28 декабря 2017Академическая музыка
66290

Взаимоисключающая одновременность

Серебренников под арестом, Курентзис в Зальцбурге и Тюмени, новые оперы каждую неделю

текст: Екатерина Бирюкова
Detailed_picture© Colta.ru

По части внехудожественных потрясений этот год перещеголял позапрошлый с его отменой «Тангейзера». Театральное «дело “Седьмой студии”» с Кириллом Серебренниковым в центре так или иначе затронуло весь артистический мир, причем не только российский. В первую очередь — музыкальный театр. Поставленный Серебренниковым «Чаадский» в «Геликоне», недоставленные им «Гензель и Гретель» в Штутгарте, переставленный (как минимум календарно) без него «Нуреев» в Большом — все эти оперно-балетные события уже больше не являются только оперно-балетными.

Казалось бы, отчеты о заседаниях Басманного суда окрашивают нашу культурную ситуацию безнадежным оцепенением. Тем не менее сложно не заметить как раз необыкновенную активность нового российского музыкального театра. К концу года мы уже привыкли, что свежесочиненная опера (иногда балет, иногда драматический спектакль с серьезной музыкальной составляющей) появляется чуть не каждую неделю. Мировые и российские премьеры стали обыденностью. Конечно, это может быть что-то весьма камерное, поставленное вовсе не в оперном театре с колоннами, а в каком-нибудь необычном месте. Там не будет оркестровой ямы, не будет кулис, там могут даже вообще не петь. Главное, что «опера» — это теперь модный жанр современного искусства.

Перечислю некоторые события этого года, чтобы можно было лучше прочувствовать масштабы происходящего.

«Галилео. Опера для скрипки и ученого», совместный проект Электротеатра и Политехнического музея. Музыку написали пять композиторов — Кузьма Бодров, Павел Карманов, Дмитрий Курляндский, Сергей Невский, Кирилл Чернегин.

«Проза» Владимира Раннева в Электротеатре.

«SOS» Алексея Сысоева в Новом пространстве Театра наций.

«Опера» — это теперь модный жанр современного искусства.

«Мельников. Документальная опера» Кирилла Широкова во флигеле «Руина» музея Щусева.

«Красная Шапочка» Жоржа Апергиса в ЦИМе.

«Свадьба» Аны Соколович на Дягилевском фестивале в Перми.

«Родина электричества» Глеба Седельникова (1944—2012) на Платоновском фестивале в Воронеже (партитура не новая, из времен позднего застоя, но совершенно неизвестная).

«Фрида и Диего» Калеви Ахо в театре Покровского.

Детская опера «Сад осьминога» в Пермском оперном театре, где Петр Поспелов аранжировал классиков и кое-что дописал от себя.

Гастроли знаменитого ансамбля Neue Vocalsolisten Stuttgart с «Pazifik Exil» Сергея Невского на Новой сцене Александринки.

Гастроли великого спектакля из Экс-ан-Прованса «Написано на коже» Джорджа Бенджамина и Кэти Митчелл на Новой сцене Большого театра.

«Октавия. Трепанация» Дмитрия Курляндского на Holland Festival в Амстердаме, копродукция с московским Электротеатром (в Москву спектакль приедет в июле).

Вышеупомянутые «Чаадский» и «Нуреев» — это тоже, между прочим, новые партитуры Александра Маноцкова и Ильи Демуцкого соответственно.

«Пьяные» в пермском Театре-Театре, спектакль Марата Гацалова с музыкой Сергея Невского.

Танцевальный спектакль «Завод машин» Андрея Кулигина в Культурном центре ЗИЛ.

«Реквием, или Детские игры» Александра Маноцкова в соборе Петра и Павла — это, конечно, не опера, но вполне себе музыкальный театр.

И нельзя сказать, что все это буйное цветение можно отнести исключительно к узкоцеховым радостям. Они всё более заметные, важные и успешные, обязательные для просмотра. Уже можно прогнозировать побоище на масочных московских показах «Cantos» Сюмака и Курентзиса в феврале. Вообще из девяти оперных названий, присутствующих в номинантах «Золотой маски» 2018 года, больше половины относится к современной и очень современной музыке. А в номинации «Работа композитора в музыкальном театре» — рекордное количество представителей активного поколения: Кузьма Бодров, Павел Карманов, Дмитрий Курляндский, Сергей Невский, Кирилл Чернегин, Артем Васильев, Александр Маноцков, Алексей Сюмак.

На этом фоне вайнберговский бум в начале года и даже постановка «Упражнений и танцев Гвидо» Владимира Мартынова в театре Сац выглядят винтажными шалостями.

Напоследок обращу ваше внимание на то, что еще один громкий сюжет года — «Пермь в Зальцбурге» — переформатировался в данный момент в не менее сильный — «Пермь в России». Команда Курентзиса завершает год первым глубоко российским туром с заездом в Тюмень, Новосибирск и Красноярск. Сегодня у них Питер. Завтра Москва. На Новый год, чтобы мы не расслаблялись, оркестр MusicAeterna нам празднично приготовил Ленинградскую симфонию Шостаковича.

Комментарии

Новое в разделе «Академическая музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Ребра ЕвыИскусство
Ребра Евы 

Леда Гарина и Петра Хаапио о ежегодном феминистском фестивале в Санкт-Петербурге

5 октября 201838250