Майлз Кейн: «Я — ливерпульский»

Британский рокер о новом альбоме «Coup de Grace», знакомстве с Ланой Дель Рей, расставании и рестлинге

текст: Денис Бояринов
Detailed_picture© Miles Kane

Певца и гитариста Майлза Кейна хорошо знают в России по его сольным альбомам, на которых он придерживается славных традиций британского рока — от Марка Болана до Пола Уэллера, и группе The Last Shadow Puppets — совместному проекту с Алексом Тернером из Arctic Monkeys. 21 июля Майлз Кейн, через месяц выпускающий новый альбом «Coup de Grace», снова выступит в Москве — на фестивале Ahmad Tea Music Festival. Денис Бояринов созвонился с британским рокером, чтобы поговорить о «Coup de Grace», и заодно узнал его домашнее имя.

— Вы родились в графстве Мерсисайд, что многим меломанам напоминает о Ливерпуле, мерсибите — и конкретно о The Beatles. Вы чувствовали в юности, что от вас неподалеку находятся места музыкальной силы?

— Ливерпуль — город небольшой, да и весь Мерсисайд невелик. Тут все рядом — все по соседству. Ну и, конечно, музыкальные традиции в Ливерпуле чрезвычайно важны. Не только The Beatles, были же и другие крутые ливерпульские группы — Echo & The Bunnyman, The Teardrop Explodes. Любовь к ним у многих ливерпульцев с детства. И у меня тоже. С возрастом ты узнаешь больше разной музыки, но привязанностям юности мало кто изменяет. Я не исключение, я до сих пор люблю музыку этих групп.

— А вы считаете себя продолжателем ливерпульской музыкальной традиции?

— Безусловно. Перечисленные мной группы — одни из моих важнейших источников вдохновения. Мне кажется, по моим мелодиям, по моему саунду можно сразу определить, что я — ливерпульский.

Miles Kane — «Loaded»

— Сейчас рок — не самая модная музыка у молодежи. А когда вы начали играть на гитаре, рок — это было круто?

— Это было в начале 2000-х. Тогда еще играть рок было некруто. Я бы даже сказал — трудно было. Это позже началось — где-то в середине 2000-х пошла волна возрождения интереса к року. А тогда в моей школе буквально пара-тройка парней врубалась в рок — нам было по 14—15 лет, — ну и мы, конечно, собрали свою группу. Начали вместе джемовать — если это можно было назвать джемами. Я помню, что, когда мы начали ходить репетировать на репбазу в Ливерпуле, энтузиазм у нас быстро поугас. Потому что на нас смотрели как на чудиков — все остальные группы играли что-то электронно-танцевальное или читали рэп. А мы таскались со старыми электрогитарами. Кончилось все тем, что я один из группы ходил репетировать.

Надеюсь, люди будут плясать под новые песни пого.

— Не зря! Но давайте лучше о настоящем поговорим — ваш новый альбом «Coup de Grace» выйдет в августе. Каким он будет?

— Он получился очень панковский — быстрый, жесткий. У него лихое настроение: такое — а ну-ка, от винта! Надеюсь, люди будут плясать под новые песни пого (смеется).

— На «Coup de Grace» вы работали вместе с Jamie T и записали песню с Ланой Дель Рей. Как это произошло?

— Я знаю Jamie T довольно давно — мы познакомились лет десять назад и все это время поддерживали контакт и обсуждали возможность сделать что-нибудь вместе. Она представилась в прошлом году. Нам было очень легко работать вместе — мы были на одной волне. Так же легко и органично получилось с Ланой. Она пришла на шоу к Джейми перед тем, как мы начали писать, — мы познакомились, стали болтать. Она спросила, что мы делаем на выходных. А мы как раз собирались начать работу над альбомом. Мы ей отвечаем: песни пишем — заходи. Она пришла — и мы с нуля сочинили песню. Болтали о том о сем — обменивались идеями. Все произошло очень легко и просто.

— То есть «Coup de Grace» вам дался легко?

— Ну… Я начал работу над ним еще пять лет назад. Но отвлекался на другие проекты. Песни лежали в столе недоделанные. Неизвестно, сколько бы они еще пролежали, если бы не появился Джейми — и мы с ним как-то спелись, понимаете, о чем я… Как только мы поймали совместный вайб — все пошло как по маслу. Мы писали по песне в день. Но вот дойти до этой точки было очень непросто. Было потрачено много усилий, было много сомнений, выброшенных черновиков, унылых размышлений о том, что ни черта ты не можешь — ни петь, ни играть на гитаре, ни сочинять.

Не обязательно страдать, чтобы написать хорошую мелодию!

— Пишут, что «Coup de Grace» навеян расставанием, произошедшим в вашей личной жизни.

— Да, это так. Ну что значит — «навеян». Песни же возникают из той жизненной ситуации, в которой ты находишься в данный момент. И если ты расстаешься с человеком, которого когда-то любил, это не может не найти отражения в музыке. К сожалению, мне пришлось через это пройти, и я хотел быть честным с собой и моими слушателями. Здесь дело не в том, что надо изливать свои переживания и боль в песне. Не обязательно страдать, чтобы написать хорошую мелодию! Это бред какой-то! Тут дело в правдивости чувств, и когда ты можешь ухватить свою эмоцию и передать ее в мелодии или в исполнении — это круто. Это то, что мне больше всего нравится в музыке.

— Еще один лейтмотив «Coup de Grace» — это рестлинг. А он откуда взялся?

— Рестлинг — это моя любовь с детства. Я дружу с рестлером по имени Финн Балор, который выступает за WWA. У него есть завершающий прием под названием coup de grace. Мне нравится это название, потому что… э-э-э… потому что оно крутое. Когда мы заканчивали этот альбом, мы импровизировали над песней, у которой не было названия. И я начал напевать: «Coup de grace, coup de grace, coup de, coup de, coup de grace». Буквально первое, что пришло в голову. Но это звучало круто. Это название вошло в песню, как нож в масло. Ну и вот — теперь оно у всего альбома.

Miles Kane — «Coup de Grace»

— Есть еще одно вынесенное в заголовок слово на этом альбоме, которое я даже не знаю, как произнести, — «Shavambacu».

— «Шавáмбаку»! Это наше домашнее имя. Моя бабушка так называла мою маму. А моя мама — меня, и мы с моей бывшей так называли друг друга. Когда я записывал эту песню, я спросил у мамы, что это означает. Оказалось, что это слова из старой французской песни, в которой поется «je t'aime beaucoup» («люблю тебя очень»). Но моя бабушка не разобрала и считала, что там поется «shavambacu». В припеве этой песни я пою оба варианта — и по-французски, и по-английски. Это просто нежная песня о любви, которая становится понятна, если знать всю эту историю. Возможно, к ней надо опубликовать программку.

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Часики тикаютОбщество
Часики тикают 

Инна Денисова — о «социальном бесплодии», ЭКО и других надеждах и страхах позднего репродуктивного возраста

20 июля 201858590