5 декабря 2017Переменная
32780

«Если мы это можем сделать, это можно сделать в любой другой стране»

Эксперт в области «зеленых» технологий Франсуа Вюи — о транспорте будущего и о том, почему население Швейцарии само проголосовало за переход к возобновляемой энергетике

текст: Ольга Баклицкая-Каменева
Detailed_pictureБеспилотный электробус Arma в швейцарском Сьоне© postauto.ch

Текст продолжает проект об экологии «Переменная».

В ноябре в Москве прошла Неделя швейцарского кино в рамках международного кинофестиваля FIFEL. Организуя в 1986 году фестиваль фильмов об энергетике для просвещения широкой публики, эксперты, наверное, и не предполагали, что спустя 30 лет страсти вокруг изменения климата продолжат бушевать, а для понимания энергетических проблем обществу не будет хватать ни осмысленной информации, ни политической решимости. О том, как согласованно решают такие проблемы в Швейцарии, самой инновационной стране мира, COLTA.RU рассказал Франсуа Вюи, руководитель Энергетического центра Федеральной политехнической школы Лозанны (EPFL), который в этом году представил программу фестиваля.

— Ваша школа EPFL входит в десятку лучших в мире и пятерку лучших в Европе. Как в ней устроена работа Энергетического центра?

— Школа решает несколько задач: это обучение — у нас учится около 12 тысяч студентов, исследовательская деятельность — 6 тысяч ученых работают в EPFL, наконец, трансфер технологий (передача новых технологий от ученых бизнесу. — Ред.). Четверть ученых занимается проблемами в области чистой энергии и возобновляемых источников энергии. При этом речь идет о разработке технологий завтрашнего дня, которые будут еще более чистыми, гораздо более устойчивыми и менее вредными для окружающей среды.

В Энергетическом центре 12 лабораторий, занимающихся разными направлениями научной деятельности. Я координирую их работу и работу всех подразделений EPFL, которые связаны с темой энергии и энергетики. Мы продвигаем прикладные энергетические исследования школы и стараемся информировать общество о том, с какими вызовами оно может столкнуться при переходе к низкоуглеродной экономике. При этом мы не выполняем функцию консалтинговой фирмы, но никогда не отказываемся выступить с публичной лекцией, если нас приглашают. Я часто даю интервью на радио и телевидении: за полтора последних года, например, около 150 раз выступал в различных средствах массовой информации.

Швейцария — маленькая страна, и у нас нет возможности запустить все собственные разработки, но их покупают крупные транснациональные компании и коммерциализируют на своих площадках. Одну из своих миссий, например, я вижу в том, чтобы встречаться с представителями промышленности и разбираться в их нуждах, показывать им завтрашние технологии, затем знакомить их с сотрудниками наших лабораторий, которые могли бы способствовать коммерциализации конкретного продукта.

— Какие из этих проектов вы считаете особенно успешными?

— У нас их очень много, но я думаю, что известность нам принесли проекты, связанные с солнечными панелями. Наверняка вы слышали о солнечных панелях белого цвета с неплохим КПД, которые по правилам физики должны отражать видимый свет, о кругосветном перелете с помощью солнечной энергии, о беспилотнике OpenStratosphere и пилотируемом запуске в стратосферу самолета на солнечных батареях, о гидроптере — быстроходном паруснике, парящем над морем, который выигрывает международные гонки.

Швейцария инвестирует в развитие технологий дорожного и общественного транспорта, по нашим дорогам ездят автобусы за счет энергии от солнечных батарей и гидроэнергетических установок, и их эксплуатация гораздо дешевле, чем с использованием дизельного топлива. В качестве пилотного проекта мы разработали автономный шаттл без водителя, и сейчас он перевозит пассажиров в швейцарском городе Сьон. Кроме того, мы доказываем, что можно производить экологически чистую продукцию, оставаясь в приемлемом по цене сегменте рынка. Тому пример — самый чистый в мире электромобиль с КПД 80 процентов, сделанный из полностью биоразлагаемых материалов, который через полтора года появится на рынке.

Любой технологически сложный прибор, будь то машина, мобильный телефон или компьютер, должен быть переработан.

— В мае нынешнего года Швейцария приняла прямым народным голосованием Глобальную энергетическую стратегию до 2050 года. Насколько заинтересованы ваши соотечественники в новых энергетических технологиях?

— Основная цель стратегии — сокращение выбросов углекислого газа, поэтому мы собираемся вдвое уменьшить производство энергии от традиционных источников. За постепенный отказ от атомных электростанций и переход к возобновляемым источникам энергии проголосовало более половины населения страны — 58,2 процента. Но это не означает, что перемены ухудшат качество жизни швейцарцев или стратегия как-то повлияет на комфорт. Общая стоимость киловатт-часа не должна измениться, но как мы этого добьемся?

Мы, конечно, и дальше будем зависеть от наших плотин (их 40 в стране), производящих почти 60 процентов энергии. Оставшиеся 40 процентов, которые сейчас приходятся на атомные электростанции, мы будем получать за счет солнечных панелей и энергии ветра. Современный автомобиль использует только 20 процентов той энергии, что производится его двигателем, то есть из 100 литров, которые вы зальете в бак автомобиля, только 20 будут использованы на движение. У более легких и экологичных автомобилей с электрическим двигателем КПД двигателя доходит до 80 процентов.

Еще одно направление — борьба с потерями энергии в домах: с помощью грамотной изоляции мы можем наполовину сократить потери тепла, которое уходит сквозь стены. Переход к современным системам отопления поможет значительно повысить их эффективность, так как у старых каминов часто низкий КПД, от нуля до 10 процентов. Еще можно выбирать «зеленую» технику и электробытовые приборы с высокими экологическими показателями. Сегодня вся бытовая техника, а также мебель и автомобили снабжены специальной экологической этикеткой, которая расскажет покупателю об энергетических характеристиках конкретной вещи и поможет сделать правильный выбор. Энергетически эффективные «умные» приборы, даже дорогие, — в целом выгодное приобретение, окупающее инвестиции покупателя. Поэтому мы стараемся вкладываться в образование наших потребителей: ведь именно от них зависит, как пройдет стратегический переход к чистой энергетике и использованию возобновляемых источников энергии.

Но не надо забывать, что возобновляемые источники энергии не обязательно устойчивы и не могут накапливать и хранить энергию бесконечно. Их непродуманное использование может привести к таким же катастрофам, как при эксплуатации атомных электростанций. КПД производства энергии с использованием возобновляемых источников гораздо ниже, чем от ископаемых, и сами установки занимают больше места. Поэтому неразумная застройка земель огромными установками из солнечных панелей или гигантскими ветряками, а также нещадная вырубка лесов будут иметь губительные последствия. Лес можно назвать устойчивым возобновляемым источником, если скорость его использования совпадает со скоростью роста, иначе это способствует потеплению. С другой стороны, посадка монокультур приводит к оскудению биологического разнообразия.

— Швейцария — маленькая страна; может быть, поэтому вам проще решать стратегические вопросы перехода к чистой энергетике?

— Ответ простой: если мы это можем сделать, значит, это можно сделать в любой другой стране. Барьеры на пути использования технологий завтрашнего дня в разных странах выглядят по-разному. Швейцария — очень маленькая страна с высокой плотностью населения, и нам большого труда стоило перейти к использованию энергии ветра: местному населению не нравилось, что огромные ветряки портят пейзаж, а мы очень щепетильно относимся к сохранению красоты ландшафта. Основная сложность с переходом на источники чистой энергии для России, как мне кажется, заключается в том, что в стране огромный запас ископаемых источников топлива. Нам в Швейцарии надо было решать: импортировать уголь и нефть или разрабатывать новые технологии возобновляемых источников энергии. Выбор сделать очень просто.

Или вот пример Норвегии, у которой полезных ископаемых хватит еще лет на десять, но она занимает третье место по разработке инновационных технологий в мире. Почему в Норвегии повсюду ездят электрические машины? Потому что 100 процентов электричества производят реки: логично использовать именно этот вид энергии, а не пользоваться бензином.

— В Норвегии работают полностью энергетически автономные «зеленые» супермаркеты, которые способны делиться излишками произведенной энергии. Есть ли аналогичные проекты у вас?

