15 марта 2017Современная музыка
169330

Илья Лагутенко: «Я выбрал фото синего дуршлага на дне моря»

Лидер «Мумий Тролля» о том, как получился знаменитый альбом «Морская», и о том, каким он не получился

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Мумий Тролль

В этом году «Мумий Тролль» отмечает 20-летний юбилей прославившего группу альбома «Морская» специальными концертами. Илья Лагутенко рассказал COLTA.RU о том, почему этот альбом впечатлил миллионы, куда делась девушка с высунутым языком и при чем тут группа Pulp.

Специальный бонус для поклонников: премьера концертного видео, на котором «Мумий Тролль» исполняет титульную песню знаменитой пластинки.

Мумий Тролль — «Морская болезнь»

Видео: мастерская Wordshop Music Video

— Для большинства поклонников «Мумий Тролля» «Морская» — это первый альбом, с которого они открыли группу. Но мы-то знаем, что у «МТ» было два магнитоальбома до этого, и в современных маркетинговых терминах это был перезапуск бренда, который был известен во Владивостоке с середины 80-х. Перезапускать бренд всегда труднее, чем презентовать новый. С какими мыслями и чувствами вы пошли на это? Какого эффекта вы хотели добиться?

— В 1997-м мне просто-напросто хотелось выполнить свою меломанскую мечту и издать альбом «по-настоящему», чтобы он был не на самопальной кассете, а на настоящем компакт-диске с буклетиком. Это довольно смешно звучит сейчас, когда все это может себе позволить любой человек за копейки. Тогда мне это казалось очень важным — что издание таким образом просто красиво увековечит мои подростковые увлечения. О том, что пластинка может прийтись по вкусу миллионам людей, я уже не думал. Я слишком много фантазировал о подобном, когда мне было 12—13 лет, так что к 25 уже выдохся верить в чудеса — просто нужно было зафиксировать этап.

— Чем, как тогда вы думали, «Мумий Тролль» образца 1996—1997 года должен был принципиально отличаться от «Мумий Тролля» 80-х, а что должно было остаться неизменным?

— Да, собственно, альбом, наконец записанный в «настоящей студии» «настоящими музыкантами», и должен был стать итогом всей этой детской катавасии, «игры в рок-группу», продолжавшейся для меня ни много ни мало более 15 лет. Что должно было быть дальше, я и не пытался загадывать — времена такие настали, что все менялось очень быстро, вопреки каким бы то ни было ожиданиям. Еще десять лет назад нам казалось, что с «пионерско-комсомольской» дорожки никак не свернуть и вся жизнь — это «руководство партии и правительства», а тут — бах! — ты уже живешь в другой стране и вообще все перевернулось вверх тормашками. Поэтому ориентироваться приходилось лишь на текущий момент.

Хотя некоторые утверждают, что это «бисмарк-фуриозо».

— В книге Александра Кушнира рассказывается, что у «Морской» могла быть другая обложка: «Сюжет обложки представлял стоящую на коленях девушку с высунутым языком — по-видимому, в ожидании физических развлечений. В ее тело по волнам любви на полной скорости влетал серфингист». Интригующее описание; почему ее все-таки было решено поменять на абстрактную? Ее эскизы где-нибудь сохранились?

— Я даже сделал эскиз в виде коллажа на основе вырезок из серфовых и «взрослых» журналов. И пытался изобразить что-то в стиле позднего Альберто Варгаса, пинап-художника. Но будущие продюсеры выпуска альбома все как один заголосили, что на прилавках российских магазинов такой диск выставлять будет нельзя. Сергей Сергеев — парень, который фотографировал меня во время работы в студии, — предложил встретиться с преподавателем фотографии из колледжа, где он учился, и посмотреть его портфолио художественных фотографий. Терри Хоув его звали. Он, кстати, и макет для печати нам делал. У него были сканер и компьютер! Я выбрал фото синего дуршлага на дне моря и предложил вписать его в довольно странный цветовой контекст. Именно этот цвет казался мне абсолютно непохожим ни на какие другие, использовавшиеся в оформлении пластинок. Даже не уверен, что у этого цвета есть название. Хотя некоторые утверждают, что это «бисмарк-фуриозо»... Я считал это своей «изящной местью» за то, что никто не согласился с моей оригинальной идеей оформления.

© Мумий Тролль

— Какой бы еще могла быть «Морская», но не стала — были ли песни, которые не вошли, идеи, от которых по тем или иным причинам отказались?

— Из изданных впоследствии — «Шамора» (издана на сборнике «Шамора») была в демо, текст «Такбываетнеслучайно» («Слияние и Поглощение») предполагался быть спетым на рифовой основе по схеме постпанковых настроений. Была еще пара песен, которые подразумевали звучание будущей «Икры», но так как они отличались концептуально от более-менее оформленных первых песен (а ими были «Морская болезнь», «Кот кота» и «Утекай»), было решено выдержать альбом в относительно едином ключе. А уже в случае успеха браться за саунд «потяжелее».

