4 декабря 2015
51120

Гены места

Юрий Куроптев о тотальной инсталляции Герды Штайнер и Йорга Ленцлингера «Пикник»

текст: Юрий Куроптев
Detailed_picture© Тася Нафигина / публикуется с разрешения Музея современного искусства PERMM

В Музее современного искусства PERMM открылась выставка швейцарских художников Герды Штайнер и Йорга Ленцлингера. «Пикник» — тотальная инсталляция, которую можно смотреть, слушать, трогать и нюхать. А главное — созерцать.

Вход на выставку занавешен тканью. Заходя в музей, зритель не знает, что он увидит. Это часть интриги или ловушки: их художники изобретательно расставили на всех трех этажах музея PERMM. Выходя из гардероба, попадаешь в затемненное пространство со вспышками видеоарта на экранах. Экраны вращаются, они сделаны из тюля для занавесок. Можно рассматривать на них изображения, а можно — фактуру самой ткани. Вращаются и зеркала, подвешенные к потолку. Колышутся куски пленки, привязанные к частоколу веток. На видео сплетаются червячки, овечки пасутся на альпийских лугах, микроорганизмы воды живут своей отдельной жидкой жизнью. Здесь все дышит и движется, захватывая зрителя в визуальный динамический круговорот.

Первый этаж вообще похож на танцпол. Но в качестве саундтрека здесь используется гудящий шум. А чтобы не закружилась голова от обилия образов, зрителям предлагают перевести дух на скамейках. Но ненадолго. В специальном отсеке их ждет новый аттракцион — органическая инсталляция. Несколько пластмассовых тазиков подвешено к потолку. Из них нитки спускаются на подиум, образуя причудливое солевое озеро. Инсталляция будет расти и изменяться вплоть до закрытия выставки. А значит, у зрителя будет шанс понаблюдать ее в разных стадиях «взросления». При единственном условии — сотрудникам музея нужно вовремя насыщать тазики соляным раствором.

© Тася Нафигина / публикуется с разрешения Музея современного искусства PERMM

Вторая часть выставки резко отличается от первой. Для этого художникам потребовалось радикально изменить пространство второго этажа. Если раньше здесь были закрыты окна, чтобы получился идеальный музейный «белый куб», то для «Пикника» художники сломали перегородки. Пространство приобрело сходство с безумным детским садом или причудливым чиллаутом (ведь если первый этаж — безудержная дискотека, то на втором логично устроить зону отдыха). На стенах анимационные рисунки, как в дошкольных учреждениях или детских поликлиниках. У окон оборудованы высокие подиумы с мягкими подушками. Кстати, благодаря витражным окнам у инсталляции появилось четвертое измерение — заснеженная Пермь. У зрителя есть возможность отдохнуть и подумать, в каком пространстве ему комфортнее: в вымышленном, поражающем кислотными красками, или том, что за окнами, — недружелюбном и холодном.

Несколько пластмассовых тазиков подвешено к потолку. Из них нитки спускаются на подиум, образуя причудливое солевое озеро. Инсталляция будет расти и изменяться вплоть до закрытия выставки.

Впрочем, смотреть в окна совсем не обязательно. Все пространство второго этажа обжито инсталляциями-обманками. Художники создали особую среду, где искусственное переплетено с естественным. Гигантские «звезды» из высушенных стеблей борщевика. Камни, деревья, соляные инсталляции — но уже кислотных цветов. Их населяют фантастические растения и причудливые насекомые, сделанные из конфет, оберток, сломанных ТВ-пультов, компьютерных и телефонных останков. Органическое здесь прикидывается искусственным, а искусственное — органическим. Яркие цветы кажутся искусственными, но, подойдя поближе, понимаешь, что это не так. Природные оттенки, напротив, полностью искусственны и рукотворны.

Швейцарские художники Герда Штайнер и Йорг Ленцлингер приступили к созданию тотальной инсталляции в феврале этого года, когда впервые приехали в Пермь. Метод художников называется site-specific, а это значит, что их искусство тесно связано с топикой, спецификой места. Особенность метода в том, что произведение создается в конкретном пространстве, с которым оно органично связано. На открытии выставки художники в один голос заявляли, что никаких заготовок с собой они не привезли — все делали здесь из местных материалов. В этом, кстати, им помогали пермские школьники, которые дружным пионеротрядом ходили со швейцарцами по пермским лесам за «пермским бедным» — борщевиком, корнями, камнями и прочими природными материалами.

© Тася Нафигина / публикуется с разрешения Музея современного искусства PERMM

По словам художников, выставка «имеет глубокую связь с природой и историей Пермского края». Но, чтобы распознать «гены» места, потребуется недюжинное воображение. Единственная часть выставки, которая не вызывает сомнения в «глубокой связи» с местом, — третий этаж, где художники оборудовали медвежье лежбище для зимней спячки. На входе в зал зритель может переодеться в костюм медведя (они ранжированы по размеру — от взрослых до детских) и прилечь в подходящем лежбище — перевернутой лодке, шалаше из картонных коробок, гигантском обломке стальной трубы или в туристической палатке. Нетрудно распознать иронию швейцарских художников: зимой Пермь (кстати, медведь — один из символов города, который присутствует и на гербе края) и пермяки и вправду выглядят заторможенно и недружелюбно, поэтому это время года лучше переспать. А увидев сны, их можно записать — благо в углу оборудован стол с письменными принадлежностями.

Посетив «Пикник», все же не веришь, что эту выставку сделали швейцарские художники. Логичнее было бы представить, что это дело рук калифорнийских «Веселых проказников» во главе с Кеном Кизи. А озвучить этот электропрохладительный кислотный тест вполне могли бы Grateful Dead — правда, Джерри Гарсия давно уже мертв.

Комментарии