22 июля 2014Кино
69660

Ликвидация

Полная хроника злоключений Музея кино

текст: Василий Корецкий
Detailed_picture© Colta.ru

Вчера бывший бессменный директор Музея кино Наум Ихильевич Клейман заключил новый трудовой договор. Теперь он занимает должность президента музея и находится в подчинении у его нового директора Ларисы Солоницыной. COLTA.RU вспоминает всю девятилетнюю историю борьбы Минкульта с музеем и его бывшим директором.

Декабрь 2005 года — Музей кино лишается помещений в Киноцентре на Красной Пресне. Музейные фонды (около 400 000 единиц хранения) переезжают на «Мосфильм», показы устраиваются на разных московских площадках: ЦДХ, «Художественный», «Пионер», Кинотеатр им. Моссовета. Активное участие в выселении музея из здания Киноцентра принимает председатель совета директоров центра Никита Михалков: в январе 2005 года на II внеочередном пленуме правления Союза кинематографистов (председатель — Никита Михалков) было принято решение о продаже всех имеющихся у союза акций МЗАО «Киноцентр» владельцам развлекательного комплекса «Арлекино». Музею предлагается либо срочно вывезти свои фонды, либо платить рыночную стоимость аренды площадей (около 5000 долларов в год).

2007 год — в журнале «Киноведческие записки» опубликована концепция нового Музея кино. Проект включает в себя создание пяти взаимодополняющих экспозиционных комплексов, посвященных системе кинопроизводства, истории кино, документальным киноматериалам, научно-популярному кино и анимации.

Апрель 2013 года — советник министра культуры Алексей Кучеренко встречается с директором Музея кино Наумом Ихильевичем Клейманом и недвусмысленно предлагает ему уйти с поста директора музея на декоративную должность «президента». Взамен чиновник предлагает музею здание по адресу Зубовский бульвар, 15, стр. 1. Проект предусматривает размещение Музея кино в здании с мини-отелем и ночным клубом, но без пространства для хранения фондов. Клейман предсказуемо отказывается.

Июль 2013 года — Минкульт не собирается продлевать пятилетний контракт Наума Клеймана. Журнал «Сеанс» публикует открытое письмо в поддержку Клеймана и музея. На ответной пресс-конференции Минкульта Владимир Мединский отвергает все обвинения в попытках министерства избавиться от Клеймана и говорит о желании Минкульта наконец-то найти для музея полноценную площадку. Цитируем: «В течение этого года перед нами будет стоять задача поиска подходящего здания, выбора концепции музея, проведения конкурса на его архитектурное решение».

Ноябрь 2013 года — проходит первое заседание Общественного совета по возрождению Государственного центрального музея кино. Клейман предлагает на пост директора своего нынешнего заместителя Максима Павлова, министерство — одного из замов Мединского, «эффективного менеджера» Алексея Кучеренко. Представленная Наумом Клейманом обновленная концепция Музея кино принята в качестве базовой, сотрудникам музея Минкульт дает поручение доработать ее с учетом решения о размещении Музея кино в помещении НИКФИ и Опытного производства — несмотря на возражения Клеймана, выступающего за постройку нового здания, которое соответствует всем технологическим требованиям.

Январь 2014 года — Музей кино подготавливает новый проект размещения. В это же время появляется информация о том, что еще до Нового года Минкульт отказался от этих планов (в министерстве внезапно выяснили, что лишь часть здания института принадлежит государству). Мединский предлагает музею разместиться в «Иллюзионе», после сдержанно-желчных комментариев Клеймана в СМИ министерство отказывается от этого проекта, снова пообещав найти для музея подходящее здание или построить новое.

10 июня 2014 года — Наум Клейман получает телеграмму из Министерства культуры, в которой его уведомляют о расторжении трудового договора в связи с истечением срока его действия 1 июля. После того как телеграмма была обнародована в СМИ, министерство дает официальное опровержение увольнения Клеймана, утверждая, что телеграмма являлась чистой формальностью. Чиновники обещают Клейману продлить контракт. Одновременно Владимир Мединский обвиняет Наума Клеймана в том, что за год тот «не утвердил план развития музея и не определился с площадкой».

7 июля 2014 года — приказом министра культуры РФ исполняющим обязанности директора Музея кино назначена Лариса Оттовна Солоницына, главный редактор газеты «СК-новости» — внутренней газеты Союза кинематографистов Российской Федерации, возглавляемого Никитой Михалковым. Клейман переведен на должность президента, однако существующий на данный момент устав Музея не подразумевает подобной должности, а значит, и соответствующих полномочий. Никакого нового проекта размещения музея или варианта строительства нового здания для него к этому моменту не представлено. Сотрудники опасаются, что назначение Солоницыной может быть началом реализации плана Михалкова по строительству Дворца фестивалей, частью которого, возможно, станет Музей кино — несмотря на то что в фестивальном центре не может быть ни фондовых хранилищ, ни залов для постоянной экспозиции музея (Н.С. Михалков некогда говорил о выделении «пары кинозалов для музейных кинопрограмм»).

15 июля 2014 года — сотрудники Музея кино обращаются в Минкульт с предложением закрепить в уставе музея компетенции его президента и создать независимый общественный попечительский совет. В частности, коллектив музея выступает за независимость президента от директора («Президент назначается на должность и освобождается от должности Министерством культуры РФ»). Начинается сбор подписей под петицией в поддержку этого обращения.

17 июля 2014 года — Лариса Солоницына заявляет о том, что фактически уже является полноценным директором Музея кино. Минкульт отказывается подтверждать эту информацию.

21 июля 2014 года — Лариса Солоницына заключает с Наумом Клейманом трудовой договор о работе на должности президента Музея кино. Должностные обязанности президента перечислены здесь.

Комментарий Ларисы Солоницыной
Лариса Солоницына© museikino.ru

— Как сейчас официально называется ваша должность — и.о. директора или все-таки директор Музея кино?

— Моя должность сейчас — директор Музея кино. На первом этапе я получила от Министерства культуры информацию о том, что я буду исполняющей обязанности директора музея. Но когда я увидела приказ, там я уже значилась как директор.

— Знакомы ли вы с концепцией музея, предложенной Клейманом в 2007 году?

— Да, разумеется. Наум Ихильевич мне ее передал, и я ее прочла.

— Есть ли у вас какие-то замечания или возражения?

— У меня нет никаких замечаний и тем более возражений. Дело в том, что нам нужно сперва понять, к какому зданию, помещению нам эту концепцию нужно приспосабливать. Там очень много современных, креативных идей, которые мы непременно будем использовать. Но эта концепция сейчас немного абстракция, поскольку мы пока еще не понимаем, в каком помещении мы будем реализовывать все то, что там описано. Как только мы получим место прописки, мы с Наумом Ихильевичем — возможно, он даже в большей степени, чем я, — приспособим ее к реальным условиям.

— Сотрудники Минкульта уже предлагали вам какие-то варианты будущего здания для музея?

— Было несколько конкретных предложений, мы обсуждали их с Наумом Ихильевичем. Но сейчас — начало пути. Чтобы предпринимать какие-то шаги, а уж тем более делать выводы о предложениях министерства, мне нужно войти в эту должность, понять, как работает музей, ознакомиться с огромным количеством документации. Министерство культуры будет проводить аудиторскую проверку. Я должна ознакомиться с фондами, и это физически невозможно сделать в течение нескольких недель. У меня сейчас период вхождения в должность. Когда он закончится, тогда можно будет говорить о конкретных действиях.

— Кто сейчас отвечает за кадровую политику музея?

— За кадровую политику по уставу Музея кино всегда отвечал и отвечает директор.

— Не могли бы вы чуть более подробно рассказать о ваших функциях в музее?

— Я буду отвечать за всю работу Музея кино во всех его проявлениях, как и любой руководитель любой другой организации. Здесь в этом смысле нет никаких разночтений с каким-либо другим трудовым договором руководителя государственного учреждения культуры. В уставе музея мои полномочия прописаны, раньше они являлись полномочиями Наума Ихильевича, их достаточно много, это и организационная работа, и административная, и, разумеется, финансовая ответственность.

— Собираетесь ли вы принимать непосредственное участие в научно-экспозиционной деятельности музея? Или вы предпочитаете заниматься администрированием и делегируете эту часть работы Клейману и команде, которая работала с ним все это время?

— Сейчас мне трудно ответить на этот вопрос. Я просто пока не знаю, какой объем времени и сил будет у меня отнимать административная работа. Поскольку по образованию я — киновед, мне было бы интересно участвовать в культурной жизни музея, в мероприятиях, показах и выставках, которые — я уверена — мы будем проводить. Но пока я не знаю, когда я смогу к этому подключиться. Очень надеюсь, что смогу.

Комментарии

Новое в разделе «Кино»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Хорватия все еще в огнеМосты
Хорватия все еще в огне 

Как неразрешенные вопросы прошлого разрывают на части хорватское общество — и все-таки что хорошего может извлечь из опыта Хорватии Донбасс?

19 июня 201845980