Донбасс не казался опасным и затратным.

Голос олигархов, несущих убытки от западных санкций, не слышен даже сейчас в хоре сырьевых магнатов и дельцов-псевдопатриотов, вытесняющих под шумок из России западных конкурентов. Они трясут перед президентом русской курицей, которая, конечно же, сочнее американских окорочков, и катаются на русском танке, который, несомненно, крепче любого «Абрамса». Броня такая толстая, что не каждый чиновник сразу и выберется из русского танка. А то, что Франция не продает вертолетоносцы «Мистраль», так это даже и к лучшему, потому что «Мистрали» те — полное г…

И третья группа — это наши записные аналитики, которые годами беспрепятственно и безальтернативно гонят пропагандистскую волну.

Михаил Леонтьев считается большим философом. Конечно, он не лишен таланта и знаний, но количество тараканов в его голове превышает допустимые нормы. Яркий шоумен Сергей Доренко вообще к аналитике не имеет никакого отношения, но вещает то из телевизора, то из радио. Они поддакивали и поддакивают своим хозяевам, и потому их годами держат в эфире.

В любой нормальной стране борются с интеллектуальной монополией, и вы легко найдете серьезные альтернативные экспертные заключения, на телевизионном шоу рядом со сторонником Обамы будет сидеть его ярый противник, и на каждый CNN найдется свой Fox News. В России же разрыв между реальностью и ее интерпретацией кремлевскими пропагандистами стремительно расширяется. Леонтьев годами твердил, что нет такой страны — Украина, и заслужил этим пенсию в «Роснефти». Разгребать результаты его аналитических нагромождений будет уже другое поколение.

Доренко записывает пламенные призывы ударить по Украине и двинуть все силы на Киев. И в этом столько маниакальной страсти, что я даже стал подозревать Доренко в том, что он хитро хочет заманить Путина в ловушку и таким изощренным образом отомстить за какие-то старые обиды.

И никакого просвета. Наоборот, весной заблокировали несколько независимых интернет-ресурсов. Сейчас добьют «Эхо Москвы». Проредят в очередной раз региональные медиа. Информационная и аналитическая пустота становится звенящей. Сон разума рождает чудовищ.

Похоже, что остановить лавину уже не удастся. Если только не найти замену всепоглощающей идее величия русского мира в борьбе со зловредным Западом. Остаткам здоровой российской элиты надо сформулировать новый проект. Проект, который позволит президенту Путину сохранить грозный образ отца народов и уберечь страну от конфронтации с цивилизованным миром. Например, войну с Украиной заменить на долгожданную и тотальную войну с коррупцией. Даже без Навального и Немцова. Нельзя остановить поезд, сорвавшийся с тормозов, но можно переключить стрелки.

Хотя шансов выскочить из закрутившихся шестеренок войны и перенаправить лавину неоимпериализма в безопасное русло практически нет. Оптимизм по нынешним временам — это обычная трусость, писал накануне мировой катастрофы немецкий философ Шпенглер.

Комментарии

Новое в разделе «Общество»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте