Как страна без нефти может прожить без нефти

Ангелина Давыдова о том, как в недалеком будущем Швеция собирается перейти целиком на энергию воды, солнца и ветра

текст: Ангелина Давыдова
Detailed_picture© Getty Images

Текст продолжает совместный проект COLTA.RU с официальным сайтом Швеции в России Sweden.ru — «Например, Швеция»

Уже сегодня Швеция — лидер в ЕС по развитию возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Например, в прошлом году больше половины всего электричества в стране было произведено на гидроэлектростанциях, в ветропарках или путем переработки отходов лесопромышленного сектора. А к 2040 году Швеция собирается совсем отказаться от ископаемого топлива. Реально? Давайте посмотрим.

Несчастье помогло

В Швеции почти нет своих нефти и газа. Небольшие нефтяные месторождения были обнаружены в районе острова Готланд и прилегающей акватории Балтийского моря, но экономического смысла в их разработке не было, скромные запасы угля тоже не добываются.

Поэтому до 1970-х страна практиковала в основном импорт энергоносителей, пока грянувший в 1973 году нефтяной кризис, а с ним и резкий скачок цен на «черное золото» не поставили экономику Швеции в неудобное положение — которое пошло ей на пользу. Правительство задумалось об энергетической независимости страны — например, о том, как разнообразить в ней виды топлива.

Началось все с активного строительства гидро- и атомных станций, пик которого пришелся на 70-е и 80-е, как раз на волне «нефтяного шока». Сейчас ГЭС и АЭС дают соответственно 39% и 36% энергобаланса страны, в Швеции работают 10 атомных реакторов, «на каждый миллион жителей приходится более одного реактора — так много нет ни в одной стране мира», рассказывает Татьяна Ланьшина из РАНХиГС, исследующая возобновляемую энергетику на планете.

Ситуация вокруг атомной энергетики в Швеции традиционно очень непростая, ее регулярно критикуют и международные экологические организации (в том числе Greenpeace), и местные шведские. Но с конца 80-х доля атома в энергетике не растет. «В Швеции стали признавать, что атомная энергетика стала очень дорогой и экономически неконкурентоспособной, и от субсидирования атомной энергетики здесь отказываются, так что мы вряд ли увидим строительство новых энергоблоков», — говорит Владимир Сидорович, директор Центра энергоэффективных технологий в строительстве. Недавно глава Шведской энергетической инспекции (управляющей энергосектором страны) Анне Вадаш Нильссон в интервью Reuters прямым текстом подтвердила смену энергетических вех: «Ядерная энергетика — очень дорогостоящий источник, в том числе в связи с техникой безопасности и необходимостью долгосрочно финансировать контроль за ядерными отходами». Кстати, новые гидроэлектростанции (тоже вызывающие критику экологов — они негативно влияют на экосистемы регионов) в стране тоже пока строить не собираются.

Зато начиная с 90-х Швеция стала больше обращать внимание на возобновляемую энергетику — прежде всего, помощь ветра и солнца.

Швеция — страна морская, сильные ветра здесь не редкость. Все, кто бывал в Швеции, наверняка замечали и гигантские офшорные ветропарки, расположенные вдоль побережий (некоторые из них видны даже с самого длинного моста в Европе — Öresundsbron, соединяющего Мальмё с Копенгагеном), и меньшие по размеру группы ветряков, и просто отдельно стоящие ветряки на фермах.

Еще 10 лет назад в стране было установлено всего 0,5 ГВт ветротурбин. А к началу 2017 года — более 6,5 ГВт (доля их сектора в производстве электричества в Швеции сейчас — около 10%). А это больше, чем вся запланированная к 2024 году мощность электростанций, работающих на ВИЭ, в России.

Район Вестра-Хамнен (Западная гавань) в Мальмё
Поддержка для ветра и солнца

Как же власти мотивировали бизнесменов строить ветропарки, а жителей — устанавливать ветряки?

