21 декабря 2015Современная музыка
271770

«Закон о СРО»: мост к власти или «крышевание киосков»?

Как отразится на шоу-индустрии принятие закона о проведении зрелищно-развлекательных мероприятий в России?

текст: Маргарита Саяпина
Detailed_picture© Александр Миридонов / Коммерсантъ

На прошлой неделе Госдума в первом чтении приняла закон «Об основах деятельности по организации и проведению зрелищно-развлекательных мероприятий в Российской Федерации», который изменит положение дел в шоу-индустрии. Закон предписывает промоутерам, устраивающим мероприятия, объединяться в саморегулируемые организации (СРО — они должны иметь устав, сайт и не меньше 50 участников), а площадкам (клубам, залам и т.д.) — работать только с промоутерами, принадлежащими к какой-либо СРО.

Единственная СРО, пока зарегистрированная в России, называется «Союзконцерт». Она организована крупнейшими игроками на гастрольно-концертном рынке, которые принимали участие в создании закона. Ежегодный членский взнос для вступления в СРО «Союзконцерт» — 150 тысяч рублей.

Новость о принятии «закона о СРО» вызвала бурную дискуссию в профессиональном сообществе. Организаторы «Союзконцерта» полагают, что СРО станет мостом между властью и рынком. А представители малого бизнеса — директора инди-групп и клубы, работающие с некоммерческой музыкой, — считают, что этот закон ухудшит их и без того трудное положение.

COLTA.RU спросила у некоторых ключевых фигур шоу-индустрии, как принятие закона отразится на их бизнесе и зачем нужно регулировать концертную деятельность в России.

Андрей Матвеев, генеральный директор СРО «Союзконцерт»

Илья Лагутенко, «Мумий Тролль»

Игорь Тонких, клуб YotaSpace

Илья Бортнюк, агентство «Светлая музыка», фестиваль Stereoleto

Мария Сёмушкина, промоутер, агентство «АртМания», фестиваль «Усадьба Jazz»

Руслан Муннибаев, концертный директор Respect Production

Павел Камакин, «16 тонн»

Эдуард Ратников, TCI

Араик Акопян, арт-директор «Клуба Алексея Козлова»

Борис Барабанов, музыкальный обозреватель «Коммерсанта», независимый член правления СРО «Союзконцерт»

Андрей Матвеев

генеральный директор СРО «Союзконцерт»

K списку

Ничего плохого после принятия «закона о СРО» не случится. Гипотетически — в области государственного заказа появится шанс получить какие-то работы. Сегодня это важно. Более того, чем больше порядка, координации и правил на рынке — тем лучше для рынка.

На малом бизнесе принятие закона никак не отразится. Насколько мне известно, будет конкретизировано, что означают «площадки до 400 кв.м.», которые не подпадают под действие закона. Речь будет идти о размере зрительской зоны, а зрительская зона в 400 кв.м. — это уже большие клубы, минимум мест на 800—1000.

Сейчас очень многие группы паникуют, что не «потянут» членство. Но, во-первых, финально не решено, будет ли членский взнос для всех 150 000 рублей или он будет дифференцируемый. Во-вторых, альтернативные СРО (помимо «Союзконцерта»), которые гипотетически могут возникнуть, могут установить другие правила членства и сумму взноса. (Другой вопрос — как эти СРО тогда будут выполнять возложенные на них функции?)

Саморегулируемые организации — это то, что нужно нашему рынку сегодня, в самые трудные времена для него.

В-третьих, не совсем понятно: если эти клубы специализируются на проведении концертов, то почему они не могут оплатить даже эти членские взносы (150 000 рублей, то есть 416 рублей в день) и организовывать эти концерты на своих площадках, соблюдая все стандарты и правила индустрии? Более того, с уточнением о «зрительской зоне» подавляющее большинство клубов, где играют группы, собирающие 200—300 человек, «выпадет» из-под закона, и вопрос снимется сам собой.

Менеджерам инди-музыкантов я могу посоветовать объединяться в промоутерские группы и становиться членами СРО, возложив на себя обязательства по выполнению стандартов качества отрасли.

В вопросе о законе регулирования рынка зрелищно-развлекательных мероприятий существует подмена понятий. СРО — это САМОрегулируемая организация. То есть это организация, позволяющая рынку САМОрегулироваться. То есть рынок никто не регулирует извне. Члены такой организации таким образом выстраивают отношения между собой, что без влияния государственных органов происходит самобалансировка рынка по всем направлениям: финансовым, организационным, профессиональным. Пожалуй, это то, что нужно нашему рынку сегодня, в самые трудные времена для него. Как это ни парадоксально, но НИКТО не знает, как же выглядит рынок зрелищно-развлекательных мероприятий сегодня в России — нет понимания, сколько организаций или предпринимателей занимается этой сферой деятельности, где они проводят мероприятия и по каким стандартам и правилам. При этом если рынок не будет транспарентным, то с ним ни о чем не договорятся ни кредитный, ни страховые рынки, так необходимые именно сегодня рынку развлекательных мероприятий.

Давайте подумаем, как строить рынок «творческого труда», а не как «крышевать» киоски.

Илья Лагутенко

«Мумий Тролль»

K списку

«Регулирование» и прочие «контроли» — это вообще не то, о чем мы должны вести речь. Если мы хотим иметь слаженный, развивающийся и конкурентоспособный рынок креативной индустрии, где так называемые зрелищные мероприятия — лишь одна из составных частей, то должны мыслить совершенно другими категориями. Направить свои усилия на музыкальные и художественные образовательные программы, охватывающие поголовно все население страны, на международный культурный обмен, на финансовую поддержку начинающих музыкантов, их «гастрольных» амбиций в стране и за рубежом и так далее. Примерно этим я занимаюсь с шоукейс-фестивалем V-Rox во Владивостоке уже четвертый год — без всяких СРО, государственных грантов, корпоративных спонсоров — на энтузиазме преданных музыке артистов и зрителей. Причем, в первую очередь, этот «образовательный этап» мог бы быть чрезвычайно полезен для энтузиастов-создателей этой конкретной СРО. Пока я вижу лишь их рассуждения о бизнесе исключительно в ключе «как мы, Остап Ибрагимович, будем делить наши деньги» (а их не осталось не только по причине нефти, или санкций, или чего еще, а именно потому, что никто из них и не думал прислушаться к здравым мыслям о развитии рынка, занимаясь исключительно дебетом-кредитом концертной кассы и банальным менеджированием артистов еще «советского наследия») и какие-то схемы из «комсомольского» детства, совмещенные с амбициями «министров без портфеля». Давайте подумаем, как строить рынок «творческого труда», а не как «крышевать» киоски. А то и киоскеров (читай — независимой молодой сцены) не останется скоро. К сожалению, ни большинство из энтузиастов новой СРО, ни голосующие за закон депутаты не имеют никакого практического опыта в глобальном развитии молодых артистов и особенно в открытии и взращивании талантов. А без них-то и регулировать будет нечего.

Игорь Тонких

клуб YotaSpace

K списку

Будучи много лет активным промоутером и постоянно общаясь с коллегами по цеху, я уверен — дополнительного регулирования концертный рынок изнутри (то есть от участников этого самого рынка) не требовал. Вопросы развития концертного рынка (от образовательно-кадровой политики до финансовой и другой ответственности) носили естественный для любой индустрии характер. Скандалы же, связанные с отменами концертов, являли собой исключение, но не правило.

Раз в таких условиях инициатором выступило государство — значит, причина не экономическая, а идеологическая, к чему в последнее время все уже привыкли. Просто будет свой «Союз писателей», чтобы «саморегулируемому» сообществу было проще «самому» воздействовать на отбившихся от стада Пастернаков.

