Дайджест русскоязычной музыки: октябрь

Что слушать за октябрь: «4 позиции Бруно», «Дети Picasso», Moa Pillar, «Вагоновожатые» и другие

текст: Сергей Мезенов
7 из 10
закрыть
  • Bigmat_detailed_picture
    7. «Студия неосознанной музыки»: «Части тела»«Live»

    «Студия неосознанной музыки» — коллективная вывеска для музыкантов, собравшихся вокруг сибирского экспериментального сообщества «Вовне»; начиналось все как единый свободный коллектив для совместных импровизаций под руководством кемеровского импровизатора Александра Маркварта, но постепенно в составе «СНМ» выкристаллизовалось несколько проектов с собственным направлением. «Части тела» — дуэт Максима Сушкова и Степана Качалина, экс-кемеровцев, некоторое время назад переквалифицировавшихся в петербуржцев; «Live», первый релиз проекта, собранный из концертных записей, представляет собой по сути такой дайджест состояния проекта времен активности перед отъездом, подытоживание закончившейся главы перед открытием новой страницы (сейчас Максим и Степан работают над новым альбомом уже в Питере). Конек «Частей тела» — сюрреалистический интеллектуальный хип-хоп с пульсирующей электронной подложкой, леденящая душу дискотека в самой сердцевине чьего-то подсознания. Эта атмосфера прямой трансляции откуда-то из-за закрытых дверей, из места потаенного и слегка постыдного, роднит «Части тела» с уральскими соседями из «4 позиций Бруно» — с поправкой на то, что там, где у «4ПБ» прорастает посконный русский народный гиньоль, у «Частей тела» пишется откровенная психодрама взросления, просеянная через сито трактатов по психоанализу и работ европейских сюрреалистов. У проекта очень неслучайное название: по части анатомических метафор Степан Качалин, читающий с сомнамбулической отрешенностью (открывающая композиция так и называется — «Отрешенность»), вполне может посоперничать с кем-нибудь вроде Дэвида Кроненберга. И интеллектуальная холодность их хирургической образности, подаваемой «Частями тела» без грамма кровавой горячечности, свойственной разговорам про тело и его части каких-нибудь экстремальных металлистов, также роднит их с канадским маэстро телесных психодрам. В его фильме «Намертво связанные» присутствует набор гротескных хирургических инструментов, спроектированных для работы с самыми немыслимыми мутациями, — и песни «Частей тела», холодные, блестящие, причудливо изогнутые, завораживающие, напоминают такой набор инструментов.

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”»Общество
Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”» 

Разговор с классиком советской фотографии об условиях работы репортера в СССР, методах съемки и судьбе его фотографического архива

16 августа 201833040