Lucidvox и русский дух

Что-то мрачное, тайное и объединяющее в психоделических песнях московской рок-группы, которая не прочь называться «девичьей»

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Анна Генварева

«Четыре девушки, играющие психоделическую музыку с примесью краут-рока» — так представляется московская группа Lucidvox, исполняющая не по-девичьи громкие и мрачные песни о том, что «Мой секрет ледяным раскатом / Зовет тебя, / Пылает огнем». Lucidvox недавно выпустили мини-альбом «Дым», на котором не изменили своей любви к учащенному ритму, гулким гитарам, вокальным камланиям и славяно-языческой символике, и собираются на международный музыкальный форум Tallinn Music Week 2017, где станут одной из групп, представляющих Россию. Мы задали участницам группы — Алине (вокал), Галле (гитара), Наде (барабаны) и Ане (бас) — несколько гендерных вопросов, но не только их.

— Что вы чувствуете, когда вас называют «девичьей группой»?

Галла: А что не так? Мы ведь действительно группа, состоящая из девушек, и, думаю, это сказывается на музыке и лирике. Главное, чтобы не были группой только для девочек.

Алина: Мы себя и сами так называем, так что мы просто чувствуем себя группой, в которой играют четыре девочки. Ничего уникального :).

— К вам никогда не просились в состав музыканты-мужчины? Решение быть all female band принципиально и неизменяемо?

Галла: Да вроде не просились; вообще не кажется, что оно было как-то осознанно, но так сложилось изначально, а теперь мы вполне себе цельный коллектив, в котором каждый на своем месте. Мне сложно представить, что я смогла бы чувствовать себя свободно с кем-то еще.

Надя: Меня не один раз звали поиграть с кем-то — например, с «Ленина Пакет», но я настолько неуютно себя чувствую с другими людьми — дело не в поле, а в том, что Lucidvox — это как родной дом: в гостях бывает весело, но всегда хочется поскорее возвратиться.

Алина: Мне кажется, сейчас просто уже сложно представить, что с нами мог бы играть мальчик. Потому что, наверно, есть какое-то взаимопонимание между нами. К тому же, действительно, мы уже давно как семья. Мне кажется, мальчику было бы самому странно играть в женском коллективе, который давно сложился. То есть скорее ему было бы больше интересно, каково это — играть с девочками, чем каково быть единым коллективом, следующим в едином векторе. Хотя, может, я и не права :).

— Что следует знать о новом мини-альбоме «Дым»? Что нового вы узнали для себя во время его записи?

Галла: Что стоит знать? Да ничего, будьте непредвзяты; все, что мы хотели сказать, мы, в общем, и сыграли.

Надя: Наверное, стоит знать, что он нравится нам самим и мы довольны результатом: после всех записей хотелось выйти на улицу, надеть наушники и раствориться в своей музыке, а не пытаться ее все время оценивать; на этот раз у меня это получилось.

Алина: Я узнала, что дудук — это очень сложный инструмент :). А если серьезно, то узнали, что в работе над материалом спешить никуда не нужно.

— Вы целенаправленно используете в своей музыке русский мелос, русские тексты и славянскую стилистику. Зачем вы это делаете?

Галла: Для меня важно, чтобы во всем был «дух», в истории его хранится больше, и дух нашей культуры мне близок. Когда оказываешься в тихом-тихом заснеженном лесу или собираешь летнюю ягоду в тумане, у мрачного озера, на закате — его до сих пор можно там найти.

Надя: Какая-то этника родилась сама собой, отчасти это связано с якутской культурой, которую привнесла в нашу группу Аня, и, наверное, нас всех завораживает что-то мрачное, тайное, объединяющее (сейчас в голову пришла музыка «Хуун-Хуур-Ту»).

Алина: Из-за славянской стилистики многие, наверное, думают, что мы как раз про музыку для людей в этих майках с волками :). Есть некий стереотип в восприятии этой символики. Мне кажется, наша музыка разрушает его.

Lucidvox — «Не ходи»

— Вы изучаете музыку, которая делалась до вас в попытке соединить русские корни и рок-н-ролльные? Есть ли у вас герои в русском роке?

Галла: Сложно, честно говоря, вспомнить что-то достойное в таком ключе. Почему-то обычно это звучит как музыка для тех, кто ходит в майке с волком и за спиной носит деревянный меч. Первое, что пришло на ум, — это «Гражданская оборона», у Летова, по-моему, действительно мелькала такая страшная русская мистика, на современной сцене для меня сейчас продолжают эту линию Shortparis.

Надя: Русские корни мне нравятся в музыке Lovozero и «Тихих камней», мы с Глашей вдохновлялись русскими хорами (и не только русскими) и при этом слушаем такие группы, как Goat, Flamingods (кстати, с ними мы играем скоро на Tallinn Music Week, и это очень приятно), Lightning Bolt, Ty Segall, Show Me The Body. В итоге из всего этого получается что-то свое.

— Вы едете на Tallinn Music Week представлять себя международной аудитории. В чем, как вы считаете, ваши сильные стороны? Что может привлечь в вашей музыке?

Надя: Сильная сторона, наверное, — мы уверены в том, что сейчас делаем, у нас появились свой стиль, образ и даже свой характер выступлений, то есть люди, которые приходят на нас, я надеюсь, хотят увидеть то, чего не увидят у других групп и на других концертах. Может быть, именно это называется самобытностью.

Алина: Сила, наверное, в искреннем желании поделиться музыкой с другими, в желании погрузить других в действительно самобытное пространство.

Собираешь летнюю ягоду в тумане, у мрачного озера, на закате...

— Какие группы из тех, что представляют Россию на TMW, вам знакомы и интересны?

Надя: Многие участники нам знакомы, я больше всех, конечно, в душе болею за «Спасибо», недавно ездила с ними на словенский фестиваль MENT, они были одной из немногих групп, которые заставили людей танцевать, не думая ни о чем, от начала до конца. А интересна мне наиболее группа Shortparis, и не только среди отечественных участников TMW, а в целом на нашей сцене.

Алина: Мне больше интересны даже не сами группы, а то, как российских исполнителей будут воспринимать на фестивале. Я в первый раз поеду на зарубежный музыкальный фестиваль. И очень интересно, как зазвучат эти группы немного в другом контексте.

— Как паблик «Сторона» связан с группой Lucidvox? Вы все заняты в его «производстве»? Как он помогает вашей группе в продвижении вашей музыки?

Галла: В общем, никак не связан, не все заняты, и в продвижении никак не помогает. Мы стараемся не быть просто «пабликом», называя это веб-зином, музыкальным изданием о современной отечественной музыке, развивать интерес и продвигать в целом ту сцену, которая, к сожалению, у нас остается очень андеграундной.

Надя: «Сторона» — это наше с Глашей маленькое детище, второй уютный дом помимо Lucidvox, и мне приятно видеть, что пусть пока 15 тысяч человек, но нашли в нем свой уголок.

— Как вы думаете, возможно ли заниматься рок-группой и семьей одновременно? Что вы будете делать, если перед вами в какой-то момент встанет проблема выбора — музыка или муж и дети?

Галла: Думаю, что в истории немало примеров, когда у музыкантов была семья, и что нет ничего невозможного. Неужели это то, что надо выбирать? Наверное, нелегко, но все-таки можно остаться собой, делая то, что любишь, и при этом быть мамой.

Алина: Мы же одна семья! Так что появление детей только сделает нашу семью больше.

15 марта Lucidvox выступят в клубе «16 тонн»

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте