Могли ли воины-викинги быть женщинами?

Юлия Дудкина о сенсационном открытии в Швеции, которое ломает оледеневшие взгляды на историю

текст: Юлия Дудкина
Detailed_picture© C. Hedenstierna-Jonson et al., American Journal of Physical Anthropology / 2017 John Wiley & Sons, Inc.

Текст продолжает совместный проект COLTA.RU с официальным сайтом Швеции в России Sweden.ru — «Например, Швеция»

«Вышеупомянутые девы»

«Некогда <…> были женщины, которые одевались так, чтобы выглядеть как мужчины, и каждую минуту посвящали упражнениям в воинских занятиях, они не хотели утратить силы своих доблестных мышц и предаться изнеживающей роскоши. <…> Особенно стремились к такому образу жизни те, кто обладал сильным характером или высоким и крепким телом. И забыв о том, кто они такие, предпочитали жесткость нежности, желали распрей, а не поцелуев, изведали вкус не губ, но крови, <…> искали не объятий, но битв, жаждали не постели, но убийства, и тех, кого они могли бы победить своей красотой, они пронзали копьями».

Это цитата из историка XII столетия Саксона Грамматика. В «Деяниях данов» он приводит конкретные имена воительниц, которые сражались бок о бок с мужчинами. Например, педантично пишет Саксон, в битве при Бравалле участвовали не только Даль Жирный, Дюк Склав, Хако Разрубленная Щека, Ольвир Широкий и Гнепия Старый, но и «женщина сурового склада и весьма опытная в ратном деле» Висна и ее коллега Хеда: «вышеупомянутые девы вели на поле боя свои сухопутные войска», «нарядившись не столько для красоты, сколько для битвы».

Воинственные девы — валькирии — это стойкая часть скандинавской мифологии. До сих пор считалось, что Саксон Грамматик просто следовал этой традиции. Но с осени 2017 года фантастические создания стали казаться нам куда менее сказочными, куда более реальными.

Захоронение номер Bj 581

Древний город Бирка на территории современной Швеции когда-то был конечным пунктом торгового пути между Скандинавией и Арабским халифатом, крупным средневековым центром торговли. В 1870-е годы археолог Хьялмар Столпе проводил там раскопки и нашел крупное захоронение — скелет воина-викинга с двумя щитами, мечом, топором, копьем, стрелами и боевым ножом. Вместе с погибшим воином были закопаны останки двух его лошадей и настольная игра (предположительно необходимая для разработки воинской тактики).

В 1889 году находке Столпе присвоили номер Bj 581, и следующие сто с лишним лет ученые считали, что останки принадлежат некоему высокопоставленному военачальнику. Захоронение Bj 581 стало одним из самых знаменитых памятников мемориальной культуры викингов. Оно прекрасно сохранилось, еще и поэтому оно привлекало к себе постоянное внимание ученых.

В 1970-е годы некоторые исследователи заговорили о том, что скелет воина напоминает женский, что с точки зрения исторического канона звучало довольно абсурдно. Но в 2013 году Анна Кьеллстрём — остеолог из Стокгольмского университета — теперь уже определенно пришла к выводу, что костная структура скелета — женская. В научном сообществе вновь не обратили внимания — в конце концов, в захоронение могли попасть кости из соседних могил.

Наконец, осенью 2017 года группа шведских исследователей из Стокгольмского университета под руководством Шарлотт Хеденстьерн-Йонсон опубликовала в American Journal of Physical Anthropology еще одно сенсационное исследование, результаты которого попали во все главные мировые СМИ. Они провели анализ ДНК воина и выяснили, что в ней нет Y-хромосом. При этом образцы ДНК были взяты из клыка и плечевой кости, и результаты показали, что они принадлежат одному и тому же человеку. То есть скелет этот цельный, и соседние могилы тут точно ни при чем.

«Это действительно была женщина, старше 30 и довольно высокая — около 170 см», — утверждает Хеденстьерн-Йонсон. Она уверена, что скандинавская воительница из захоронения Bj 581 была высокопоставленным офицером. Набор игровых предметов в ее могиле показывает знание тактики и стратегии.