Как это будет работать для больших и маленьких? Идеологически — одинаково для всех. Будет «рекомендовано» воздержаться от проведения концертов артистов, выступления которых «направлены на расшатывание устоев и разделение общества». Но уже все и так внесли коррективы в репертуарную политику. Все уже значительно реже пропагандируют гомосексуализм, оскорбляют чувства верующих и чувства национальной гордости. Экономически — по-разному. Большие игроки запрашиваемые 150 тысяч в год даже не заметят. К тому же наверняка появятся другие СРО с меньшим вступительным взносом.

Маленькие игроки, скорее всего, будут это просто игнорировать. В стране ежедневно проходят сотни концертов. Даже РАО (с его-то инфраструктурой) не могло в должной степени контролировать концертный рынок. Для построения реальной системы контроля нужны большие деньги и многие годы. Полагаю, рынок вскоре сам найдет нужную бюрократическую форму, приемлемую для всех и финансово, и юридически.

Раз в таких условиях инициатором выступило государство — значит, причина не экономическая, а идеологическая.

Илья Бортнюк

агентство «Светлая музыка», фестиваль Stereoleto

K списку

Думаю, что вступление закона в силу никак не отразится на работе «Светлой музыки». Сейчас мы делаем немного концертов, так как решили сосредоточиться на фестивале Stereoleto, плюс делаем различные большие культурные события, где присутствует не только музыка, — это направление сегодня мне наиболее интересно.

Я считаю, что вступительный взнос в 150 000 рублей — это совсем негуманно. Я считаю, что, конечно, должно быть дифференцирование — для тех, кто делает стадионные шоу или небольшие концерты. «Кому-то жемчуг мелок, а кому-то щи жидкие», для крупных компаний это приемлемые деньги, а для небольших промоутеров — вполне себе ощутимые. У меня есть ощущение, что те, кто составлял этот закон, ориентировались именно на свой уровень и свои потребности, хотя большая часть членов экспертного совета начинала с небольших клубных площадок, но это уже было давно и они, возможно, забыли об этом.

Мне уже предложили вступить в несколько СРО — и это не «Союзконцерт». Соответственно промоутеры, входящие в категорию «малый и средний бизнес», уже организуют свои СРО. Ведь в законе не сказано, что такая организация должна быть одна.

В целом поддерживаю идею создания некой профсоюзной организации, в первую очередь, чтобы лоббировать интересы индустрии и не пускать на рынок откровенных жуликов. Я сам не раз страдал оттого, что какие-то непонятно откуда взявшиеся промоутеры сильно портят репутацию рынка, не выполняя условий перед иностранными и российскими артистами. Я с большим уважением отношусь к создателям «Союзконцерта» и могу сказать, что со многими из них у меня был положительный опыт партнерства, но у меня есть опасения, что в создании такого закона — не только благие намерения промоутеров о цивилизованном рынке, но и какие-то скрытые финансово-политические интересы государства. Также я не уверен, что ко всем участникам рынка будет одинаковое отношение.

Промоутер Богдан Коробов в целом верно описал пункты, которые важно пересмотреть и доработать. Я считаю, что закон должен быть доработан с учетом интересов всех участников рынка, а не только его верхнего эшелона.

Особых плюсов в этом законопроекте для своего бизнеса я не вижу. Но и минусов тоже.

Мария Сёмушкина

промоутер, агентство «АртМания», фестиваль «Усадьба Jazz»

K списку

Особых плюсов в этом законопроекте для агентства «АртМания» я не вижу. Но и минусов тоже. Для нас как для крупной фестивальной организации это, возможно, поможет отладить процесс с недобросовестными промоутерами в регионах. Но мы и так уже предпочитаем все делать сами. И знаем, с кем работать, с кем нет. Кое-кто должен нам денег, но я не думаю, что сейчас придет СРО и поможет нам их вернуть. Насчет госконтрактов: можно быть членом СРО, но контракты получат те, кто должен их получить, — у нас в России, увы, работает только так. Я приняла это как данность, реально понимая, с кем и чем имею дело, и присутствуя на собрании промоутеров по случаю открытия СРО. У руля этой организации стоят здравые профессиональные люди, к тому же сами — промоутеры с большим стажем. И многие вопросы, которые возникают сейчас, наверняка еще подвергнутся корректировке.

Руслан Муннибаев

концертный директор Respect Production

K списку

Впечатления от готовящегося закона у меня смешанные. Все привыкли работать по привычным схемам, и большая часть уже работает вполне легально, получая деньги по безналу, платя налоги и так далее. Закон, как я понимаю, призван в первую очередь обезопасить артистов и зрителей от мошенников, но за десять лет работы концертным менеджером я сталкивался с подобным считанное количество раз, и было это достаточно давно. Возможно, у других артистов это бывает чаще, наверное, в эстрадном пласте это может быть чаще. Но сейчас же интернет у всех, узнать о том, приедет ли артист к тебе в город, элементарно. Чаще всего бывают отмены из-за непроданных билетов. Мне кажется, что закон тут не поможет.

Как принятие закона отразится на бизнесе, не знает никто. Наши концерты уже не организовывают фанаты, написавшие «ВКонтакте», а вот как быть субкультурным новым артистам? Но и тут найдется какой-то выход обязательно. Производство концертов удорожится, вопрос только, насколько.

От дураков и болванов законы не спасают.

Скорее всего, будет так: все клубы и концертные залы вступят в СРО, а организатор, если он не состоит в ней, будет заключать договор с площадкой не аренды, а сотрудничества, консультационных услуг или чего-то подобного. Зачастую организаторы и сейчас так работают с площадками — будто бы не они организовывают, а сам клуб. 12 000 рублей в месяц позволит себе любой бар, который планирует хоть изредка проводить концерты, и заложит в стоимость «аренды». Иногда мы сами организовываем свои концерты, значит, пойдем на ту площадку, которая вступила в СРО. Но, разумеется, начинающим организаторам будет сложнее войти в новую систему.

Арт-директорам клубов рекомендую пробивать вступление клуба в СРО и выставлять это своим конкурентным преимуществом. Менеджерам музыкантов делать ничего не надо, надо подождать. Видимо, рынок сам предложит решение.

Стремление регулировать рынок мне понятно. Это как в любой сфере. Ты можешь вызвать домой частного сантехника-соседа, а можешь нанять профессионала из специализированной службы. Первый может быть дешевле, но ничего не гарантирует, второй вернет деньги, если не справится. Другое дело, что лично я в концертной сфере не вижу настолько больших проблем, чтобы за них браться законом. Этот рынок сам себя регулирует. Условную группу Tesla Boy не повезет в провинцию аферист, так как на них он не сорвет банк, а условный Лепс не поедет к незнакомому организатору или хотя бы возьмет с него полную предоплату и заключит договор, что уже снижает риск мошенничества. А от дураков и болванов законы не спасают.

Как и все непродуманное, этот закон будет игнорироваться. Исполнить его невозможно.

Павел Камакин

«16 тонн»

K списку

Культура очень похожа на сад, где артисты — растения в нем. Если воткнуть зерно сразу в большой горшок, оно не вырастет. У каждой условной группы 5'NIZZа должен быть свой «Каzантип», у каждой Елки — cвои «16 тонн», у каждого «Ленинграда» — свой «Мани-хани». Важно развивать институт творческих инкубаторов: как для артистов, так и для промоутеров. При всем уважении, большинство членов СРО «Союзконцерт» ничего не понимают в целых жанрах и направлениях независимой музыки, которые влияют на культуру и дух времени. Не будь IDM, не было бы и Леди Гаги. Такими темпами глубокоуважаемым членам СРО скоро будет нечем торговать.

Закон очень сырой, необдуманный. Как и все непродуманное, этот закон будет игнорироваться. Исполнить его невозможно. Если настырный СРОшник будет бегать и стучать на площадки, работающие с молодыми промоутерами и артистами, этот цирк доставит массу удовольствия зрителям, но также массу проблем. Есть позитивная часть — про страхование, давно пора. Но как она будет исполняться, пока непонятно.

