21 апреля 2014Академическая музыка
52030

Не ждали

Итоги «Золотой маски» — 2014: опера

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture© Дмитрий Дубинский / Золотая Маска

В этом году по случаю своего 20-летия «Маска» очень постаралась, чтобы ее горячими точками стали не только моменты вскрытия конвертов. И у нее это получилось. Про придуманную художником Зиновием Марголиным роскошную инверсию в театральном пространстве уже не стоит и повторять — весь Фейсбук в ту ночь превратился в нескончаемую вереницу ярусов с царской ложей посередине, снятых со сцены Большого, куда запустили публику. Кроме того, вызывал уважение кастинг тех, кто эти конверты вскрывал: ради этой минутной процедуры и предшествовавшего ей прохода по торжественно пустующему партеру из разных концов света доставили западных знаменитостей.

В номинации «опера» таким западным гастролером был Дмитрий Черняков. Получилось даже символично. Черняков — это наше славное прошлое и уже не наше настоящее. А наше настоящее — это дебютировавший в опере Андрий Жолдак. Черняков, автор шедеврального «Онегина» Большого театра, в свое время получивший за него всего одну «Маску», вручил жолдаковскому «Онегину» из Михайловского театра целых две — за лучшую режиссуру и за лучший спектакль. Ну а что?

© Дмитрий Дубинский / Золотая Маска

Признаюсь, в череде довольно неожиданных решений музыкального жюри (возглавляемого в этом году Леонидом Десятниковым) конкретно этот пункт был для меня очень безрадостным. Вроде на фоне более консервативного выбора коллег из драмы вердикт музыкантов выглядит максимально либерально. Но одновременно и очень компромиссно. Потому что «Онегин» Жолдака, как и (позволю себе влезть на балетную территорию) «Весна священная» Багановой, признанная лучшим спектаклем в современном танце, — это, на мой взгляд, смелый продюсерский проект с сомнительными художественными результатами на выходе. В обоих случаях речь идет о великих музыкальных партитурах, мимо которых постановщики прошли уж слишком на большом расстоянии.

Из других неожиданностей очень бросается в глаза полное игнорирование уже, можно сказать, культовой Перми с Курентзисом. Ни одной «Маски» после прошлогодних четырех! Спецприз жюри прекраснейшему Максиму Емельянычеву за партию хаммерклавира в континуо пермской «Свадьбы Фигаро» (уверена, что почти никто из собранной на сцене Большого театральной элиты и уж тем более из телеаудитории не знал, что это такое) не в счет. Эта награда — прежде всего, невероятно изощренный и прелестный кунштюк маэстро Десятникова, который должен войти в историю «Маски».

Открытием Церемонии стал номер из мюзикла «Призрак оперы» в исполнении Анны О`Бирн и Джона Оуэнна Джонса© Дмитрий Дубинский / Золотая Маска

Два других спецприза ушли «Акын-опере» из «Театра.doc» и творческой команде спектакля «Франциск» во главе с композитором Сергеем Невским. И то, и другое — гораздо меньшая экстравагантность для масочного формата.

А что касается Перми, то я бы на их месте не нервничала и не расстраивалась. Отсутствие «Масок» в этом году — это скорее признание, что подставлять плечо больше не надо. У вас и так все о'кей.

Тем более что, по счастью, появились новенькие — те, кому плечо это подставлять надо. Во-первых, Екатеринбург. Театр, можно сказать, восстал из пепла. Последние три года мы видим его уверенное присутствие на «Маске». И вот в этом году — полномасштабная победа по части балета. Но одновременно это победа и главного дирижера театра Павла Клиничева (лучший дирижер в балете), которого уже стало совсем невозможно не замечать.

Еще бóльшая дирижерская сенсация: давным-давно забытая «Маской» «Новая опера» растопила сердца жюри своим «Тристаном», первой московской постановкой вагнеровской махины. Точнее, это сделал ее музыкальный руководитель Ян Латам-Кёниг, названный в итоге лучшим дирижером в опере. Проект, сочетающий полную безбашенность с искренней любовью к этой музыке, вознагражден, ура.

Певица Венера Гимадиева, получившая награду в номинации «Опера/женская роль»© РИА Новости

И еще одно, новое для «Маски», дирижерское имя: Айнарс Рубикис признан лучшим дирижером в оперетте/мюзикле за «Мессу» Бернстайна из Новосибирска. Итого — неплохой получился дирижерский улов в этом году, приятный именно открывающимися новыми горизонтами.

На этом, пожалуй, непрогнозируемые итоги «Маски» кончаются. По части певцов жюри решило обойтись без экстравагантностей. Профессионализм, стабильность, бельканто. Как-то так. Лучшей певицей стала Венера Гимадиева (Амина в «Сомнамбуле» Большого театра). Лучшим певцом — Максим Миронов (Линдор в «Итальянке в Алжире» в театре Станиславского и Немировича-Данченко).

Лучший композитор — Владимир Кобекин с отличным «Холстомером» в театре Покровского (хорошо, что этот всех устраивающий вариант был, а то бы жюри пришлось выбирать между двумя другими номинантами — Родионом Щедриным и Сергеем Невским!).

Ну, а блистательное отсутствие в списке победителей самого знаменитого в мире российского театра — Мариинского — даже и неожиданностью не назовешь. Мариинка окончательно вышла в какое-то свое самостоятельное, не пересекающееся с «Маской» плавание. Они друг другу, похоже, не нужны и неинтересны.

Комментарии

Новое в разделе «Академическая музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Долгие дорогиColta Specials
Долгие дороги 

Чешский фотограф Мартин Вагнер проехал от Украины до Сахалина, чтобы понять, как живут люди на территории бывшего СССР

22 июня 201621380