Первый рычаг: плата за углерод. Швеция стала одной из первых стран в мире, которая еще в 1991 году опробовала углеродный налог. Любое предприятие платит определенную сумму за каждый сжигаемый литр ископаемого топлива (и соответственно за каждую тонну выброшенного в атмосферу СО2). Частные потребители тоже платят налог в форме надбавки, вшитой в цену бензина. И наоборот: сжигание топлива из источников, относимых к возобновляемым (например, биотоплива на основе отходов деревообрабатывающей промышленности, бытовых отходов, торфа), налогами не облагается. Результат: такая налоговая политика «кардинально изменила энергетический сектор страны и заставила потребителей энергии задумываться об экологии», объясняет Татьяна Ланьшина.

Второй рычаг: дополнительные налоговые преимущества. Сектор ветряной энергии, а с начала этого года и сектор солнечной энергии обладают в Швеции впечатляющими льготами. Например, производители солнечной энергии освобождены почти от всех налогов: платежи в бюджет для них снижены с января 2017 года на 98%.

Третий рычаг: «зеленые сертификаты». Что это за штука? Предположим, вы владеете небольшой ветроэлектростанцией. В этом случае за каждый выработанный вашим ветряком мегаватт-час электричества вы получаете сертификат, который вы впоследствии можете перепродать. А интересен ваш сертификат крупным энергетическим компаниям или серьезным промышленным потребителям энергии, которые по законам Швеции и правилам ЕС должны регулярно и постепенно снижать свои выбросы парниковых газов. Большие предприятия включены в Европейскую торговую систему и обязаны ежегодно получать квоты (разрешения) на эти выбросы. А чтобы выполнить нормативы, многие предприятия не только применяют политику снижения этих показателей «у себя», но и могут приобрести разрешения «на стороне» — например, купив у вас сертификат. Этот механизм помогает перенаправлять финансы от традиционного крупного бизнеса, использующего ископаемое топливо, в сектор новой возобновляемой энергетики, то есть поддерживать малых производителей.

«Пассивные дома» в Векшё
Разумное тепло

Но кроме электричества нужно решать и проблему тепла: в холодной стране людям нужно греться. И тут в Швеции тоже большую роль играют возобновляемые источники. Для этого, как правило, используется или энергия биомассы (от переработки отходов лесопромышленного сектора), или та, которую извлекают из бытовых отходов (об этом Кольта уже писала). Да, ряд городов по-прежнему получают тепло на основе энергии с мусоросжигательных заводов, что тоже всерьез критикуют экологи, призывающие перерабатывать отходы, а не жечь их. Зато в жилом городском секторе используют много тепловых насосов, представляющих собой, по сути, «холодильники наоборот»: они передают тепловую энергию от источника с низкой температурой потребителю. А в частных домах нередко можно встретить пеллетные котлы. Пеллеты — это все те же, но утрамбованные в брикеты лесопромышленные отходы (главным образом, опилки). «Теперь почти каждый город в Швеции, где существует система централизованного теплоснабжения, использует биомассу вместо угля или нефти, как это было раньше», — подтверждает профессор Томас Йоханссон из Лундского университета, бывший директор направления «Энергетика и климат» в Программе развития ООН (ПРООН).

Так, шаг за шагом, страна и доросла до статуса одного из лидеров ЕС в сфере возобновляемой энергии. Например, общая цель для всего Евросоюза — достичь 27% доли ВИЭ в производстве всей энергии к 2030 году. Но Швеция установила собственную амбициозную цель — в 50%. Другая задача: достичь к 2020 году 10% доли возобновляемой энергетики в транспортном секторе и повысить энергоэффективность на 20%. Как? Прежде всего, за счет развития электротранспорта и использования биотоплива для автомобилей.

А к 2040 году уже все электричество в стране должно вырабатываться на основе ВИЭ (в том числе атомной и большой гидроэнергетики). И, наконец, к 2045 году Швеция должна стать «климатически нейтральной», то есть баланс выбросов парниковых газов должен стать нулевым (или даже отрицательным).

