14 февраля 2017Современная музыка
58250

Катя Павлова: «Бабушка выступает побольше моего»

Вокалистка группы «Обе две» представляет новые «подростковые» песни, новых музыкантов и новое видео «Яблони»

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Маргарита Саяпина

У группы «Обе две», где поет Катя Павлова, много новостей: к группе присоединился гитарист Дмитрий Емельянов, работавший с InWhite и Земфирой, «Обе две» выпустили новый мини-альбом «Мальчик» про разбитые коленки и подростковую романтику, с которым отправляются в тур, и сняли вместе с Wordshop Music Video новый видеоклип «Яблони» — вы можете увидеть его первыми:

По этим поводам мы поговорили с Катей Павловой, встав ни свет ни заря.

— Для тебя нормально давать интервью в 9 утра? Вставать спозаранку?

— Последнее время мне часто приходится вставать в 8, потому что репетиция в 12, а надо еще на электричке проехать.

— Ты за городом живешь?

— По Горьковскому шоссе. Есть такая станция Купавна — 45 минут от Курского вокзала. Здесь очень классно. Озера и леса, рыбхоз и форель. Если бы не надо было выходить из дома и ехать в Москву, мы бы и не выходили. Летом раз в две недели приходит мысль — может, надо в музей сходить, и только тогда едешь в Москву. А так, понимаешь, за забор можно в купальнике выйти.

— Пишетесь тоже только в Москве?

— Домашние заготовки мы делаем здесь — у нас на балконе есть небольшой кабинет.

— Поздравляю тебя с выходом нового мини-альбома «Мальчик». Я прочитал, что тебя вдохновляла подростковая энергия и культура. Почему вдруг подростки?

— Это всегда личная история. В период сочинения «Дочери рыбака» меня волновала тема родителей, а в последнее время — подростков. Я вдруг поняла, что у меня переходного возраста, кажется, не было, и меня все это стало интересовать. Я заметила, что когда на улице или в обществе встречаю 13—15—18-леток, мне за ними очень интересно наблюдать. Жажда жизни.

— Ты чувствуешь, что они — совсем другие люди, не такие, какой ты была в 13—15?

— Я не гуляла, к сожалению, в их возрасте. У нас был криминальный район, и меня никуда не пускали. Только музыкалка и школа. У меня не было компании во дворе. Меня даже в пионерский лагерь не отпускали. Мы с сестрой выросли очень домашними. А мне, видимо, этого не хватило. Понимаю, что у меня такого опыта не было, поэтому я нынешним подросткам очень завидую.

— А как у тебя появился «подростковый» роман Набокова «Ада»?

— Все книжки мне дает Вадик (Королев. — Ред.). Он книжный червь. Я до встречи с ним читала только то, что связано со школьной программой, и Мураками какого-нибудь. А Вадик — очень удобный читатель. Если книга плохая, он ее выбрасывает, если отдельные главы ему не нравятся — он их вычеркивает или вырывает страницы. А остальное — все лучшее — он складывает в один книжный шкаф. Поэтому плохое я не могу прочитать (смеется).

«Аду» он мне посоветовал со словами, что это, наверное, самое сексуальное, что он в жизни читал. Когда мне стали нравиться разбитые колени — это было прошлым или позапрошлым летом, — я поняла, что надо прочитать «Аду». Вадюша мне ее дал — и все, я пропала.

— Поздравляю тебя также с новыми «мальчиками» — с новыми музыкантами в группе. С Димой Павловым, гитаристом «Мегаполиса»...

— Он у нас играет на басу. Представляешь?

— Он прекрасный музыкант. Слежу за ним. Равно как и за Димой Емельяновым. Расскажи, как вы познакомились.

— С Димой Емельяновым мы знакомы давно. С нашего общего детства — когда нам давали нашего первого «Степного волка» и «Золотые горгульи». Мы знали, как друг друга зовут и в каких группах мы играем.

Наш общий звукорежиссер Сергей Волков давно мне говорил, мол, тебе нужен Дима. Но острой необходимости не было, и я стеснялась ему звонить. В какой-то момент у меня не было выбора: гитарист не мог играть концерт в Петербурге, а я понимала, что Дима Емельянов быстро снимет партии и его заменит. Я собралась с духом и позвонила. Мы сыграли один концерт и что-то так понравились друг другу. Стало жалко, что больше не увидимся. Постепенно он вошел в состав. Летом мы решили, что будем писать новые песни. Мы их в итоге записали вдвоем.

Меня трясет, когда мне приводят в пример песню и говорят: давай возьмем отсюда гитару.

— Когда вы их записывали, какого звука хотели добиться?

— Я не переношу референсы, особенно прямые. А Дима, поскольку очень активно занимается написанием саундтреков и делает аранжировки на заказ, привык так работать. Потому что заказчик приходит и говорит: мне нужно как у этих.

Мы долго не могли притереться в этом смысле. Я понимаю, что это непрофессионально, но меня трясет, когда мне приводят в пример песню и говорят: давай возьмем отсюда гитару, переиначим — и все.

На словах мы не сформулировали. Я в такие моменты танцевать начинаю или какие-то фильмы пересказываю. Пытаюсь передать собирательный образ, что я хочу от песни. Который потом тут же забываю, но главное — почувствовать друг друга в этот момент.

— На какой фильм походит песня «Мальчик»?

— С «Мальчиком» была самая сложная история, потому что в альбом вошла четвертая версия аранжировки. При этом мы до конца доделывали каждую версию — записывали партии приглашенных музыкантов, а потом — хоть я и не люблю такие поступки — я поняла в последний момент, что не смогу с этой аранжировкой жить и работать. Она классная была, но не моя. Когда мы зашли в тупик, мы с Вадиком засели дома, открыли Ableton и насочиняли аранжировку. Отправили ее Диме — он сказал: ну давай. Сделал из нее «человека».

Я помню, что, когда мы писали «Капитана», мы обсуждали фильмы Софии Копполы и их цветокоррекцию. Она должна была быть похожа на них (смеется).

— Мне очень понравился твой театральный концерт «Блажь» — на ряду передо мной сидела Ева Польна в большой шляпе и перекрывала ей обзор. Она записная поклонница «Обеих двух»?

— С ней играет моя бывшая басистка Ксюша Васильева. Видимо, к ней попали мои песни. Она стала передавать мне приветы, а мы пригласили ее на концерт, и она пришла.

— Но я хотел спросить не о Еве Польне. Какая будет презентация у «Мальчика»?

— Первый концерт мы играем в Петербурге. Уже скоро — 21 февраля. Сейчас нам главное с новым составом сыграть программу и адаптировать аранжировки. Я раньше думала: какой ужас — опять менять аранжировки, когда это закончится. А теперь поняла: ты меняешься, пишешь новые песни, странно не менять старые.

— Для концерта в родном Екатеринбурге готовишь что-нибудь особое?

— Меня директор уговаривает вытащить бабушку на сцену. У меня бабушка не будет сопротивляться. Она активно поет в ансамбле и концертирует в окрестностях Екатеринбурга. У них есть концертмейстер. Они поют романсы и разбавляют их шлягерами, которые любит публика. Не брезгуют ни Ваенгой, ни Долиной. Бабушка выступает побольше моего (смеется). Теперь я думаю, какую композицию ей предложить, чтобы рискнуть всем на свете.

— Последний вопрос: какие пластинки сейчас слушаешь?

— Каждый раз, когда меня спрашивают про любимые песни, у меня случается синдром вызова к школьной доске. Я все забываю и начинаю говорить, что ничего не слушаю и ничего не смотрю. Я даже стала записывать в блокнот все, что посмотрела и послушала, но теперь не знаю, где он (смеется).

Я вообще мало слушаю музыку. По дороге в плеере не слушаю. Чаще всего слушаю, когда делаю уборку или занимаюсь спортом. Вчера я занималась спортом под Бритни Спирс. Я даже написала в соцсетях, что она теперь — моя любимая артистка. Мне нравится, что у нее агрессивные аранжировки и очень красивые вокальные партии. Очень полюбила.

А так мы много старья слушаем на пластинках. Начали с Колтрейна, а последняя любовь — Клавдия Шульженко.

«Обе две» — «Мальчик» на iTunes

Презентация нового ЕР и новой концертной программы состоится 21 февраля в «Эрарта Сцене» (Санкт-Петербург), 16 марта в «Доме печати» (Екатеринбург) и 14 апреля в «Известия Hall» (Москва).

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Пляж «Локомотив»Современная музыка
Пляж «Локомотив» 

Звуковое путешествие в Казань: фолк-рок, этно-поп, посвящение Боуи и экспериментальное техно на сборнике инди-музыки из столицы Татарстана

16 октября 20179450