Новое имя: Тати

Единственная певица лейбла «Газгольдер» недоумевает, почему в русском рэпе так мало женщин

текст: Александр Великанов
Detailed_picture© Тати

Певица Тати только что выпустила дебютный альбом, но она — далеко не новичок в отечественном хип-хопе. Ее легкое дыхание хорошо знакомо тем, кто слушает рэп на русском. Тати пишется с 16 лет, а сейчас ей 24. Тати — боевая единица студии-лейбла «Газгольдер». Ни один альбом Василия Вакуленко — от «Басты» до «Братьев Стерео» — не обходится без ее звонкого голоса. До «Газгольдера» Тати записывалась с артистами ЦАО Records — другого известного московского рэп-лейбла. Словом, она немало сделала для хип-хопа в свои годы — сотни куплетов с разными исполнителями.


Настоящее имя Тати — Мурасса, необычное, как и ее внешность. «Это ассирийское имя. Я, как и Смоки Мо, ассириец. Нас двое тут уже ассирийцев», — улыбается Мурасса лисьей улыбкой. Занятный феномен: ассирийцев в «Газгольдере» двое, а девушка-рэпер — только одна. В мужском братстве «Газгольдера» Тати находится на особом положении — не только единственная девушка, но и единственная москвичка: «Я чувствую себя принцессой. Проблема бывает только одна: пацаны в туре иногда не понимают, что девочкам надо звонить за час до выхода из гостиницы — надо ведь подготовиться, накраситься, уложиться, что-то с собой сделать. Слава богу, теперь с нами в гастрольные поездки ездит еще одна девушка — наш диджей. Теперь стало полегче».

В русском рэпе почему-то наблюдается страшный дефицит исполнительниц и вообще женской энергии. Тати попросту не с кем сойтись в словесном спарринге а-ля Versus — разве что с Kristina Si с конкурирующего лейбла BlackStar. Объяснить, почему у русского рэпа не женское лицо, Тати не может: «Когда мне было 16, в хип-хопе было много девушек. Сейчас почти совсем не осталось. Все какие-то ленивые. Или никто в себя не верит. Это странно — возможностей делать свое все больше, а новых исполнителей и идей все меньше и меньше».

Я, как и Смоки Мо, ассириец. Нас двое тут уже ассирийцев.

Главный капитал и рабочий материал для рэп-артиста — обычно его биография. Здесь у Мурассы, которая родилась в Москве, в юности четыре года прожила в Штатах, а потом снова вернулась с родителями в пределы МКАД, нет ничего экстраординарного. «Перестрелок в моей жизни не было. Я скромно ходила со скрипочкой в музыкальную школу. Было много уличного позитива. Мы брали гитары и бумбоксы — выносили их на улицы и что-то читали. В 14 лет записывались с ребятами на районе. Как могли — в микро и непонятный комп. Помню, как справляла 17-летие на студии. Я поняла, что нужна на студии со своими идеями и со своей музыкой. Меня стали звать — на фиты и дуэты. Потом меня поставили перед жестким выбором — “Газгольдер” или ЦАО». Мурасса выбрала «Газгольдер», «потому что здесь совершенно другой уровень музыки». «Здесь действительно музыканты! Здесь действительно музыка!» — с восхищением говорит Тати.

Дебютник Тати, записанный музыкальными руководителями «Газгольдера» Василием Вакуленко и Вадимом «Купэ» Карпенко, — это демонстрация всей широты возможностей студии и ее первых лиц. Вместе они могут многое — помимо душевного рэпа, с которым у многих ассоциируется Баста, здесь есть и альтернативный поп-рок в духе группы Garbage, и аккуратный диско-хаус на английском, и потенциально народный шансон на стихи Марины Цветаевой. Особняком стоит искренняя кавер-версия баллады Михея «Мама», посвященная маме Мурассы, которая любит рэп («она может послушать АК-47 и посмеяться») и всегда поддерживала выбор дочери.


По словам Тати, дебютник писался долго и непросто: «В этом альбоме хотелось показать все, что я могу, что я люблю и что у меня получается. С каждым годом появлялись новые песни, и я все больше запутывалась. В конце концов мы просто выбрали дату и решили к ней во что бы то ни стало закончить». В пестроте стилистической палитры дебютного альбома Тати выделяет треки «Радуга» и «Колесо»: «Хочется назвать Цветаеву — но это же не я сделала песню, а замечательные стихи. Да — и еще “Девочка в черном”. Это тоже я, дерзкая!»


Первый альбом Тати получился лирично-минорным, при том что в жизни все наоборот: ее типаж — боевая девчонка. «Все задают вопрос: “Кто тебя обидел?” — смеется Мурасса. — А меня никто не обижал. Я сама пишу себе музыку и тексты, и почему-то получается преимущественно грустное. И очень много о любви. В дальнейшем мне бы хотелось больше хип-хоп-битов и поменьше тяжелых гитар. Мне очень нравятся Азилия Бэнкс, Sharaya J и Angel Haze. Я хотела бы сделать что-нибудь подобное. С акцентом на танцевальный хип-хоп. Потому что я на этой теме — я всегда в движении. Мне хочется подать все это на клипе и на сцене». Мурасса ненадолго замирает и снова улыбается: «Моей маме хотелось услышать на моем альбоме больше танцевальных треков. Мама, не переживай! Скоро все это будет».

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте