Мишель Гуревич: «Я рада, что это в прошлом»

Канадская певица с русскими корнями о том, почему она отказалась от псевдонима Chinawoman, и о некоторых темных историях из прошлого

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Michelle Gurevich

Печальные и ироничные романсы Мишель Гуревич, ранее известной как Chinawoman, в России, Турции, Греции и Франции принимают за свои — за выросшие из национальной школы мелодраматической песни. 13 мая канадская певица из Берлина, чья мама — русская балерина, а бабушка — дантист из Одессы, впервые выступит в Москве под собственным именем. Денис Бояринов обсудил с Мишель Гуревич смену имени, национальные корни и темные истории из ее прошлого.

— Почему у вас в скайпе грузинский псевдоним?

— Я как-то привыкла использовать личности других национальностей для общения в сети. В скайпе я зарегистрирована под грузинским именем и с портретом бородатого мужчины. Он уже давно со мной — лет десять. Во мне нет грузинской крови, хотя моя мама иногда замечала, что я говорю как грузин (смеется). Как и мое бывшее сценическое имя — Chinawoman, это скорее случайность. Что еще меня связывает с Грузией? Я дважды была там с концертами. Я люблю грузинскую кухню.

Michelle Gurevich — «Woman Is Still a Woman»

— Как вы решились на то, чтобы отказаться от псевдонима Chinawoman, под которым выпустили три альбома? Это смелый шаг и рискованный.

— Да уж. Я очень долго его обдумывала — несколько лет. Имя Chinawoman я придумала как шутку. Я была тогда моложе и ко многим вещам в жизни относилась несерьезно. Я никогда не задумывалась о том, что мне придется жить с этим псевдонимом долго. Связать с ним карьеру. Однажды я осознала, что это плохой выбор. В прошлом году я решила выступать под своим именем, несмотря на то что многие люди привыкли к Chinawoman. Хотя смена имени — это геморрой, который в моем случае еще не закончился.

Michelle Gurevich — «Russian Ballerina»

— Я наткнулся на статью в интернете, автор которой на вашем примере утверждал, что у белого артиста не может быть псевдонима, оскорбляющего людей другой расы. Мне показалось это перегибом борьбы за политкорректность. Ведь это всего лишь имя. Песни же вообще не об этом.

— Именно об этом я долго думала. И в конце концов я согласилась с позицией, высказанной этим журналистом. Если псевдоним оскорбляет людей, то он уменьшает мою потенциальную аудиторию. То, что этот псевдоним звучит оскорбительно, трудно понять, особенно живя в стране, где английский язык — не национальный и невелик процент азиатского населения. В Северной Америке, например, слово «chinawoman» сильно задевает людей, а в России, наверное, не очень.

— Ваш новый альбом называется «New Decadance», а что вы имеете в виду под старым декадансом?

— Я никогда до конца не уверена в том, что я имею в виду (смеется). Я хотела сказать, что я в своих песнях использую элементы из музыки прошлого — из классической эстрады, шансона, романса, назовите как хотите. Я беру из них эту особенную сентиментальность и облекаю ее в новую форму.

Michelle Gurevich — «To Be with Others»

— Эту сентиментальность мгновенно считывает русский слушатель. У нас ее соотносят с вашими русскими корнями. Но при этом ваши песни популярны не только в России, но и, например, в Турции.

— Да, а в Турции меня спрашивают, не турчанка ли я по крови. Им тоже кажется, что эта сентиментальность — нечто национальное. Я, безусловно, испытала на себе большое влияние русской музыки. Но песни такого рода, песни-драмы, встречаются в культуре многих стран — Греции, Турции, Франции. Это то, что нас объединяет.

— Кого из старых исполнителей вы могли бы порекомендовать — кого вы сейчас слушаете?

— Турецких певцов будете слушать? Например, потрясающий Зеки Мюрен — мой неизменный источник вдохновения. Я его слушаю постоянно. Очень мелодраматичный.

— Одна из ваших новых песен называется «Русский романс». Какая за ней стоит история? Вы пишете песни по мотивам событий из жизни или они — плод вашей фантазии?

— У меня не настолько богатое воображение (смеется). Все мои песни основаны на событиях из моей жизни. Не все — буквально и впрямую. Но чувства, которые в них заложены, совершенно неподдельные. В этой песне я пою: «Ты спрашиваешь, что случилось? Я отвечу лишь: “Русский романс”». Я хочу сказать, что иногда лучше не рассказывать всю историю (смеется).

