23 июня 2015Медиа
150940

Дмитрий Хомак: «Попробую пойти программистом в Израиле — но это, конечно, пораженчество»

Основатель Lurkmore о закрытии легендарного сайта

текст: Антон Боровиков
Detailed_picture© Roman RShamparov

Основатель сетевой энциклопедии Lurkmore Дмитрий Хомак объявил в своем Фейсбуке о заморозке ресурса, ссылаясь на постоянные блокировки со стороны Роскомнадзора. «Вкратце: мое личное душевное равновесие нарушила вовсе не блокировка “Лурка” и не то, что деньги кончились совсем, а история с фондом “Династия”. Если уж с большими и серьезными людьми так, то нашей песочнице — точно кранты. Просто не заметят», — написал он при этом.

— Вы говорите, что «замораживаете» портал Lurkmore. Что это значит?

— Мы перестаем бороться за аудиторию — и с зарубежной, уходящей от блокировки аудиторией будем жить. На плановом развитии или перепрофилировании ресурса поставлен крест. Мы превращаемся в архив самих себя.

— Что изменилось? Роскомнадзор стал предъявлять к вам больше претензий?

— После первых историй с Роскомнадзором мы периодически устраивали медиаскандалы. Чтобы напомнить: можно обойти блокировки, они не всесильны. Но они ставили заглушки на отдельные страницы по требованию властей. В какой-то момент все понеслось очень уж быстро, появилось огромное и совершенно чудовищное количество «анонимок» (писем с жалобами в адрес тех или иных ресурсов. — Ред.). И писем из Роскомнадзора со ссылкой на две строчки безымянного экспертного заключения.

А я уже уехал (в позапрошлом году Дмитрий Хомак получил гражданство Израиля, а в прошлом — перебрался туда. — Ред.). Времени не хватало. Ребята были за то, чтобы еще в 2012 году закончить с Россией, я все-таки настаивал: десятки тысяч людей вкладывались в этот проект своим временем, силами… Мы планировали выйти с проектом о популяризации науки. Это могло стать дочерним проектом, но в последние три года я думал, как свалить из России. Однако когда «Династию» признали иностранным агентом, мечты прекратились.

— Блокировки начались в 2012 году?

— Вступил в силу закон о защите детей от информации. Сам Роскомнадзор теперь решает, что педофилия, а что нет. Это — дикий цирк. Есть только смешные тексты, за которые прессуют постоянно. У «Лиги безопасного интернета» есть целые заводы по производству «анонимок». А с февраля 2014 года можно блокировать сайты по подозрению в экстремизме.

Мы планировали выйти с проектом о популяризации науки.

— Вы не думали перерегистрировать сайт за рубежом, чтобы спастись от Роскомнадзора?

— Правда, физическое отсутствие в России защищает от многого. Сайт хостится в Голландии, домен — в Королевстве Тонга, я — в Израиле, аудитория сайта — в России. Роскомнадзор защищает россиян от нашего сайта. Либо мы своими руками цензурируем все, на что он намекнет, либо остаемся без российской аудитории. Мы — не коммерческая структура и могли бы бороться. Но эта ситуация не улучшает инвестиционный климат.

— Кто финансирует сайт?

— Никто. Деньги частично мои, частично — трех администраторов, которых я лучше не буду называть. Из нормальных рекламодателей с нами никто связываться не хотел, а после первых блокировок — тем более. Баннерная реклама окупала сайт: он стоил около тысячи евро в месяц.

— Вы искали инвесторов?

— Я — так себе финансовый директор. Ходил по знакомым, меня спрашивали: «Как будем деньги отбивать?» Могу организовать проект, который бы привлек большое количество людей, но что потом с ними делать? Сторонних инвесторов никогда не было.

— Кто кроме вас входит в команду?

— Модераторы, которых я не знаю, человек десять или чуть меньше. Я работаю по связям с общественностью, определяю общую идеологию ресурса. Есть те, кто занимается технической частью, — два-три человека. Зарплат не было.

Такие проекты сейчас не летают — слишком много всего происходит, слишком много народу в интернете.

— А про краудфандинг вы не думали? Ресурс все-таки очень популярен.

— Не вижу проекта, который не будет заблокирован через три недели.

— Что теперь думаете делать?

— Я медийщик, что не продается на русском рынке. Чувствую очень большую растерянность. В июле будет 8 лет, как я занимаюсь сайтом. Теперь попробую пойти программистом в Израиле — но это, конечно, пораженчество. На 9-м канале работаю, но это даже не четверть ставки.

— Не жалко вам «Луркморья»?

— Свою нишу мы, дети нулевых, досидели до конца. Такие проекты сейчас не летают — слишком много всего происходит, слишком много народу в интернете. Хотя есть много локальных энциклопедий — например, «Орлец». Которые постоянно борются с чудовищным давлением властей. Кто-то может взять наши данные и сделать что-то свое. Но опасности понятны, а выгоды — не очень.

— Интернет очень изменился по сравнению с тем временем, когда вы начинали делать ресурс?

— В интернет пришли депутаты. То же самое в сильно смягченном виде есть и в США, и в Великобритании, и во Франции. Везде пытаются сделать интернет более домашним и похожим на телевизор — но такого чудовищного размаха, как в России, не было нигде. А еще три года назад у нас был самый свободный интернет.

— Что произойдет с поколением Lurkmore после Lurkmore?

— То же, что и с Россией. Большинство из него рефлекторно привержено власти, порядку. Если оно и есть, то начисто лишено карьерных возможностей. Можно встраиваться в вертикаль «Единой России».

Ссылки по теме

Комментарии

Новое в разделе «Медиа»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Кристиан Янковский: «Банкиры — такие же сложноустроенные люди, как и художники»Разногласия
Кристиан Янковский: «Банкиры — такие же сложноустроенные люди, как и художники» 

Александра Новоженова попыталась узнать у куратора «Манифесты-11» («Что люди делают за деньги»), зачем он устроил выставку о профессиях в одном из самых дорогих городов Европы

29 июня 20167710
ХозяинОбщество
Хозяин 

Ольга Бешлей однажды встретила одного тихого, очень тихого, русского человека. Который чуть не довел ее до нехорошего

28 июня 2016534340