24 декабря 2015Остров 90-х
331050

«Эротический бум остался феноменом 1990-х»

Фотограф Евгений Кондаков о том, как проходила русская сексуальная революция

 
Detailed_pictureЗа кулисами модного показа, 1997 г.© Евгений Кондаков

Фотограф Евгений Кондаков, работы которого находятся в коллекции Московского дома фотографии и других музеев, — автор книги «Русская сексуальная революция». Этот альбом — исследование сексуальной жизни в России 1990-х состоит из снимков, в свое время публиковавшихся в Stern, The New York Times Magazine, Paris Match и других мировых журналах. Они задокументировали процесс раскрепощения российского общества: первые эротические издания, первые стрип-клубы и вечеринки с обнаженными моделями, появление новых социальных страт и новых норм поведения в обществе. Мы попросили Евгения Кондакова рассказать о том, как он запомнил сексуальную революцию 1990-х.

Евгений Кондаков

В Советском Союзе эротика существовала в изолированных местах, которые были многим недоступны. В 1990-е она выплеснулась в публичное пространство — внезапно и мгновенно. Буквально оказалась в каждом подземном переходе и на каждом углу. В то время, например, эротический журнал мог презентовать свой очередной номер на площади в спальном районе Чертаново.

Многие из фотографий для книги «Русская сексуальная революция» были сделаны мной в рамках рутинных редакционных заданий для газеты «Московские новости», в которой я тогда работал. Сцены из жизни проституток были сняты прямо в центре Москвы — на Лубянской площади у здания ФСБ и на Тверской. На открытие одного из первых в Москве стриптиз-клубов Dolls в 1994-м я тоже аккредитовывался от «Московских новостей». Это открытие собрало не только журналистов, но и известных политиков и депутатов, которые пришли не одни, а с женами. Стриптиз-клуб был новостью в московской жизни — его появление было всем интересно.

В начале 1990-х в России появились первые глянцевые журналы, которые стали публиковать полуобнаженную натуру. Фотографов было немного, поэтому утром ты мог снимать какую-нибудь демонстрацию, а вечером — моделей для глянца. Причем девушки приходили на съемку с той же утренней демонстрации. В 1990-е все занимались всем.

Торговля первым эротическим самиздатом на улицах Москвы, 1990 г.© Евгений Кондаков

Моделями были студентки, секретарши и продавщицы, которым хотелось изменить свою жизнь и попробовать что-то новое. Они пытались через откровенные фотосессии попасть в другой мир — глянцевый, красивый. Чаще всего для них это была первая и единственная съемка в жизни. Денег им не платили. Многие из них считали, что такие съемки — это круто и прогрессивно. Таким образом они отбрасывали старые принципы морали.

Причем среди них были не только простые девушки, но и известные актрисы. Например, Елена Коренева в то время сочла для себя возможным сняться обнаженной для «Спид-Инфо» — абсолютно желтого издания. В день, когда вышел номер с фотографиями Кореневой, в метро было страшно спуститься — везде, на каждом грязном ящике, лежала эта газета. Не знаю, что чувствовала в этот момент сама Коренева, но после публикации на актрису обрушилась лавина ругани. Кстати говоря, несмотря на статус бульварной газеты, в то время «Спид-Инфо» было одним из немногих изданий, у которых была хорошая полиграфия, и поэтому в ней с удовольствием печатались уважаемые фотографы.

Очередь на кастинг в модельное агентство. Кажется, что красивых девушек явно больше, чем товаров, которые нужно рекламировать, 1999 г.© Евгений Кондаков

В 1990-е я также сотрудничал с журналом «Андрей» — одним из первых русских мужских журналов. Журнал «Андрей» придумал один человек — Алексей Вейцлер. Он был главным редактором, фотографом и продюсером. Сам находил моделей, писал тексты и верстал журнал в своей квартире у метро «Южная». С Вейцлером мы познакомились на какой-то презентации, их было много в 1990-е. Помню, одна из первых съемок происходила на фоне стены из компьютеров, которые журналу выдала какая-то коммерческая фирма. Съемки происходили в примитивных студиях, в обычных комнатах и подвалах — где придется. Снимали как-то даже в настоящей пожарной части.

Когда мы снимали для «Андрея» модель на Красной площади, то под честное слово брали для съемки скафандр в Музее космонавтики, а беличью шубу мне одолжила подруга жены. Для съемок у собора Василия Блаженного ни с какими силовыми структурами и службами договариваться не надо было. Просто — пришли и сняли. Огромный сугроб, на фоне которого позирует девушка на этом фото, — настоящий, не декорация. А на заднем плане видно, как какие-то трудяги идут со смены. Хоть эта фотография и постановочная, по сути она — документальная и очень хорошо передает дух того времени.

Модель в перерыве презентации в московском клубе Up&Down. Презентация чего на этот раз — мотоциклов, алкоголя или купальников — никто не пытался понять. Какая разница? 1994 г.© Евгений Кондаков

С Вейцлером мы работали по дружбе — гонорары журнал не платил, потому что нечем было расплачиваться. «Андрей» выходил нерегулярно, от случая к случаю — когда удавалось найти спонсоров на издание. Однажды завхоз «Андрея» скрылся из редакции журнала, прихватив с собой тираж одного из номеров вместо зарплаты. Такое тогда было время.

Можно ли сказать, что в России 1990-х произошла сексуальная революция? В 1990-е у нас было много сексуального и революционного — в том смысле, что процессы шли взрывным образом. Но то, что происходило у нас, не было похоже на сексуальную революцию, состоявшуюся за четверть века до этого на Западе. Западная сексуальная революция была в первую очередь движением женщин, которые добивались освобождения и равноправия с мужчинами. То, что происходило у нас, в первую очередь было направлено на удовлетворение новой социальной страты — мужчин с деньгами, которые хотели других развлечений. Именно для них открывались эротические журналы и стриптиз-клубы, им предлагали секс-услуги.

Бывшая модель со спутником в бассейне отеля «Рэдиссон» в Сочи, 1996 г.© Евгений Кондаков

В 1990-х сексуальная жизнь в России очень интересовала западные журналы. Сейчас она не вызывает большого интереса, потому что приблизилась к среднеевропейским стандартам. Хотя иногда появляются темы, которые привлекают внимание. Например, я недавно снимал сюжет для Spiegel о стриптиз-клубах для женщин. В Западной Европе они меньше распространены и не пользуются такой популярностью, как в России. У нас это — успешный и доходный бизнес. Многие русские женщины ходят в них регулярно и ведут себя там как мужчины.

Эротический бум, случившийся в начале 1990-х, остался феноменом того времени. В середине нулевых я снимал проект для немецкого журнала Stern. Они раз в неделю публиковали регулярный фотопроект под названием «Так любит мир», который посвящался сексуальной жизни в разных странах. В поисках сюжетов для проекта я стал перебирать свои старые фотографии и понял, что многие сюжеты из 1990-х нельзя больше снять. Эротика и секс опять ушли куда-то в специально отведенные зоны — туда, где они, наверное, и должны быть.

Записал Денис Бояринов

Редакция благодарит Центр фотографии им. братьев Люмьер за помощь в проведении беседы.

Благодарим наших партнеров — Фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина» (Ельцин Центр) и образовательный портал «Твоя история».

Комментарии