26 мая 2014Медиа
254190

«Мы не ставим перед собой задачи адекватно оценить реальность»

Создатель сайта «Петр и Мазепа» Александр Нойнец объясняет, почему читать его не стоит

текст: Анна Голубева, Егор Петров
Detailed_pictureАлександр Нойнец

Сайт «Петр и Мазепа» появился в интернете в начале марта, а в мае вошел в повседневный медиарацион тех, кто интересуется украинскими событиями. COLTA.RU узнала у создателя сайта, кто его делает, почему ему не нужен коммерческий успех и при чем тут «Спутник и Погром».

— Насколько нам известно, «Петра и Мазепу» предполагали открывать как франшизу «Спутника и Погрома». На каких условиях? Это оформлялось документально?

— Нет, документально это не оформлялось. Планировалось, что «Петр и Мазепа» будет аналогом «Спутника и Погрома», только в рамках Украины и больше для украинской аудитории. Как мы в итоге видим, нечто подобное и получилось, хотя и без Егора (Просвирнина — создателя «Спутника и Погрома». — Ред.). От Егора мы в итоге совершенно бесплатно получили — считай, украли — название, дизайн и идею выплачивать авторам высокие по украинским меркам гонорары в размере 20 долларов за тысячу знаков.

— Редакционная политика «Петра и Мазепы» должна была быть подконтрольной «Спутнику и Погрому»?

— Разумеется. Это было бы совершенно логично, поскольку Егор бы в этом случае инвестировал в «Петра и Мазепу» свой огромный медийный вес, авторитет и репутацию. И, разумеется, редакционная политика в этом случае была бы результатом взаимного отеческого согласия — моего и Егора.

— Вы разошлись из-за событий на Украине?

— Не только. Мы не договорились по ряду технологических моментов, еще до мировоззренческих конфликтов. «Крымнаш» просто закрепил идеологические отличия.

— Что за технологические противоречия?

— Это формальные моменты — за кем последнее слово в дискуссиях, чьи сервера, чей хостинг. С точки зрения Егора, мы хотели слишком много самостоятельности и никак не гарантировали его права собственности. Со своей точки зрения он, вероятно, прав.

Почему вы поставили нашего великого царя в один ряд с подлейшим из предателей?

— В каких вы сейчас отношениях со «Спутником и Погромом»?

— Если внимательно читать оба издания, можно увидеть постоянный троллинг с обеих сторон. В общем, наши платформы не подразумевают мирного сосуществования. Мы с Егором какое-то время общались и даже сохраняли ровный тон. В последние пару месяцев желание общаться, кажется, пропало у нас обоих. Оказалось, что Егор — эпический украинофоб, не признающий 40 миллионов человек за людей и считающий их за аборигенов, перед которыми у него есть только «бремя белых» — прийти и научить жить как он хочет, а не как они хотят. Поскольку я, очевидно, также вхожу в эти 40 миллионов, зачем мне тратить время на разговоры с белым сагибом, которые начинаются со слов «вы вообще не люди, у вас нет страны»? Я лучше заточу копье, как у нас в племени принято.

— Как и когда вы начали делать свой ресурс? Кто ваши сподвижники?

— Егор попросил меня писать дайджесты политической жизни Украины. А у меня редкая профессия — я контрпиарщик. Проще говоря, люди платят мне довольно большие деньги за то, чтобы не совершать имиджевых самоубийств. Одно время мы консультировали целое министерство, одно время — так называемого смотрящего из числа сподвижников Юры Енакиевского (депутат Верховной рады Юрий Иванющенко, по данным украинских СМИ — «управляющий делами семьи Януковича». — Ред.). В силу такого рода занятий мне приходится слишком много знать и все время узнавать еще больше. И оказалось, что я могу, не нарушая обязательств перед клиентами, позволить себе издавать довольно детальную аналитику. Мы месяца три поработали с Егором, и стало ясно, что я могу собрать команду и реализовать проект, аналогичный «Спутнику и Погрому», — с региональными отличиями. К примеру, мы не так хороши в эмоциях и пропаганде, что логично, поскольку у хороших пиарщиков (а мы одни из лучших) эмоции довольно быстро отмирают. В эмоциональных текстах, после которых хочется взять лопату и бежать копать, Егору равных нет. Но у нас свои фишки. Имя арт-директора я раскрывать не стану, он не любит светиться. Ключевые партнеры проекта — я сам, господин Игорь Щедрин и господин Дмитрий Подтуркин, бывший моим соавтором еще в «Спутнике и Погроме». Мы владельцы проекта. Остальные сотрудники привлекаются на гонорарной основе из числа наших многочисленных друзей и знакомых.

