21 сентября 2016
41480

Как превратить хрущевку в испанскую пустыню

Опыт проводит дуэт Delgado Fuchs

текст: Антон Флеров
Detailed_picture© Delgado Fuchs

Теперь уже постоянные герои российского танцевального контекста Надин Фукс и Марко Дельгадо из Delgado Fuchs вновь в этом году приехали на фестиваль «Диверсия» в Кострому. «Диверсия» проходит уже десятый год, и хотя фестиваль игнорируют чиновники от культуры, это не мешает организаторам продолжать свое дело: формировать танцевальное комьюнити и заниматься созданием хоть какого-то представительства российского современного танца в мире. И Delgado Fuchs стали уже полноправной частью этой инициативы.

С Надин и Марко мне удалось познакомиться и поговорить на прошлогодней «Диверсии», где они показывали танец-перформанс, который хоть был и далек от традиционного танца, но все же располагался в сценическом пространстве и более или менее походил на спектакль. В этом году они привезли «Horsetail Knickerbelt», «хореографическую инсталляцию», объединяющую видеоизображение и живой перформанс.

«Horsetail Knickerbelt» показали в Муниципальной художественной галерее Костромы. Она занимает первый застекленный этаж многоквартирной хрущевки (так обычно располагаются детские библиотеки или магазины тканей) на одной из центральных площадей с типичной советской архитектурой. Этот социалистический антураж, неудобные узкие проходы галереи с обязательными бабушками, в порыве ответственности показавшими зрителю, как они понимают дисциплину, контрастировал с текилой и бургерами на входе и черным пластиком, которым была огорожена инсталляция. Все это создавало необходимый саспенс.

Полулюди, полукони, в hip briefs с хвостами, в плотных гетрах и альпинистских ботинках.

Надин и Марко говорят, что впервые работали над проектом, где ставили под вопрос сценический кодекс, пытались пересмотреть отношения публики и сценического пространства, на этот раз не фронтально вынесенного перед зрителем, а включающего зрителя в себя и в этом смысле тотального.

Внутри инсталляции зрители сидят на полу, на сене, сено пахнет и хрустит, оно настоящее, даже, иногда кажется, с насекомыми. На экране на одной из стенок выгородки — видео каменистого ландшафта со сложным рельефом: это то ли доисторическая пустыня, то ли, наоборот, апокалиптические останки цивилизации. В этой нечеловеческой красоте путешествуют два существа — полулюди, полукони — сами авторы в hip briefs с почти аутентичными конскими хвостами, в плотных гетрах и альпинистских ботинках. Половые различия между танцорами очень условны, они различаются скорее цветом хвостов (черный и белый). Но это не дикари, не инопланетяне, в их движениях нет-нет да и появляются элементы академического или социального танца.

Эти существа, кентавры, слабы и почти незаметны на фоне скал и высохшего кустарника. Их пути то расходятся, то пересекаются. Между ними то и дело возникает взаимное напряжение, спины выгибаются, в движениях угадывается условное фламенко. Сюжет время от времени возникает, но тут же обрывается. Они снова блуждают по пустыне. Персонажи больше заворожены окружающими их ландшафтами, которыми можно любоваться — но которые чреваты опасностью: сыплющиеся склоны, резкие обрывы, почти полное отсутствие признаков жизни.

Delgado Fuchs в Муниципальной художественной галерее Костромы© Diversia Festival

Надин и Марко рассказывают, что съемки проходили в пустыне Табернас (она же Альмерийская) на юге Испании. Здесь раньше часто снимались вестерны, и авторы «Horsetail Knickerbelt» явно отсылают нас к эстетике фильмов об одиноких борцах за справедливость на грани жизни и смерти.

Впрочем, видео все время смешивает жанры, и вестерн то и дело превращается то в программу «В мире животных», то в абстрактную зарисовку. Авторы продолжают свою игру между реальностью и воображением. Она тоже не постоянна, а меняется в зависимости от обстоятельств конкретного места действия, конкретного показа. В Костроме в видеоизображение то и дело встраивались хвостатые тени артистов.

Саундтрек к спектаклю, написанный Стефаном Вечьоном, тоже то прямо цитатный, то хаотичный, добавлял еще больше атмосферы и объема в это загадочное путешествие сквозь архаику — посреди застывшего на годы советского пространства хрущевок.

Комментарии