20 апреля 2016Академическая музыка
34850

Безопасный Кулябин

«Дон Паскуале» в Большом театре

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture© Дамир Юсупов / Большой театр

Некоторое время назад Большой театр решил пополнить свой репертуар легкой и незамысловатой, полезной для молодых голосов комической оперой Гаэтано Доницетти «Дон Паскуале», последний раз на его сцене ставившейся в 1872 году, и пригласил к сотрудничеству подающего надежды новосибирского режиссера Тимофея Кулябина. Пока дело дошло до нынешней премьеры, многое изменилось: случился оперный катаклизм под названием «Тангейзер», Кулябин оказался известным на всю страну «скандальным постановщиком», а «Дон Паскуале» — одной из главных интриг сезона.

Правда, сама опера от этого не стала более глубокомысленной и провоцирующей на серьезное высказывание. Смешной старик решил жениться на молодой скромнице, за то был проучен с помощью ложного брачного контракта и обрушившегося на него в одночасье супружеского ада с модистками, счетами и ревнивыми подозрениями, опомнился, осознал свою неправоту и перестал наконец чинить препятствия свадебным планам своего племянника. В этом герметичном шедевре бельканто все равно главными остаются высокая нота тенора, скороговорка баса, кантилена сопрано, головокружительные ансамбли и специальное умение дирижера сделать все, чтобы эта простая музыка не звучала просто.

© Дамир Юсупов / Большой театр

Довольно многое в этом отношении Большому театру удалось. Польский маэстро Михал Клауза, правда, не вылепил ничего драгоценного, но дисциплину держит. Уверенно блистает импозантный баритон Игорь Головатенко в роли каверзного и циничного Малатесты, вокруг которого все и вертится. Его доверчивого престарелого патрона мастерски играет и поет приглашенный итальянский бас Джованни Фурланетто, а его не менее доверчивого друга Эрнесто, воюющего со своим дядей, — несколько однообразный, но голосистый испанский тенор Селсо Альбело. Квартет действующих лиц украшает сопрано Венера Гимадиева в роли Норины — фальшивой жены Паскуале, невесты Эрнесто и, надо так полагать, любовницы Малатесты.

Последнее обстоятельство — одна из немногих вольностей режиссера, которому тут особо негде и развернуться. Кулябин пока в качестве шутника не был замечен, но в данном случае этого требуют законы жанра, и зал действительно живо радуется то молодежному прикиду поверившего в свадьбу главного героя, то плакатным гэгам, то дискотечному хаосу, неожиданно врывающемуся в благородное помещение (сценограф — Олег Головко, художник по костюмам — Галя Солодовникова, художник по свету — Денис Солнцев; вместе с драматургом Ильей Кухаренко вся эта команда перекочевала в Большой из новосибирского «Тангейзера»).

© Дамир Юсупов / Большой театр

Действие спектакля происходит в наши дни в Римском университете св. Иеронима, готовящемся к 70-летию своего президента, лауреата премии Общества истории и археологии Дона Паскуале. Вместо прислуги — проректор по административной работе, секретарь ректората, завхоз и аспирант, усиленные всем остальным седовласым, пугливым и нерешительным педагогическим составом в унылых костюмах и с портфелями в руках. Им противостоят молодые и наглые Малатеста с Нориной, агрессивный нытик Эрнесто и кричаще-нелепый парад фокусников и прочих длинноногих аниматоров, приглашенных для праздника.

Собственно, этот веселый надувной кошмар, ломающий уютную жизнь старика, является самым запоминающимся итогом спектакля. Темы старческого одиночества, жестокости и холодности молодых, чуть появившись, остаются непроговоренными. Публика довольна, выходящие на поклоны солисты тонут в овациях, никакого скандала даже близко нет, и старушка-соседка спрашивает меня: а что же такого неправильного мог поставить этот прекрасный режиссер в Новосибирске? Даже и не скажешь, успех это или нет.

Комментарии

Новое в разделе «Академическая музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

ЗеркалоКино
Зеркало 

Антон Мазуров о «Нелюбви» Звягинцева. С одобрением

19 мая 201724350