Нельзя забывать что культура — хрупкий сосуд. В нем находится здоровье общества. Охранять этот сосуд могут лишь люди уважающие, глубоко понимающие и любящие и сосуд, и его содержимое. Я не люблю находиться в оппозиции, я по своей натуре, скорее, консерватор. Моя точка зрения в каком-то смысле очень старомодная и консервативная. Я призываю не забывать, что мир искусства — это мир искусства, только так его можно сохранить миром искусства, а иначе он станет миром менеджеров, СРО, «Союзконцерта», какого-то клуба, зала и т.д. Эти миры уже есть и способны за себя постоять.

Если в правлении, которое будет избираться каждый год, будет иметь место какой-либо негативный сговор, то, поверьте, об этом узнают все.

Эдуард Ратников

TCI

K списку

Я вижу в законе о регулировании концертного рынка только позитив. Наконец-то в Госдуме озаботились саморегулированием нашей отрасли, чтобы оградить ее от недобросовестных деятелей, которые бесконечно заявляют концерты, отменяют концерты, куда-то исчезают с кассами, не выполняют договорные обязательства перед третьими лицами и так далее. Отрасль находится в состоянии бардака, безответственности, хаоса, произвола. СРО поможет профессионалам строить работу так, чтобы очистить рынок от паразитов и недобросовестных участников.

TCI будет вступать в СРО. Я не вижу смысла организовывать отдельную СРО. В СРО «Союзконцерт» состоят люди, которых я знаю много лет, которые пришли в музыкальный бизнес вместе со мной: например, Надежда Соловьева, Владимир Зубицкий, Андрей Матвеев, Михаил Шурыгин — это наша семья, наше профессиональное сообщество. Задача любой СРО — оградить нашего любимого, уважаемого зрителя от недобросовестных участников рынка, мошенников. Ну и, конечно, почистить наши собственные ряды. СРО представляет общество профессиональных деятелей с многолетним опытом, которое может продвигать необходимые законы, нормы в Госдуме, которые будут скорректированы не в сторону хитрости и выгоды отдельных участников рынка, а в сторону открытости и удобства большинства участников. Все это сделано для того, чтобы сделать сервис для нашей уважаемой публики наиболее качественным. Если в правлении, которое будет избираться каждый год, будет иметь место какой-либо негативный сговор, то, поверьте, об этом узнают все. Если нашим правлением что-то будет делаться не так, мы будем призывать их к порядку, чтобы они вели свою деятельность наиболее эффективно, полезно для всех участников. Мы очень энергичные, умные, современные, цивилизованные, продвинутые люди. И, конечно, мы будем ставить стопор на любые возможные тормоза для развития индустрии.

Единственный момент, который может смущать кого-то из участников, — вступительные взносы порядка 150 тысяч рублей. Но на эти деньги создается организация, работающая на наши общие интересы по всей России. Надеюсь, до весны закон будет сформирован со всеми поправками и принят окончательно.

Есть шанс, что этот закон перекроет кислород всей некоммерческой музыке.

Араик Акопян

арт-директор «Клуба Алексея Козлова»

K списку

Думаю, принятие закона однозначно негативно отразится на бизнесе нашего и аналогичных клубов. Сегодня в России это и бизнесом назвать сложно, многие площадки и организаторы в нашей нишевой среде сейчас терпят убытки, в лучшем случае балансируют вокруг нуля. Мы давно сами регулируем то, что они только сейчас хотят отрегулировать законодательно. Есть шанс, что этот закон перекроет кислород всей некоммерческой музыке (то есть тем, кому, наоборот, нужна поддержка для развития культуры).

Арт-директорам клубов и менеджерам инди-музыкантов в новых условиях работы я бы посоветовал вычитать закон и на первое время найти способы его обойти. Я думаю, что господа, принимающие закон, не понимают всего многообразия мероприятий за границами их собственной поп-среды, они хотят снять сливки с больших площадок и организаторов, но забывают о том, что рынок во многом формируют небольшие игроки. Допустим, организатор раз в год проводит мероприятие. Муниципальный зал-тысячник, ежегодный отчетный концерт хоровой студии мальчиков-зайчиков, билеты 100 рублей — извольте сдать 150 000 рублей в год. Это, конечно, неподъемные деньги для многих небольших площадок и организаторов, коих большинство. Формулировки, прописанные в существующем законе, — красивые слова, а конечном итоге не более чем очередной побор.