Michelle Gurevich — «Russian Romance»

— В вашей автобиографии на сайте написано, что ваши песни звучат на яхтах русских миллиардеров. Вы были на яхте русского миллиардера или эту историю тоже лучше не рассказывать?

(Смеется.) Ну, это не буквально. Это просто образ. Мне рассказывали о том, что мои песни слышали на яхтах русских миллиардеров... или миллионеров. Но сама я на них не была. Биографии должны немного развлекать людей, вы же понимаете.

— Еще одна темная история из вашего прошлого, упомянутая вами в интервью одному петербургскому журналу. На вопрос, какой самый странный поступок в жизни вы совершили, вы ответили: притворялась, что убила человека на лестничной клетке.

— Боже мой, неужели я могла такое рассказать (смеется)! Имелась в виду безумная детская игра, в которую я играла, когда мне было… Сколько же мне было? Лет 11. Моя подружка изображала труп, и мы до смерти напугали нашей игрой одну старую леди. Не думаю, что этим можно гордиться. Я рада, что это в прошлом (смеется).

Биографии должны немного развлекать людей.

— Вам доводилось делать что-нибудь безумное, например, в прошлом году?

— О, это очень трудный вопрос. (Размышляет некоторое время.) Мне кажется, я не делаю уже ничего безумного. Как вы могли убедиться, я теперь более обеспокоена тем, что чувствуют другие люди по поводу моих поступков, — я не хочу больше, чтобы у пожилых леди случался сердечный приступ.

— То есть вы больше не проводите русских вечеринок наподобие тех, что вы устраивали, когда жили в Торонто?

— Я устраивала русские вечеринки в Торонто? Похоже, вы знаете обо мне больше, чем я сама (смеется). Да, раз в год я проводила вечеринки в русском стиле у себя дома. Поскольку это очень забавляло моих нерусских друзей. Вообще-то это было забавно. Возможно, это стоит повторить в Берлине. Спасибо за идею. Но вы бы в этой русской вечеринке не увидели ничего безумного. Набор клише: селедка, водка, клипы Аллы Пугачевой на проекторе. Я — одетая во что-то яркое и блестящее — изображаю хостесс. Возможно, это не самая интересная и сложная часть русской культуры, но и ее я тоже люблю.

— В Москве помнят о ваших русских корнях — о папе, инженере из Ленинграда, и маме, балерине Мариинского театра. А кто ваша русская бабушка?

— К несчастью, она умерла в прошлом году, но я была с ней очень близка. Она была дантистом в Одессе. Вырывала людям зубы. Она их вырывала и мне, когда я была маленькой. Во сне. У бабушки была очень живая натура, она очень любила общение и танцы. У нее была большая жажда жизни.

Приятно осознавать, что в твоей команде был Леонард Коэн.

— Простите, что напомнил об этой потере, и хотел спросить еще об одной — о Леонарде Коэне, чьи песни для вас, полагаю, много значили.

— Я сегодняшнее утро начала с песен Коэна. Слушая его последний альбом и смотря последние интервью, поражаешься, насколько он в них тих, спокоен, уверен и благостен. Такое впечатление, что он был готов уйти из жизни, осознавая, что все уже сделал — и сделал правильно. Не знаю, насколько такое впечатление справедливо. Возможно, внутри он сильно переживал. Но все же он долгое время практиковал буддизм, занимался медитациями — наверное, ему удалось достичь мира в душе. Его последние песни просто блестящие. Писать о смерти с таким чувством юмора... Для меня он все еще жив — я часто думаю о нем.

— Известно, что Леонард Коэн долгое время боролся со страхом сцены.

— Да, я читала, что он по две бутылки вина выпивал, чтобы на сцену выйти.

— Вы боитесь выходить на сцену или для вас каждый концерт — праздник?

— Если бы! Я определенно не из тех людей, которым комфортно на сцене или которые на сцене и живут. Поначалу я тоже выпивала перед концертом. Чтобы не бояться. Иногда выпивала слишком много. Постепенно я стала сокращать количество допинга и скоро уже буду без него обходиться. Стараюсь становиться лучше. Но приятно осознавать, что ты не одинок, что в твоей команде был Леонард Коэн (смеется).

— Кстати, про допинг. У вас есть песня «Drugs Saved My Life», но она ведь не про наркотики — или все же…

— Ну... это, безусловно, поэтизированная история, основанная на реальных событиях. Довольно откровенная и точная. Но, как мы уже обсуждали, иногда лучше не рассказывать историю целиком.

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

ЗеркалоКино
Зеркало 

Антон Мазуров о «Нелюбви» Звягинцева. С одобрением

19 мая 201723060