Старость в Швеции: дальше от очевидного, ближе к невероятному

Как устроена в Швеции забота о пожилых людях: от пенсий в 140 000 рублей до новых квартир вместо домов престарелых. В детали вникала с изумлением Наталия Парамонова

текст: Наталия Парамонова
Detailed_picture© SvD / TT

Текст продолжает совместный проект COLTA.RU с официальным сайтом Швеции в России Sweden.ru — «Например, Швеция»

Мы живем на довольно старой планете (по нашим понятиям). Старая планета, как ей и положено, стареет. Вот для начала — много цифр. Цифр про старость.

В 1980 году в среднем по планете на одного пенсионера приходилось 5,3 работающего, в 2012-м — 4,7, а к 2040-му, обещает нам статистика, одного пенсионера будет обеспечивать только 2,3 человека. То есть через 20 лет на одного пенсионера — двое работающих. Впечатляет.

И вот весь этот стареющий мир готовится к пенсии. Может быть, не весь, но Швеция точно. На сегодняшний день из 9,8 млн жителей Швеции 20% старше 65 лет, к 2040 году этот процент вырастет до 23, а это почти четверть всего населения страны.

Продолжительность жизни в Швеции — одна из самых больших в мире: 79,9 года для мужчин и 83,7 года для женщин. Для сравнения: в России мужчины в среднем живут 62 года, а женщины — 73,6 года.

Будь я правительством Швеции, я была бы очень недовольна: откуда брать деньги, когда пенсионеров больше и они дольше живут? Я бы предпочла об этом не думать.

В отличие от меня, шведы думают о старении своей нации, и вопросом этим занимается правительственная комиссия с потрясающим названием «Комиссия будущего».

Оранжевый конверт

«Раз в месяц мне приходит оранжевый конверт, где указано, какую пенсию я буду получать. Я его и не открываю: все равно никто не может сказать, сколько это будет через 15 лет», — рассказывает Вера Василевич, которая 20 лет живет в Швеции и не собирается уезжать.

Оранжевый конверт — это своеобразный символ последней реформы пенсионной системы Швеции, прошедшей в 1999-м. Последней, потому что до нее было еще несколько. Старение населения, изменение структуры доходов страны, миграционная политика, развитие экономики и стремление к государству всеобщего благоденствия заставляли правительство пересматривать пенсионную систему три раза за последние сто лет. Каждый швед застал хотя бы одну реформу пенсионной системы. Может быть, поэтому нет проку вскрывать конверт — все еще поменяется.

В этом месте можно с удовольствием отметить, что пенсионная система в Швеции так же непредсказуема, как и в России. Но это совсем разные непредсказуемости.

Не знаю, как вы, но я, живя в своем отечестве, постоянно слышу про прекрасные, нужные всем, долгие пенсионные деньги, которые российское правительство то и дело старается вложить в перспективные проекты. И поэтому я прекрасно понимаю, что мои пенсионные отчисления — это мзда государству и способ остаться в правовом поле. Они не гарантируют мне безбедную старость. Ее гарантируют мои дети или квартира, которую можно сдавать.

Шведская же непредсказуемость отличается тем, что государство хочет гарантировать достойную старость, определяет условия, при которых оно может это сделать. Условия меняются, гарантии остаются. Посмотрим, как эта борьба за гарантии выглядела в развитии.

История в четырех главах с продолжением

Шведы гордятся тем, что в 1913 году приняли пенсионную систему, которая стала первой в мире формой всеобщего социального страхования. Но при всей ее продвинутости сразу включить в нее всех жителей страны не получилось. Она касалась только государственных служащих и открытых акционерных обществ. «Белые воротнички» из частных компаний были включены в нее только в 1917 году, а «синие воротнички» — через 56 лет, в 1973-м.

Тем временем в 1935 году пришедшие в Швеции к власти социал-демократы провели первую реформу пенсионной системы: им хотелось уравнять благосостояние пожилых людей. Правительство ввело систему формирования пенсии по принципу «плати сколько можешь», или «pay as you go». Дело давнее, вникать сейчас не будем, но это нововведение позволило облегчить пенсионное бремя для тех, кто жил в бедных муниципалитетах Швеции: они стали платить в пенсионный фонд меньше.

Не прошло и десяти лет, как социал-демократы снова принялись за реформы. На этот раз они значительно повысили базовую часть пенсии у всех пенсионеров. Технически это просто. Стоит только активнее перераспределять пенсии на государственном уровне в пользу бедных. Иными словами, отчисления тех, кто больше зарабатывал, теперь шли на обеспечение старости их менее успешных соотечественников.

Тогда же шведское правительство умудрилось «привязать» к пенсии жилищную проблему. Жилье в Швеции — это дорого. Плюс к этому, если ты не можешь платить, ты оказываешься на улице. Поэтому еще в далеком 1948 году шведское правительство решило, что старикам на улице не место, и ввело доплату к пенсии — именно на жилье: она обеспечивала пожилым людям возможность рассчитаться за аренду и коммунальные услуги. Эта жилищная субсидия действует до сих пор.

Особенная гордость шведов — система ATP (Allmän tilläggspension, или General supplementary pension) — действовала с 1960 по 1999 год. В эти десятилетия в расчет пенсии был положен средний заработок человека за 15 самых успешных лет его карьеры. Новый порядок отчислений был так хорош, что, по мнению шведской исследовательницы Йоханны Хаген, именно он стал формирующим блоком для всего шведского общественного благополучия.

Но неугомонное правительство начало снова думать об изменениях. Система ATP в 1999 году была заменена на другую, состоящую из трех компонентов: пенсионный доход, премиальная пенсия и гарантированная пенсия. Что это за компоненты и откуда они берутся?

Пенсионный доход положен всем гражданам Швеции. 16% от заработной платы и других налогооблагаемых выплат шведский трудящийся гражданин отдает на будущую безбедную старость — свою и товарища.

Но так вышло, что ты не работал. Не беда. У тебя будет гарантированная пенсия — это выплаты для тех, кто как раз не работал или получал минимальную заработную плату.

А вот с премиальной пенсией особенно интересно. Она составляет 2,5% от базы. И будущий пенсионер может ей сразу распоряжаться.

Финансист Дина Минахметова, которая работает в Швеции, рассказывает, что премиальная часть оказывается на счету работника моментально. И на ней можно заработать дополнительные деньги самостоятельно. Ее можно вкладывать в различные пенсионные фонды. Как на бирже ценных бумаг. Есть игроки-пенсионеры, есть фонды с различной доходностью, и есть личный кабинет как площадка для совершения операций.

Вообще-то на бирже недолго и прогореть — но нет. Вложения можно делать не во все подряд финансовые институты, а только в самые надежные, в те, кому разрешено принимать пенсионные деньги.

Сама Дина — человек экономически образованный, она активно пользуется сервисом, часть денег из будущей пенсии вкладывает в надежные фонды с невысокой доходностью, часть — в более рискованные бумаги с доходом выше.

Первые выплаты по новой системе были произведены в 2003 году. Вот с этого года будущие пенсионеры и получают те самые оранжевые конверты, которые не всегда вскрывают. Любопытно, что, кроме оранжевого конверта, почти никаких следов в материальной реальности у пенсионного ведомства Швеции нет. Оно виртуально.

А денег-то сколько?

Хорошо, но нельзя ли конкретнее? Я пишу Аманде Валентин, муниципальному депутату от Либеральной партии: скажите, интересуюсь я, а сколько же все-таки получают пенсионеры а Швеции, им на жизнь хватает?

Аманда берет тайм-аут и ищет статистику. Пенсии в разных регионах разные. В Стокгольме, где много людей с высшим образованием, средняя пенсия около 22 000 крон (141 000 рублей), а, скажем, в провинции Емтланд — 17 000 крон (109 000 рублей). Социальная разница между Стокгольмом и Емтландом — как между Москвой и Мурманском.