Борис Барабанов

музыкальный обозреватель «Коммерсанта», независимый член правления СРО «Союзконцерт»

K списку

Пока что над законом ведется работа, его готовят ко второму чтению, и это не формальность, насколько я знаю, там действительно многое меняют. В целом пока могу сказать, что концертно-зрелищная индустрия впервые определяется государством как отдельная отрасль, и государство пытается отрегулировать, а скорее даже, в первую очередь, понять ее. Соответственно первое, что произойдет: независимо от того, нравится это отдельным игрокам или нет, им всем придется почувствовать себя «в одной лодке». На данный момент я пока не могу сказать только одно: в какой степени эта принадлежность к одному цеху будет свойственна государственным организациям, отвечающим за зрелища. Всем остальным нужно с этим жить.

По поводу того, как закон отразится на малом бизнесе, есть две точки зрения, которые обсуждаются как раз сейчас. Первая: дифференцировать членские взносы. Вторая: все должны платить одинаково. Но в любом случае, если вы организатор, членства в СРО вам не избежать. Не в этой, так в другой. Очень важный момент: прямо сейчас у всех игроков от мала до велика есть возможность влиять на происходящее. Среди разработчиков закона — всем хорошо известные люди. Телефоны у всех есть. Звоните, теребите их, задавайте вопросы. Предлагайте свою схему дифференциации взносов. Или думайте о своей собственной СРО. В любом случае есть шанс повлиять на жизнь. А иначе получится как с оплатой капремонта. Все взбудоражились, когда эту сумму уже стали включать в платежки, а ведь, как я понимаю, можно было этого избежать или хотя бы притормозить непопулярные меры.

Всем придется определиться, хотят они этим заниматься всерьез, профессионально, или нет.

«Менеджер инди-музыканта» зачастую — просто друг, у которого есть другое, основное занятие. То же с арт-директорами. Всем придется определиться, хотят они этим заниматься всерьез, профессионально, или нет. Если хотят, нужно создавать ИП, изучать налогообложение, правильно составлять устав и т.д. К сожалению, времена, когда в нашей стране существовали приятные «облачные» бюджеты, всякие дружеские корпоративы и городские праздники, которые не требовали особой юридической основы, остались в прошлом.

Почему нужно регулировать любой другой рынок в России? Надо понять очень простую вещь: с этой инициативной группой или каким-то другим способом этот рынок все равно был бы отрегулирован. Данный набор персон — это хотя бы люди, которые понимают суть вопроса, работают «на земле», говорят не на языке советской пропаганды, а на языке реальной индустрии. В этом году были и другие примеры. Так что, может быть, силами профессионалов удастся хоть какой-то кусочек рынка уберечь от патриотично настроенных «продюсеров».

15 декабря меня и Евгения Сафронова назначили независимыми членами правления СРО «Союзконцерт». «Независимость» члена правления не предполагает права голоса. Ничьи интересы я не представляю, могу только надеяться, что о тех самых «маленьких» игроках знаю немного больше, чем мейджоры из правления, и имею полное право доносить до правления их точку зрения. Собственно, это уже происходит.

О дифференциации игроков рынка пока не договорились. На первый взгляд, она совершенно необходима. Но, с другой стороны, можно понять и мейджоров, которые требуют равенства в финансовом смысле для всех. Талантливый маленький промоутер может раскрутить удачный проект в очень короткие сроки. Дифференциация по географическому принципу тоже обсуждалась, есть большие опасения, что это будет лазейка для крупных игроков.

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

М = Ж, или Будни одной сбывшейся утопииОбщество
М = Ж, или Будни одной сбывшейся утопии 

Что такое «менсплейнинг»? А «гендерно нейтральное местоимение»? Кто такой «латте-папа»? И что это за «нордический парадокс»? Быт и тревоги страны победившего гендерного равенства по имени Швеция

7 декабря 201629520