Жизнь — это тоже стартап

Митя Лебедев о том, как меняют вашу действительность десятки тысяч изобретательных шведских стартаперов

текст: Митя Лебедев
Detailed_picture© MoveByBike

Текст продолжает совместный проект COLTA.RU с официальным сайтом Швеции в России Sweden.ru — «Например, Швеция»

Ваша квартира завалена разным барахлом, которое жалко выкидывать, но непонятно, где и кому продать? Пара кликов в приложении Sellpy — и к вам приедут, все заберут, продадут кому надо и поделятся с вами никогда не лишним процентом. Вас беспокоит еда, которую выбрасывают на помойку, так к ней и не притронувшись? С этой проблемой можно тоже разобраться с помощью приложения Karma, приобретя с гигантской скидкой отличный, но никем не купленный ланч в одном из 250 стокгольмских кафе. Вы переживаете за ваших бабушек и дедушек? Вот вам умные девайсы от Aifloo, которые дадут сигнал, если решат, что с вашей родней что-то пошло не так. Вам надо узнать, кто звонит с незнакомого номера — спамер с очередным кредитом или кто-нибудь поважнее? Для вас разработан инструмент Truecaller, с помощью которого все это можно выяснить мгновенно. Или вам надоел грохот загрязняющих воздух грузовиков? У MoveByBike есть специальные велосипеды с прицепом грузоподъемностью в 300 кг. Все это — примеры из бесконечного списка шведских стартапов, предлагающих социально ответственные, практичные и нестандартные решения для вашей жизни.

Когда в начале 90-х правительство Швеции начало субсидировать покупку персональных компьютеров для простых граждан и опутало Стокгольм крупнейшей в мире оптоволоконной сетью, не всякий мог представить, что через пару десятилетий этот щедрый жест станет одной из причин превращения Стокгольма в европейскую Силиконовую долину. Высокая компьютерная грамотность, развитая сетевая инфраструктура, активная и демократичная культура бизнеса, эгалитарная социальная политика — вот составляющие успеха Стокгольма как IT-столицы если не всей Европы, то как минимум Скандинавии. Город, население которого не дотягивает до миллиона человек, — это сегодня пристанище для более чем 20 000 стартапов. У местного IT-комьюнити есть и отдельный повод для гордости: за исключением Силиконовой долины, на душу населения в Стокгольме приходится больше всего в мире так называемых единорогов, то есть стартапов с капитализацией более миллиарда долларов.

Сервис Sellpy© Sellpy

Герои списка «единорогов», этих редких, но совсем не мифологических животных, хорошо знакомы рядовым пользователям, хотя не все даже знают, где они были рождены. Многие ли, например, в курсе, что родина Skype или музыкального сервиса Spotify — это именно Швеция?

Музыка — это вообще важная часть скандинавской IT-саги. Например, SoundCloud тоже родом из Стокгольма, несмотря на берлинскую прописку, как и его подкаст-аналог Acast, в клиентах которого ходят BuzzFeed и The Financial Times. Впрочем, музыкальные стартапы живут не софтом единым. Пару лет назад начали говорить о крайне занятной шведской саунд-системе MAS ' N LIVE, которая за счет хитрого преобразования низких частот позволяет слушать музыку на большой громкости и не тревожить при этом сварливых соседей пульсирующими басами.

Кроме того, в списке «единорогов» есть, например, компании Mojang и King, обитателям инфосферы больше знакомые как создатели игр «Майнкрафт» и Candy Crush Saga. В одной только России аудитория «Майнкрафта» превышает семь миллионов человек, а разработчики игры еще в 2014 году стали частью империи Microsoft. Цена вопроса — 2,5 миллиарда долларов. Добавьте в этот список такие студии-ветераны, как Digital Illusions, ответственную за Battlefield 4, или Paradox Interactive, разработавшую популярную стратегию Crusader Kings, и уровень развития гейм-индустрии в Швеции становится очевидным даже для тех, кто никогда в жизни не заглядывал в раздел «Игры» какого-нибудь лайфстайл-издания.

Музыка, игры, сервисы — это все ясно. Куда еще дотянулись шведские стартаперы? Как выясняется, в такие сферы, куда вход простым смертным как бы запрещен. Именно этим занимается свежий тренд prop tech, отвечающий за цифровые технологии в сфере недвижимости. Скажем, Tessin — это довольно уникальная платформа, позволяющая физическим лицам вкладываться в девелоперские проекты и получать с этого проценты. А BuildSafe — онлайн-платформа, выигравшая инновационный грант стокгольмского муниципалитета. Она помогает на основе облачных технологий отслеживать юзерам, как при строительстве, скажем, их будущего дома соблюдаются все нормы безопасности. (Это начинание прямо необходимо в Москве, чтобы быстро прикрутить его к программе реновации.)

Прибор Aifloo© Aifloo

Или, скажем, юридические сложности. Этим занято еще одно важное новое направление, о котором нечасто упоминают на Wired или TechCrunch, — цифровые комплаенс-технологии, облегчающие компаниям возню с юридическими аспектами их деятельности. Один из самых интригующих шведских проектов в этой сфере — DPOrganizer, помогающий фирмам организовывать обработку персональных данных и отчитываться о ней в полном соответствии с европейским законодательством. Если учесть, сколько внимания ЕС в последнее время уделяет защите персональных данных, популярность комплаенс-сервисов должна только возрастать.

Как все это появилось? Парадоксальным образом небольшие размеры шведского рынка были только на руку многим стартапам, которым приходилось мыслить глобально с первого дня собственного существования. Также ключевую роль играли стартап-хабы — например, такие, как SUP46 и Epicenter, которые на своих площадях даже потенциальных конкурентов превращали в доброжелательных соседей, готовых делиться знаниями. Как рассказала COLTA.RU Элин Хаммарберг из SUP46, еще несколько лет назад шведский IT-сектор был довольно разрозненным, но сумел объединиться, вместе с этим пропорционально увеличилось число инвесторов и бизнес-ангелов, вкладывающихся в новые проекты.

Другой секретный ингредиент, позволивший стокгольмской IT-сфере стать тем, во что она выросла, — это тесное и дружелюбное сообщество со здоровой рабочей этикой, которой чужды срывы, переработка и постоянные выгорания в духе американской 24/7-экономики. Тут соблюдают баланс между работой и отдыхом по заветам популярной сегодня шведской практической философии «лагом». Хаммарберг объясняет, что в большинстве компаний горизонтальная, гибкая структура, а «государственная система социальной защиты позволяет молодым людям рисковать и претворять в жизнь идеи без страха однажды все потерять и закончить на улице».

Наконец, пока американский технологический сектор бурлит вокруг «сексистского манифеста» бывшего сотрудника Google, уволенного компанией за манифест о неспособности женщин к программингу, шведские частные компании и государство пытаются совместно и без истерики решить вопрос о гендерном дисбалансе в IT-среде. Масштабная инициатива Women in Tech помогает развиваться внутри индустрии и начинающим, и уже опытным женщинам-программистам, и это как раз пример такого подхода.

К слову, сегодня в шведском правительстве при Министерстве инноваций существует даже должность отдельного стартап-координатора, которую как раз занимает женщина — Мари Валл. Ей прекрасно известны и проблемы бурного рынка стартаперов.

Компьютерная игра Maincraft© Mojang

Как рассказал COLTA.RU CEO компании Epicenter Патрик Местертон, одна из таких проблем — это медленный рост проектов: «Только 4% стартапов перешагивают после трех лет существования отметку в миллион евро оборота и лишь 0,5% — отметку в десять миллионов». Правда, это в каком-то смысле очень шведская ситуация. 99 процентов всех зарегистрированных компаний в Швеции — это малый бизнес, который отвечает за 4/5 рабочих мест в стране.

По словам Местертона, «из-за высоких налогов на зарплату начинающие компании не могут нанимать старший персонал. Альтернативный вариант — предоставлять сотрудникам фондовые опционы, но они тоже облагаются слишком высокими налогами». Или еще проблема: «Иногда новые IT-компании развиваются быстрее рабочего законодательства. Недавно, например, выяснилось, что курьерские службы доставки еды Uber Eats и Foodora платят своим сотрудникам ниже минимального уровня зарплат, пришлось вмешаться правительству».

Еще одной сложностью остается недвижимость, цены на которую в Стокгольме отпугивают многих потенциальных специалистов. Местертон говорит, что «из-за перегретого рынка очень сложно найти жилье по адекватным ценам. Стоимость квадратного метра — 10—12 тысяч евро, что неподъемно для молодых работников, многие из которых предпочитают уезжать в более доступный Берлин или, например, Тель-Авив». Быстрого решения этой проблемы ждать пока, увы, не приходится. Но, правда, та же стокгольмская компания Tessin, благодаря которой вы можете стать девелопером, уже привлекла порядка 15 миллионов долларов инвестиций и в каком-то смысле служит антидотом ситуации на рынке недвижимости, которая слегка тормозит развитие шведской IT-индустрии.

Правда, много — это не обязательно хорошо. Как объясняет Местертон, «помимо помощи небольшим компаниям не менее важно поддерживать и крупные корпорации, чтобы они могли спокойно расти и не переезжать за границу, что было бы губительно для шведской экономики. Сегодня в стране уже видны очертания пузыря стартапов. Пока у нас хороший экономический и инвестиционный климат, но, если помнить о цикличности экономики, о том, что экономический рост имеет склонность однажды замедляться, молодые стартапы будут первыми на выход».

Правда, это пока исключительно туманная перспектива. В этом году рост шведской экономики обещает превысить даже запланированные на 2017 год параметры. А это значит, что шведские стартапы будет так же активно менять качество нашей жизни. Даже если мы понятия не имеем, кому именно мы этим обязаны.

Комментарии

Новое в разделе «Общество»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Кино
Андреа Вайс: «Подавляющее большинство испанцев не готово обсуждать репрессии Франко. Никто не хочет бередить рану»Андреа Вайс: «Подавляющее большинство испанцев не готово обсуждать репрессии Франко. Никто не хочет бередить рану» 

Режиссер «Костей раздора», дока о гибели Лорки, — об испанском «пакте о молчании», ЛГБТ-подполье при Франко и превращении национального поэта в квир-икону

22 ноября 201710860
Куда и почему исчезла Октябрьская революция из памяти народа?Общество
Куда и почему исчезла Октябрьская революция из памяти народа? 

Политолог Мария Снеговая начинает вести на Кольте колонку о политическом «сегодня», растущем из политического «вчера». Первый текст объясняет, когда именно в этой стране поспешили забыть о революции

21 ноября 201736960