«Моя бабушка, которая никогда не работала, получает 12 000 крон в месяц (77 000 рублей) плюс доплаты на жилье и питание. Из-за того что у нее низкая пенсия, она платит за помощь социальной службы 811 крон в месяц, а “богатые” пенсионеры платят гораздо больше».

А доплата на жилье — это сколько? Она может покрывать до 96% затрат и составлять около 6000 крон в месяц. Правда, пособие получают только те, кто снимает квартиру, а если квартира в собственности, то никаких дополнительных денег пенсионеры не получают. Логика такая: ты достаточно богат для собственного жилья, значит, можешь его обеспечивать. Если не можешь, продавай, снимай и претендуй на пособие.

«Вы так написали, как будто люди живут в собственных домах и нуждаются, — заводится Аманда, — это не так. Если у вас в Швеции собственный дом или квартира, то считайте, что у вас во дворе золотая гора. Квартира — это капитал. Если ее продать, то можно жить безбедно. А в основном люди снимают жилье у компаний в течение жизни, это строгий контракт, и выселить человека из такого жилья можно только по суду».

Я осматриваю свое собственное жилище, пытаюсь представить копи царя Соломона, рассыпанные в каждой комнате. Не выходит. «Ну продам я, ну лет пять протяну», — думаю я, сдуваю пыль с подоконника и продолжаю писать о деньгах шведских пенсионеров.

Как поясняет Аманда, выплаты рассчитываются таким образом, чтобы у пенсионера осталось как минимум 2000 крон после всех обязательных платежей. «Этой суммы на еду хватит, но в ресторан не походишь, конечно», — продолжает отвечать на мои бесконечные уточняющие вопросы Аманда. Похоже, шведам правда свойственно терпение.

Вышел на пенсию, переезжаю

Деньги деньгами, но разговор о шведских пенсиях слишком похож на рассуждения о теории Большого взрыва: фантастика и формулы.

Понятнее, ощутимее говорить о том, что видно: о жизни пожилых людей. Чем они заняты, активный ли образ жизни ведут или как устроены шведские дома престарелых, что они там делают и на что жалуются пожилые люди в Швеции.

«Мне немного режет глаз, когда вы пишете “отдавать”, как будто они какие-то овощи», — пытаемся мы понять друг друга с Амандой. Она работает в Швеции в комиссии, которая рассматривает заявления пожилых людей на переезд в дома престарелых.

Работа шведской системы опеки над пожилыми людьми выглядит так. Живет себе человек, сам со всем справляется, но однажды понимает, что ему нужна помощь. Ступеньки стали слишком большими, парикмахерская далеко, белье стирать — это совсем ад.

Для того чтобы получить помощь на дому или переехать в дом престарелых, пенсионер подает заявку. Ее рассматривает комиссия и выносит решение. Нужна помощь на дому — будет четыре раза в день приходить социальный работник, нужен дом престарелых — значит, будет дом престарелых.

Своим жильем пенсионер волен распоряжаться как хочет. Если это собственность, может продать или подарить детям, если жилье было в аренде, то просто освобождает квартиру.

В Швеции есть несколько типов домов, куда можно податься на старости лет. Условно к первому можно отнести обычный дом, но более приспособленный для проживания пожилых людей. Бодрый пенсионер получает в таком доме квартиру площадью 35—40 метров, а вместе с жильем — и более комфортную среду обитания.

Второй тип предоставляемого жилья — для тех, кому нужен уход посерьезнее, присутствие медиков. В таких домах есть общие кухни, места для совместного досуга, обслуживающий персонал, который следит за здоровьем и питанием.

Третий тип жилья более всего подходит под российское понятие «дом престарелых». Здесь живут те, кому нужны постоянный уход и помощь.