Ледяной отель в Юккасъярви
Гений места

На региональном или гиперлокальном уровне Швеция шагнула в этом направлении уже сейчас сильно дальше общенациональных показателей. Отдельные регионы полностью перешли на ВИЭ: скажем, провинция Емтланд с населением в 127 000 человек, которая производит всю электроэнергию за счет воды, биомассы и ветра, причем в значительно больших объемах, чем может использовать сама. Избытки она поставляет в другие регионы Швеции и даже в другие страны Европы.

В Стокгольме больше половины всех домохозяйств использует для отопления тепловые насосы. В Мальмё в бывшем промышленно-портовом районе Västra hamnen (Западная гавань) развита система сохранения дождевой воды за время летних осадков. Зимой эта вода закачивается при помощи ветроэнергии в квартиры для отопления жителей, а летом охлажденная дождевая вода используется для кондиционирования. Муниципальная больница в том же Мальмё одной из первых перешла на солнечную энергию и полностью покрывает свои потребности в энергии и тепле за счет солнца. Что отлично демонстрирует эффективность фотопанелей даже для таких пасмурных регионов.

Еще один сенсационный (и парадоксальный) пример: первый в мире отель Icehotel, построенный из снега и льда в 1989 году в 200 км к северу от полярного круга. Если раньше отель таял весной и заново отстраивался осенью, теперь он сможет работать круглый год — при помощи солнечной энергии, поддерживающей систему охлаждения летом, так что температура в отеле всегда сохраняется на уровне —5°C.

Неудивительно, что многие идеи поступают от самих граждан. Один из первых ветропарков в Гётеборге был построен в начале 2000-х по инициативе горожан, выступивших акционерами электростанции. Теперь они имеют право покупать энергию со скидкой и получать прибыль от ее продажи за пределы муниципалитета.

Другой пример: в последнее время все больше домов в Швеции реконструируется. Во многих спальных районах стены многоэтажек, построенных во второй половине XX века, обшивают специальным стеклом, чтобы создать дополнительный утепляющий эффект. На торцах многоквартирных и многоэтажных домов обустраивают солнечные коллекторы, нагревающие воду. Наконец, в Швеции появилось несколько десятков частных «пассивных домов», полностью покрывающих свои потребности в электричестве и тепле за счет возобновляемой энергии.

Именно так, общими усилиями государства и граждан, страна, практически не имеющая запасов ископаемого топлива, смогла выстроить довольно устойчивую энергетическую систему — на местных возобновляемых ресурсах. Еще раз суммируем несколько рецептов: налоговая политика, помогающая реформам; господдержка перераспределения финансовых потоков от крупных производителей энергии к малым, работающим на ВИЭ; умное использование локальных ресурсов (в том числе отходов лесопромышленного комплекса, превращающихся в «ресурс из мусора»); поддержка местных инициатив. Весь этот опыт интересен для любой страны с суровым и влажным климатом. В том числе и для России, где многие регионы климатически схожи с северным соседом. А соседи вообще-то часто бывают источником вдохновения.

Комментарии

Новое в разделе «Общество»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Молодой ГайдайКино
Молодой Гайдай 

«Молодой Годар» Мишеля Хазанавичуса: комизм-оппортунизм или Canal+ ревизионизм?

17 ноября 201728770
VLNY. «R'n'B»Современная музыка
VLNY. «R'n'B» 

Инстаграм-стори о современной молодежи, которой не чужд путь саморазрушения: премьера клипа самарской инди-рок-группы

16 ноября 201719070
Журнал «Репортажен» ищет русских авторовОбщество
Журнал «Репортажен» ищет русских авторов 

Главный редактор журнала Даниэль Пунтас Бернет при поддержке Швейцарского совета по культуре Про Гельвеция приезжает с лекцией, мастер-классом — и на поиск авторов. Присылайте заявки — и пишите для одного из лучших изданий в мире

16 ноября 201739280
Мафиозо в отставкеОбщество
Мафиозо в отставке 

Ты — крупный мафиозо, который сдал своих и находится под защитой государства под чужим именем в съемной квартире. Как идет твоя жизнь? Репортаж Сандро Маттиоли — на старте нового проекта Кольты Best of Reportagen

15 ноября 201733330