Александр Нойнец

— А почему вы выбрали такое название?

— Потому что оно бесит. К нему две претензии. «Почему вы поставили нашего святого гетьмана в один ряд с этим зверем?» и «Почему вы поставили нашего великого царя в один ряд с подлейшим из предателей?» На самом деле редакционная позиция в том, что Петр — пример правильной евроинтеграции: построить Европу дома. А Мазепа — пример неправильной евроинтеграции: продаться Европе. Ну и еще Петр не любил Москву.

— Вы эту нелюбовь разделяете?

— Да, полностью. Мне неуютно в Москве. Чужой город. Складывается впечатление, что он был хорошим, а потом его заселили какие-то чужие люди и построили что-то, ему совершенно несвойственное. Но это не рациональное, это личное.

— Кто финансирует ресурс и каков ваш ежемесячный бюджет?

— 6—8 тысяч долларов в месяц на данный момент. Источники финансирования — карманы владельцев ресурса.

Речь об организации многомиллионной общины русских людей Украины в единое движение.

— Есть ли у вас план развития на ближайший год? Сколько денег нужно сайту для полного счастья?

— Когда мы писали стартовую смету, у нас вышло 140 тысяч долларов на 10 месяцев. Практика показала, что выходит вдвое дешевле. Но сам по себе «Петр и Мазепа» не является конечной целью. Ради того, чтобы просто иметь аналитический сайт, я бы с кровати не вставал. А я не только встаю, но и вливаю в него космическое количество знаков в сутки. Цель — вообще движение русских людей Украины. Секторальные реформы для регионов. Экономическое представительство русских людей на Украине. Политическое представительство. «Петр и Мазепа» — просто стартовая информационная площадка для формирования идеологического базиса этого движения.

— То есть «Петр и Мазепа» — коллективный организатор? И в какой-то момент может стать, например, политической партией?

— «Политической» — плохое слово. Оно подразумевает, что какие-то ушлые Васи напилили бабла, закупили миллион бигбордов и полудохлую партию и отбивать инвестиции планируют путем проникновения в Верховную раду и облсоветы и получения там взяток за правильное голосование. Так вот, мы не эти ушлые Васи. На этих ушлых Вась мы насмотрелись в избытке. Речь об организации многомиллионной общины русских людей Украины в единое движение, стремящееся к собственной субъектности. Что-то вроде Мондрагонской корпорации. А политическое представительство — просто еще один инструмент этой субъектности, совсем не самый важный. Даже «Петр и Мазепа» — более важный инструмент.

© petrimazepa.com


— Если о текущей жизни говорить — вы планируете делать сайт коммерчески успешным? «Спутник и Погром» активно занимается монетизацией, использует, в частности, пейволл.

— Нет, не планируем делать сайт коммерчески успешным никогда. У нас есть масса гораздо более простых способов заработать деньги. Мы запустили краудфандинг на прошлой неделе. Но не из-за денег, а потому что читатели очень просили. Если долларов двести на этом заработаем по итогам месяца — буду сильно удивлен.

— Через пару недель после запуска у вас были тысячи шеров в Фейсбуке. Вы использовали платное продвижение в соцсетях?

— Ну, во-первых, у нас очень хорошие материалы, правда? Во-вторых, мы инвестировали в рекламу в Фейсбуке около пятисот долларов. Это я к тому, что я видел некоторых людей, которые инвестируют в рекламу в Фейсбуке, но не имеют в итоге эти самые тысячи шеров. Это заставляет меня подозревать, что платная реклама в Фейсбуке — все-таки не первопричина успеха. В остальном, кстати, наше продвижение в соцсетях происходит плохо и медленно. Ну то есть хуже, чем могло бы. Мы тратим на это очень мало сил. Твиттер и Гугл+, к примеру, у нас совершенно мертвые.

Рецепт все равно такой: писать прогнозы, которые сбываются.

— А офлайн-активность?