Возможным доказательством того, что в Bj 581 лежит женщина-воин, были бы характерные повреждения от холодного оружия на скелете, но их нет. А если не офицером, то кем валькирия из Бирки еще могла быть? У Хеденстьерн-Йонсон есть и другие версии. Обычным способом хоронить людей в эру викингов были кремация или похороны в обыкновенных гробах. В таких захоронениях, как это в Бирке, погребали только высокопоставленных лиц и героев. Женщина не была одета в платье, в захоронении нет специфически женских предметов. Очевидно одно: эта женщина была похоронена с почестями, традиционно считавшимися мужскими. И поэтому в могиле лежат два щита и меч. «Возможно, это символ, — предполагает Хеденстьерн-Йонсон. — Она не воевала, но сделала что-то, достойное огромного уважения, и ее погребли как воина».

Естественно, у исследования немедленно появились критики. Джудит Джеш — профессор Ноттингемского университета — считает, что шведские коллеги сделали слишком поспешные выводы. Среди авторов исследования — Анна Кьеллстрём: это именно она впервые проводила остеологический анализ скелета в 2013 году. И тогда, четыре года назад, она сама рассказывала, что археологи в XIX веке, которые раскапывали захоронения, складывали кости в мешки и маркировали. Тогда она признавала, что, возможно, этот женский скелет — вовсе не из захоронения Bj 581, а все-таки перепутались мешки. В статье 2017 года авторы об этом почти не упоминают — только в разделе «Вспомогательная информация».

Гендерная революция до гендерной теории

Но кости костями, а нельзя забывать, что вообще-то у шведских женщин в Средневековье было куда больше прав, чем у их южных соседок.

Разделение ролей на мужские и женские, конечно, существовало. Мужчины ходили в морские походы и воевали, женщины вели хозяйство — готовили еду, ухаживали за скотом и варили пиво. Но при этом женщины занимали вполне привилегированное положение. У них были широкие имущественные права — сестра наравне с братом могла стать наследницей, а жена, вступая в брак, не переставала владеть своим имуществом.

При этом браки не были патрилокальными. То есть, выходя замуж, жена не считалась частью семьи своего мужа, как это было, например, в России. Девушку нельзя было выдать замуж против ее воли — она должна была одобрить кандидатуру жениха. Если уже после брака муж начинал казаться ей недостойным человеком, она могла с ним развестись. Жены пировали вместе с мужьями, а не на особой женской половине (как, например, в Древней Греции). Как пишет доктор исторических наук М.П. Черная, «скандинавская женщина была полноправной хозяйкой в доме, с которой муж советовался по важным делам. Часть обязанностей находилась только в ее компетенции. Когда муж уезжал, жена становилась главой усадьбы и самостоятельно управляла ею».

«Ни в одной эпической традиции, кроме скандинавской, нет такого количества действующих по собственной воле героинь, а не просто не играющих самостоятельной роли статисток», — продолжает Черная. Вот, например, в исландской «Саге о Сигргарде Смелом» пятнадцатилетняя принцесса Ингигерд после смерти отца провозглашает себя королем, а не королевой. Она считает себя «своей наилучшей советчицей» и единолично правит страной.

Хотя, между прочим, до наших времен сохранился древнеримский юридический документ 11 года н.э., в котором говорится, что свободнорожденным женщинам нельзя выходить на гладиаторскую арену до двадцати лет, а юношам — до двадцати пяти. Это — лишь один из источников, доказывающих, что в Древнем Риме женщины сражались друг с другом или с дикими животными на глазах у толпы. Правда, нельзя сказать, что они делали это наравне с мужчинами. Они были скорее редкостью, эротической диковинкой. Есть версия, будто бы во времена римского императора Домициана женщин специально выпускали сражаться против карликов, чтобы со стороны казалось, будто они дерутся с детьми, — предполагалось, что такая картина особенно шокирует зрителей.

В Японии тоже были женщины-самураи — онна-бугэйся. При этом, по бусидо, они должны были, в первую очередь, служить мужу. И все-таки они умели владеть оружием и могли при необходимости защитить свой дом и детей. Их с детства учили стойкости, мужеству и владению нагинатой — японским холодным оружием.

Почему воин из Bj 581 стал воительницей только сейчас?

В самом деле, почему открытие Хеденстьерн-Йонсон произошло именно в 2017 году и так прогремело? Сама Хеденстьерн-Йонсон в одном из интервью резонно напоминает, что «археология с XIX века не изменилась». Но изменилось другое.

Для ученых роль женщины в истории не представляла долгое время особого интереса. В 2015 году журналисты шведской газеты Dagens Nyheter («Новости сегодня») провели исследование и выяснили, что в шведских учебниках по истории всего лишь 13% упоминаемых людей — женщины. Скажем, в одном из главных школьных учебников страны есть фельдмаршал Роммель, но нет ни слова о Маргарет Тэтчер.

Сейчас в Швеции (как и во всем мире) взялись исправлять эту ситуацию. Сванте Норрем — доцент кафедры истории Лундского университета — в 2007 году опубликовал книгу «Женщины и власть»: в ней рассказывается о том, как в XVII и XVIII веках женщины влияли на политические решения. Даже «в 1980-е историки все еще фокусировались, в первую очередь, на “мужской” истории», говорит Норрем.

Еще один автор — Эрлинг Бьоргвинссон, профессор факультета изящных искусств Гётеборгского университета, написал книгу «Женщины в истории: сто лет жизни и работы женщин-иммигрантов в Мальмё». Дело в том, что примерно треть жителей Мальмё — иностранцы. Половина этих иностранцев — женщины. И когда в 1950-е годы «местные», шведские, женщины могли себе позволить сидеть дома и воспитывать детей, иммигрантки вкалывали на предприятиях, открывали свои компании и всячески способствовали экономическому росту города. Так вот, Бьоргвинссон обнаружил, что в учебниках и городских музеях про это ничего не сказано, — и решил исправить несправедливость.

На русском этой книги нет. Зато в этом году в издательстве «Альпина Паблишер» вышла другая книга шведского автора, переосмысляющая роль женщин, — «Кто готовил Адаму Смиту?». Автор — журналистка Катрин Марсал — разбирается, как вышло, что экономическая теория никогда не брала женщин в расчет. По мнению Марсал, мировая экономика устроена так, будто бы все ее участники — мужчины. Но именно женщины даже сегодня выполняют бóльшую часть работы, которая не оплачивается и не считается важной для экономического роста, хотя на самом деле на него влияет.

Несколько лет назад Шведский институт организовал выставку «Изобретения женщин», посвященную предметам, которые изобрели шведские женщины. Выяснилось, что таких вещей очень много, и в основном это совершенно необходимые в быту приспособления. Например, зеленую кнопку вызова на телефоне придумала Лайла Улгрен. Если бы не она, наши телефоны отправляли бы на спутник не все цифры номера разом, а по одной. Казалось бы, зеленая кнопка — что может быть очевиднее. Но ни один мужчина не додумался.

Что касается захоронения в Бирке, то, кем бы ни оказалась женщина из Bj 581, эта история в любом случае многое говорит о нас. Как так вышло, что за полтора века никто из историков даже не усомнился в том, что в захоронении лежит мужчина? Почему, несмотря на форму и размер скелета, так трудно было предположить, что перед нами женщина, кем бы она ни была — воином высокого ранга или важной персоной, похороненной с особыми почестями?

Открытие Хеденстьерн-Йонсон столько говорит и о мнимой «объективности» науки, и о том, как устроен наш взгляд на прошлое, исходящий из старых стереотипов. Открытие в Бирке доказывает, что прежние модели восприятия мира больше не безусловны.

Поэтому логично, что в 2015 году журналистка и историк Ева Бонде объявила на краудфандинговой платформе Kickstarter сбор средств на первый журнал, посвященный «женской» истории. «Надоели мужские лица на обложках исторических журналов? У нас женщины будут на главном месте», — обещала Бонде. Совсем не удивляет, что буквально за месяц она набрала нужную сумму на журнал — 364 289 шведских крон, то есть примерно 2,5 млн рублей.

Комментарии

Новое в разделе «Общество»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Йенс Зигерт: «Если вы не идете на небольшую драку, вас воспринимают здесь как слабаков»Общество
Йенс Зигерт: «Если вы не идете на небольшую драку, вас воспринимают здесь как слабаков» 

«Ребенок холодной войны» попадает в Россию и пытается здесь что-то изменить. Как ему действовать? Разговор Арнольда Хачатурова с экс-главой Фонда им. Бёлля в России

1 декабря 201749350
Лицо попрощеТеатр
Лицо попроще 

«Ромео и Джульетта» в Большом и «Баланчин/Тейлор/Гарнье/Экман» в МАМТе

30 ноября 201724990