«В таких домах престарелых круглосуточно дежурит персонал, обслуживающий и медицинский. Все эти заведения действуют по одному принципу — оплачивается квартплата, жилье представляет собой одно-двухкомнатную квартиру с возможностью приготовить еду, с отдельным санузлом. Мебель и всякая домашняя утварь — свои. При необходимости могут поставить специальную кровать, но все остальное — собственное. Полного содержания нет, все вычитается из пенсии, но, конечно, услуги стоят дешевле. Есть заведения с более высокими стандартами, есть с более низкими», — рассказывает Вера, та самая, что не открывает оранжевый конверт. Ее дочь, к моему великому счастью, работала волонтером в доме престарелых, и сама Вера бывала в этих заведениях.

Вера сбрасывает мне фотографию огромного дворца размером с Кремлевский, который расположился на берегу озера, с подписью «Это наш самый крутой».

Что сказать, дворец как дворец — все здесь большое. Лужайки, рощи перед зданием, озеро внушительных размеров, квартиры, кухни, окна.

«Не дом, а символ шведского пенсионного счастья», — ворчу я, пытаясь найти «ложки дегтя» в этой идеальной картине мира.

И они есть, ура! Пенсионеры жалуются, что персонал плохо за ними ухаживает, что еду дают невкусную, что постель редко меняют или забыли таблетки выдать. Жалобы принимают надзорные ведомства, которые и разбираются с нерадивыми частными или государственными компаниями, работающими в сфере социального обеспечения пенсионеров.

«Некоторые компании обвинялись в том, что они получают излишнюю прибыль, снижая уровень обслуживания», — пишет официальный шведский портал Sweden.se. Об успехах борьбы со злоупотреблениями не пишет, но будем надеться, что у скандинавов все получится.

Ты тоже можешь стать шведским стариком

Несмотря на жалобы, шведская пенсионная система входит в пятерку лучших в мире. По версии AgeWatch Index, она занимала третье место в мире в 2015 году, а по версии The Melbourne Mercer Global Pension Index (MMGPI) — пятое место в 2016 году.

В целом, по мнению экспертов, именно благодаря последней реформе пенсионной системы Швеция всегда находится в пятерке лидеров.

А теперь — совершенно поразивший меня уровень обсуждения будущего пенсионной системы. Не забываем, что речь идет о четверти населения страны к 2040 году.

Итак, с 2005 по 2014 год почти на треть выросло число людей, которые продолжают работать, в возрасте 65—74 лет, средний возраст выхода на пенсию — 64,5 года. В связи с этим шведское правительство раздумывает над тем, чтобы увеличить пороговый возраст выхода на пенсию: 62 года вместо 61, как сейчас. Из-за одного года мучаются! У нас бы раз — и пять лет накинули.

Еще задачка: если один супруг вынужден переехать в дом престарелых, то как быть с другим?

Или как вам проблема разделения пособий при разводе? Когда шведы в браке, они живут вместе в одном доме, на который при необходимости получают общее пособие. Пособие рассчитывается на двух человек, и оно меньше, чем получали бы эти же пенсионеры, живя поодиночке. В случае развода пособие как-то надо делить, а как?

Кстати, если вам, как и мне, захотелось немного шведской старости, то и это выполнимо. Рецепт простой — как минимум три месяца работы в Швеции по контракту. После окончания трудового договора вычисляете, сколько вам шведское государство должно — а оно должно, — и теперь вы можете претендовать на хоть и маленькую, но все-таки пенсионную выплату. Главное — оформить бумаги. И начать красиво и богато стареть.

Комментарии

Новое в разделе «Общество»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Интервью про интервьюМедиа
Интервью про интервью 

Олег Кашин, Наталья Ростова, Катерина Гордеева, Ольга Алленова, Илья Жегулев, Олеся Герасименко, Ольга Бешлей и другие известные журналисты — о самом спорном жанре медиа

23 июня 201792730