— Как известно, во время записи «Морской» вы были увлечены брит-попом — среди влияний упоминали группы Lightning Seeds, Space, Sleeper, Dubstar, Cardigans и Squeeze, но благодарность на обложке «Морской» вынесли только группе Pulp. Почему именно им?

— Честно говоря — не помню. Наверное, чтобы «Владивосток 2000» и «Диско 2000» не вызывали рассуждений на тему, кто у кого заимствовал 2000. Хотя в конце 90-х в прессе стоял постоянный гвалт на тему 2000 года, что он нам готовит. Но лично я впечатлился другим фактом, подтверждения которому я не могу найти до сих пор. Я помню, как в одно из первых своих «путешествий по интернету» году в 1995-м наткнулся на новость о том, что некая кинокомпания готовит к выпуску фильм на тему зомби-апокалипсиса, где действие происходит в некоем «Владивостоке 2000».

— В чем, как вы оцениваете с перспективы в 20 лет, был детонационный заряд «Морской»? Что произвело впечатление на огромную страну, так что она приняла новую музыку, новые тексты и неожиданный, местами провокационный стиль?

— Это та самая комбинация самых различных факторов, которые невозможно просчитать, — от человеческого до исторического контекста. По сути песни были теми же самыми, что я сочинял и раньше, да и до сих пор. Да и я тот же самый, как всегда. Хотя знаете что... Я не думаю, что мы бы сейчас об этом рассуждали, если бы «Мумий Тролль» бодрым шагом не прошел эти 20 лет.

Году в 1995-м наткнулся на новость о том, что некая кинокомпания готовит к выпуску фильм на тему зомби-апокалипсиса, где действие происходит в некоем «Владивостоке 2000».

— Чем сейчас занимаются Альберт Краснов, Владимир Луценко и Род Блейк, без которых «Морской» бы не было?

— С Вовой и Аликом мы встречаемся во Владивостоке. Иногда шутим, что могли бы сыграть концерт из песен «доморского» периода шутки ради, для друзей. Но понимаем, что вряд ли. У всех уже взрослые дети, работа в разных организациях. Во Владивостоке кроме «Мумий Тролль бара» у нас есть еще пара питейных заведений, так что проблемы, где встретиться, нет. Сейчас еще открыли винил-бар. Слушаем любимые пластинки. Род Блейк выпускает джазовые записи. Юра Степанов, бывший участник группы «Мифы» (это он поет голосом а-ля Шевчук во «Владивостоке 2000»), несколько лет назад скончался. А вот Али Маас — «женский голос» альбома — часто участвует в наших концертах в Англии. Крис Бенди просил его устроить на работу в Калифорнии звукоинженером, но не смог вынести американского образа жизни. Живет и работает в Брайтоне, на юге Англии.

— Как вы сейчас играете «Морскую» в смысле саунда? Что для вас важно в новых аранжировках?

— Сейчас как никогда песни звучат наиболее близко к альбомным вариантам. Дело в том, что на первых гастролях музыкантам не хватало опыта и знаний, чтобы воспроизвести ключевые звуки синтезаторов и гитар. Да и в живых выступлениях я всегда больше приветствую энергию и подачу, нежели «выигрывание» нужных звуков, — принимая во внимание, что техническое обеспечение 20 лет назад не поддавалось контролю. Понадобились 20 лет и смена участников состава, чтобы разобрать «по полочкам» и соединить в одно целое альбомную узнаваемость песен и мастерство живого исполнения. Я как слушатель не поклонник постоянных переаранжировок песен. Мои любимые артисты так тоже не делают. Вообще это особое искусство — сделать концерт зашкаливающим по энергии, но при этом сохранить знаковые моменты записи в аудиовосприятии.

В живых выступлениях я всегда больше приветствую энергию и подачу.

— К юбилейным концертам «Морской» вы делаете специальное визуальное шоу с объединением «Сила света». Если я правильно понял, в духе минимализма — без движущегося видеоряда, только световые решения. Вы могли бы рассказать подробнее, что же именно вы сделаете и почему решили делать именно так?

— Я всегда хотел добиться взаимопонимания между светом и звуком на концертах. Я много общался на эту тему со специалистами и художниками по свету. В данном контексте «Морская» отсылает к нашим концертам в 90-х, когда видеоконтента как такового не существовало в связи с дороговизной технологий. Синхронизация света с музыкой — это еще один сложный технический момент, который намного проще реализовать в электронной музыке. В нашем случае мы играем довольно традиционным составом, что делает задачу чуть труднее. В смысле того, что все зависит непосредственно от человека, управляющего светом, который на время концерта становится полноправным участником группы, хотя на сцене и не стоит

— Как будете отмечать юбилей «Икры»?

— Столичные промоутеры уже забросали нас предложениями о концертах на осень. Но я думаю, что «Икра» может подождать до 25 лет. А вот новый альбом уже совсем скоро.

«Мумий Тролль» отмечает юбилей «Морской» 21 марта в Ледовом дворце (Санкт-Петербург), а 29 и 30 марта в Crocus City Hall (Москва).

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте