5 марта 2016Медиа
358740

Безумие или теракт?

Что все-таки случилось на улице Народного Ополчения?

текст: Анна Голубева
Detailed_picture© AP / ТАСС

Что все-таки случилось на улице Народного Ополчения в последний день високосной зимы? Еще недавно казалось, что мы знаем ответ. Но чем дальше — тем менее он очевиден.

Десятки людей, оказавшихся утром 29 февраля у входа в метро «Октябрьское поле», сняли на видео женщину в черном, держащую в руках отрезанную голову ребенка и выкрикивающую угрозы. Все это моментально оказалось в сети, а затем — в СМИ. Москва ахнула от ужаса. С понедельника до пятницы медиа почти непрерывно говорили о страшном событии. За неделю выступили, кажется, все опинион-мейкеры, мы перебрали все варианты реакций — от гнева до жалости, от обмена нелюбезностями между блогером Навальным и телеведущим Познером до дискуссии о том, стоит ли в самом деле показывать такие чудовищные новости по федеральному ТВ.

Историю кровавой няни допустили в итоге даже до каналов большой тройки, которые сначала о ней молчали. Короткие сухие сюжеты об аресте Гульчехры Бобокуловой и о ее безумии вышли сперва в утренних, а потом и в вечерних выпусках новостей. Хотя о страшных обстоятельствах преступления и поведении няни у входа в метро «Октябрьское поле» здесь пока не говорят.

Вскоре после задержания Бобокуловой появились сообщения, что дело взято под контроль ФСБ. А 1 марта дело, как резонансное, поручили вести отделу по расследованию особо важных дел столичного главка Следственного комитета.

С самого начала в истории кровавой няни возник параллельный сюжет: столкновение интересов разных силовых ведомств, противостояние тех, кто сразу объявил ее невменяемой, — тем, кто считает, что у нее был мотив. Эта подспудная борьба ярко отразилась в медиа.

Например, задержание. Задержали Бобокулову обычные полицейские, сотрудники МВД. Причем сначала выходило, что полиция растерялась (вы же видели кадры с убегающим полицейским?) — позволив женщине с отрезанной детской головой в руках не меньше получаса выкрикивать у метро угрозы. Первый заместитель генпрокурора РФ Александр Буксман решил даже провести проверку действий полиции. Потом нам сказали, что правоохранители действовали грамотно, отказавшись от «тупого бросания на амбразуру». И наконец, объявили, что двух полицейских, задержавших няню у метро, представят к награде — причем именно за «бросок на амбразуру».

Слышно, как за кадром некто (полицейский?) торопит коллегу (возможно, представителя ФСБ?): «Нам бы ее откатать, сфотографировать». — «Сейчас прям, секунду прям», — заверяет тот и продолжает задавать Бобокуловой вопросы.

С самой Гульчехрой Бобокуловой путаницы еще больше. То она была няней три года, то — полтора. То поступила в семью Мещеряковых по рекомендации, то прежде няней не работала, а трудилась на овощебазе. То не имела привычки носить платок и строгую мусульманскую одежду. То, наоборот, давно в такой ходила. Как будто была в момент задержания под воздействием каких-то веществ – но потом упоминания о наркотиках из СМИ исчезают. По одной версии, Бобокулова состоит на учете в ПНД с начала века, а по другой — лишь однажды лечилась в больнице в 2002 году. Медиа уверенно говорят о ее безумии, но ни конкретного диагноза, ни координат лечебного учреждения, которое его поставило, нет. Наконец, появляется Самаркандский областной ПНД — но оказывается, что там Бобокулова на учете только с 2003 года. Суд вроде бы предполагает, что у невменяемой няни были сообщники и подстрекатели, о чем говорит и ее школьная учительница. А другие источники в Узбекистане подробно рассказывают о ее увлечении экстремистскими идеями, о планах переехать вместе с гражданским мужем в Сирию.

Однако представитель СКР Владимир Маркин наличие прямых телефонных контактов с экстремистами отрицает.

Если верить, что причина жестокого убийства няней своей четырехлетней подопечной — помешательство, то дружная сдержанность каналов большой тройки очень подозрительна. Тот, кто провел в этой стране последние 10 лет, вряд ли припомнит, чтоб соображения этики остановили телевизор от смакования такого сюжета. Когда на кону большие рейтинги, — а публикации о няне-убийце всю неделю держались в топе новостей — ТВ не щадит ни детей, ни горюющих родных, ни умалишенных. Если надо, любая расчлененка идет в эфир в любое время суток, в лучшем случае часть кадра слегка размоют, скороговоркой призывая вас увести от экрана детей. А тут — молчание.

Особенно ярко это молчание смотрелось на фоне кричащих заголовков типа «Московская няня-убийца говорит, что обезглавила ребенка из мести за Путинские бомбардировки» («MOSCOW'S 'KILLER NANNY' SAYS SHE BEHEADED CHILD AS REVENGE FOR PUTIN'S AIR STRIKES»), которыми, что называется, пестрят мировые СМИ. Наберите в поисковике слова Moscow Nunny beheaded — и увидите, как бесконечные ряды англоязычных медиа, от респектабельного агентства Reuters до популярного суперблога Mashable, трактуют мотивы кровавой няни.
Основанием для таких трактовок стал анонимный видеоролик, который оказался убедительнее официальных заявлений и публикаций медиа. Это трехминутное видео, выложенное в сеть в ночь с 1 на 2 марта, — фрагмент допроса Гульчехры Бобокуловой, где она впервые обьясняет, почему сделала то, что сделала.

Записано видео, вероятно, кем-то из силовиков — слышно, как за кадром некто (полицейский?) торопит коллегу (возможно, представителя ФСБ?): «Нам бы ее откатать, сфотографировать». — «Сейчас прям, секунду прям», — заверяет тот и продолжает задавать Бобокуловой вопросы. Она рассказывает о желании отомстить Путину за пролитую кровь мусульман, нежелании общаться со своими неверующими детьми и намерении переехать в Сирию. И если вы до сих пор верили, что эта женщина невменяема, это видео способно поколебать вашу уверенность.

Борьба, надо полагать, перешла в решающую стадию — скоро мы увидим, чья трактовка победит.

Если сопоставить с этим сенсационным роликом любительские сьемки у метро «Октябрьское поле», а также видео, снятые журналистами в зале Краснопресненского суда, то можно заметить, что Гульчехра Бобокулова всюду говорит о скором конце света — риторика, характерная для адептов экстремистских исламских течений.

Интересно, что представители власти и следствия даже не пытаются опровергнуть подлинность ролика — но убедительно просят не искать мотива в действиях няни-убийцы. Объясняя ее слова, Владимир Маркин погружается в психиатрию: «У человека с давно установленным диагнозом «шизофрения» мотив в момент совершения преступления, как правило, не совпадает с теми объяснениями, которые он дает постфактум, — пояснил он. — Такие преступления подобные люди совершают в момент резкого обострения болезни, а объясняют свои поступки уже в стадии ремиссии».

Кремль высказывается в том же духе. Уже в первых комментариях Дмитрия Пескова, опубликованных после полуночи 1 марта, было слово «сумасшедшая». Позже он продолжал говорить о «чудовищной невменяемости» этого преступления и называл Бобокулову «совершенно невменяемой женщиной». Замечая, правда, что надо дождаться выводов следствия.

Накануне длинных праздничных выходных следствие предьявляет Гульчехре Бобокуловой обвинение по 105 статье УК РФ, ч. 2 — «Убийство малолетнего» — и назначает ей комплексную нарколого-психолого-психиатрическую экспертизу.

И тут происходит еще одна сенсация. Сотрудники ФСБ дают понять, что с такой оценкой преступления они не согласны и будут отрабатывать версию теракта. Для этого сообщения используется уже не Ютьюб, а ресурсы РБК. Впервые версия о теракте называется в медиа приоритетной.

Борьба, надо полагать, перешла в решающую стадию — скоро мы увидим, чья трактовка победит. То ли будет как с гибелью шахтеров и спасателей в Воркуте — не виноват никто, кроме стихии, природная катастрофа ведь так же непредсказуема и ненаказуема, как шизофрения или острый психоз.

То ли — как с самолетом «Когалымавиа», когда предположения о теракте вначале категорически отвергали, — а потом как-то между делом оказалось, что это был да, теракт.

На стороне Пескова и Маркина старомодная, но могучая машина федерального телевидения, которое уже, не дожидаясь никаких экспертиз, транслирует в массы идею о шизофрении, Но и ФСБ, как мы видим, умеет запускать в информационное поле эффектные медиабомбы. Чье желание доказать свою нужность родине и ее первому лицу окажется горячее?

Хотя не исключено, что все будет зависеть от настроения первого лица. Или от того, какой у него сейчас период — обострение или ремиссия.

Комментарии

Новое в разделе «Медиа»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Долгие дорогиColta Specials
Долгие дороги 

Чешский фотограф Мартин Вагнер проехал от Украины до Сахалина, чтобы понять, как живут люди на территории бывшего СССР

22 июня 201621030