— Ну вот господин Подтуркин в рамках реализации наших планов договорился, что 10 июня мы презентуем руководству Днепропетровской области проекты секторальных реформ по шести направлениям сразу. Это, надо полагать, офлайн-активность. Люди в Днепропетровске как-то заинтересовались тем, что это за такие лихие и наглые ребята, откуда взялись. Или вот я просто знаком с Александром Барабошко, известным по имени Крус Крус. Он страшно популярный на Украине блогер. И он нас тоже как-то раскручивает, советует, все такое. Но в первую очередь рецепт все равно такой: писать прогнозы, которые сбываются.

— Ваша страница в Фейсбуке намного популярнее страницы «ВКонтакте». У «Спутника и Погрома» ровно наоборот. Почему?

— Потому что мы инвестировали в Фейсбук, а во «ВКонтакте» — нет. У нас Фейсбук первичен, из него все уже и расходится. Но в течение пары месяцев ситуация выровняется. Доберем из «ВКонтакте» аудиторию. В целом мы ориентировались на то, что Фейсбук — место жительства лидеров мнений и более медийных личностей, а «ВКонтакте» — место жительства обычных хороших людей.

— Долго вы готовились к запуску? Довольны ли тем, как развивается «Петр и Мазепа» и растет аудитория ресурса?

— Месяц готовились. Очень довольны, растет быстрее, чем планировали, особенно в этом месяце. Был план, что за первые четыре месяца мы выйдем на планку «10 тысяч хостов в день в среднем за неделю». Сейчас сайту еще нет трех месяцев, а мы вышли на 12—15 тысяч в день — уже две недели как. Конечно, грядут лето, отпуска и падение трафика. Но свою нишу мы заняли плотно, люди нас знают, читают, уважают, сегодня вот COLTA.RU интервью берет. Видимо, это успех.

© petrimazepa.com


— А качеством аудитории вы довольны? Это те читатели, на которых вы рассчитывали?

— Нет, я недоволен качеством аудитории. Я типичный интеллигент типа «народ не тот». Но я утешаю себя тем, что если бы народ был изначально тот, то он бы справился и сам, мы бы не понадобились.

— Вы перепечатываете материалы других ресурсов — Русской службы ВВС, «Теорий и практик», KermlinRussia. Это от дефицита собственного контента или агрегация — часть вашей концепции?

— Я правовой нигилист. А серьезно — поскольку мы говорим о том, что мы — идеологическая площадка, то наша задача — не сообщать новости и не кормить читателей содержимым нашей головы, а формировать повестку дня в целом, широкими мазками. И если кому-то удалось выразить нашу позицию лучше, чем нам, — не вижу причин сдерживаться.

— Будь у вас безграничные финансовые возможности, каких авторов вы бы пригласили?

— Дело не в финансовых возможностях. Я бы пригласил Юрия Романенко с сайта «Хвыля», но он не пойдет, потому что у него и так уже есть «Хвыля». И Сережу Высоцкого с «ЛигаБизнесИнформ». Собственно, я его и пригласил, но у него сложный контракт с «Лигой», он пока воздерживается. Из российских пригласил Ортегу (публицист Станислав Яковлев. — Ред.), и вот только что он согласился стать нашим постоянным автором, поглядим, что из этого выйдет. И пригласил бы Кермлина. А для визуальной составляющей — Анатолия Ульянова, Дадакиндера (создатель проекта Looo.ch. — Ред.). Но в первую очередь, конечно, Дмитрия Горчева, ныне покойного. И — я в курсе, что эти люди далеки от идей русского национализма.

© petrimazepa.com


— Тогда почему они?

— Потому что я верю в дискуссию. С этими людьми, как мне кажется, возможна продуктивная дискуссия, результатом которой и станет сильная и логичная идеология — назовем ее, к примеру, «русский рационализм».

— А украиноязычных авторов вы будете публиковать?

— В исключительных случаях. К примеру, если это будет Лесь Подеревянский, который в русском языке невозможен. В остальных случаях готовы бесплатно предоставлять авторам услуги переводчика, как мы это делаем с английскими, польскими и немецкими текстами. Но если речь не только о языке, а вообще об идеологии — у нас нет претензий ни к украинским, ни к еврейским, ни к татаро-монгольским националистам, и мы готовы публиковать их тексты, если в них не будет русофобии. Собственно, один из авторов «ПиМа» — таки украинский националист Юрий Гудыменко.

— Как к вам относятся русские националисты?

— Поскольку «Крымнаш» расколол русских националистов на русских и кремлевских, то и отношение разное. С точки зрения патриотов российского Крыма и Новороссии, мы, конечно, погрязли в «ереси украинствующих», и вообще звучат такие слова, что мы не русские и не националисты, а русскоязычные украинские патриоты. Остальные русские националисты тепло относятся.

— А украинские националисты?

— Отлично, если только мы говорим об украинских националистах, а не украинских русофобах «свободовского» толка (речь о партии «Свобода». — Ред.). Но если у людей самая важная часть идеологии — «не “на”, а “в”», они в эволюционном тупике и сами себя уже достаточно наказали.

— Это вы что имеете в виду?

— Многие украинцы для себя провели водораздел: если человек говорит «на Украине», а не «в Украине», то он — говно и слушать его нельзя, потому что он москаль и не скачет. Я считаю это просто тестом на адекватность и принципиально предпочитаю говорить «на Украине». Позволяет сразу установить пускай невысокую, но пороговую планку — со старта определять, кто может думать, а кто может только «пышатыся» — гордиться тем, что не москаль. Как у нас на «ПиМе» говорят — if it was good enough for Taras Shevchenko, it is good enough for us («подходило Тарасу Шевченко — подходит и нам». — Ред.).

© petrimazepa.com


— Кого вы считаете своими главными оппонентами в России и на Украине?

— Главные оппоненты на Украине — русофобы, большей частью удачно локализованные в партии «Свобода». А также «совки», не воспринимающие текущий момент в принципе и не стремящиеся ни к какому диалогу, предпочитающие мечтать о Сталине и Советском Союзе. В России — те же самые совки плюс, наоборот, украинофобы, бомбящие лучами ненависти прямо по площадям.

— А ваше кредо — насколько оно уникально для Украины?

— Абсолютное ноу-хау.

— Какие еще украинские медиа ориентируются на русскую аудиторию? Что вообще читают и смотрят украинские русские?

— То же самое, что и украинские украинцы, только у них чуть меньше веры в «Украинскую правду» и чуть больше веры в «Корреспондент», по моим личным ощущениям, что не делает ни «УП», ни «Корреспондент» честными, непредвзятыми ресурсами. Вероятно, на русскую аудиторию ориентируется курченковские «Вести» и «Вести-Репортер». Стремясь к разрушительному результату, разумеется.

— Какие украинские медиа вы считаете конкурентами?

— «Хвыля» в разрезе аналитики, гаданий и предсказаний выдает годный контент, с удовольствием читаю, отличные конкуренты, наверное. В остальном — мы тут одни. И по формату подачи, и по занимаемой позиции.

— А какие СМИ, по-вашему, адекватнее всего отражают украинско-российскую ситуацию? Что бы вы советовали читать?

— Никого не читайте. «Стратфор» (частный американский аналитический центр, публикует экономические и геополитические прогнозы. — Ред.) разве что. Все остальные от украинско-российской ситуации чего-то хотят. А значит, будут освещать только ту ее часть, которая им важнее.

— Так «Петр и Мазепа» тоже чего-то хочет. Вас тоже не читать?

— И нас не читайте, конечно. Мы же не СМИ, мы не ставим перед собой задачи адекватно оценить реальность. У нас есть позиция, и мы c большей радостью освещаем факты, которые ее подтверждают, и с меньшей — неудобные для нашей позиции факты. Мы люди. Мы публикуем точку зрения. Кто говорит, что делает иначе, — или врет, или не человек.

Комментарии

Новое в разделе «Медиа»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Нью-Йорк Елены КостюковичColta Specials
Нью-Йорк Елены Костюкович 

«И мы увидим, что Триумфальная арка в Манхэттене — это ростральная колонна, а колонна — на самом деле арка. Судите сами вместе со мной»

25 августа 201625830
Что же такое фаллос?Разногласия
Что же такое фаллос? 

Психоаналитики Мария Есипчук и Александр Смулянский — о фаллосе в различии полов, в квир-теориях и в желании истерички — и о фанфикшне как вызове борьбе за гендерное равноправие

25 августа 201642340