— Пока нет. Нам даже заняться ремонтом зданий и сооружений стоило большого труда. Одна из сложностей, с которыми мы сталкиваемся в Швейцарии, — высокая стоимость рабочей силы, поэтому у нас большие затраты на ремонт здания или замену изоляции. А стоимость энергии у нас, как и в России, значительно ниже. Можно было бы просто решить этот вопрос, в три раза увеличив стоимость электричества, но на это мы пока не идем.

«Зеленые» технологии в нашей стране дают 6% всех рабочих мест, и эти цифры увеличиваются. Мировой рынок чистой энергии растет невиданными темпами.

— Как вы боретесь с живучими мифами о «зеленых» технологиях, которые распространены во многих странах, например, о солнечных батареях: дорогое производство, низкий КПД, «грязная» утилизация в третьих странах?

— Когда мы сжигаем газ или уголь, они исчезают безвозвратно, но у солнечных панелей должен быть неограниченный ресурс. Поэтому еще на начальном этапе разработки новых технологий мы занимаемся экопроектированием, задумываясь о второй жизни материалов. Это непреложное условие для работы новой технологии — непрерывное использование по кругу одних и тех же ее составляющих. Для достижения такой циркулярной экономики многие правительства принимают важные законы.

Любой технологически сложный прибор, будь то машина, мобильный телефон или компьютер, должен быть переработан. Поэтому когда люди говорят, что хотят отказаться от солнечных батарей из-за «грязного» производства и утилизации, то это просто неразумная отговорка. Еще один из мифов связан с представлением людей о том, что для производства, например, солнечной панели требуется больше энергии, чем сама панель способна произвести. Это неправда, это трудноискоренимые предрассудки, в поддержание которых могут вкладываться даже местные представители промышленности. И мы у себя сражаемся точно с такого же рода мифами, поэтому для нас, научного сообщества, очень важно доносить правдивую информацию до населения: ведь нам часто доверяют гораздо больше, чем журналистам, которые не всегда могут быть специалистами в данной конкретной области.

— До сих пор и не все ученые согласны с тем, что деятельность человека оказывает значительное влияние на потепление климата. Что вы думаете по этому поводу?

— Научное сообщество больше не сомневается в ответе на этот вопрос. 50 лет ломали копья, пытаясь доказать, что никакого потепления нет, что человек с этим никак не связан, провели тысячи исследований, но результаты говорили об одном: это только результат влияния деятельности человека. И сегодня любой ученый, который уважает результаты исследований, будет думать точно так же. Если у кого-то и были когда-то какие-то сомнения, то их давно не осталось.

Сомнения пропадут, когда Земля нам скажет: «Все! Надоело!» Вот тогда придется хорошо побиться головой об стену — когда катастрофы будут сменять одна другую, когда мы столкнемся с последствиями исчезновения пчел и отсутствия перекрестного опыления, с проблемой использования антибиотиков, с самыми разными проявлениями потепления климата. Когда в большинстве стран на это не смогут больше закрывать глаза — а в России это может быть менее заметно, чем в других странах, — то придется с этим бороться. Скорее всего, самыми пострадавшими окажутся бедные страны, хотя виновниками их проблем будут как раз наиболее развитые соседи. И вот тогда основной проблемой станет климатическая миграция.

— Какие механизмы позволяют вам оценивать влияние разрабатываемых в вашем центре технологий на окружающую среду и общество?

— Для этого мы придумали нечто вроде «энергетического калькулятора» под названием Energyscope, который на пальцах позволяет оценить влияние энергетического сценария, запускаемого новой технологией. Это программа для швейцарской модели, доступная в интернете, которую можно адаптировать для деятельности других стран.

«Зеленые» технологии в нашей стране дают 6% всех рабочих мест, и эти цифры увеличиваются. Мировой рынок чистой энергии растет невиданными темпами, и мы будем продолжать вкладываться в инновационные технологии и использовать их себе во благо. Экономика Швейцарии очень сильно зависит от политики сотрудничества в области разработки инноваций, которые заменяют нам естественные, природные, источники энергии.

Ко всему прочему, нам повезло: уже седьмой год подряд нас признают самой инновационной страной в мире.

Комментарии