20 апреля 2018Современная музыка
53820

Вася Васин: «Я не боюсь выглядеть нелепо искусства для»

Фронтмен «Кирпичей» — о биографии группы, блокировке Telegram, крафтовом пиве и сольном альбоме

текст: Александр Нурабаев
Detailed_picture© «Кирпичи»

20 апреля в московском клубе «Театръ» и 26 апреля в петербургском «Космонавте» состоятся концерты «Кирпичей» — питерских ветеранов речитатива под гитарный рифф. Перед концертами фронтмен группы Вася Васин ответил на вопросы Александра Нурабаева.

— На грядущих концертах заявлена еще и презентация биографии «Кирпичей» «Что бы ни говорить, только бы говорить». Что это за книга?

— Тут все просто: на протяжении месяца в общей сложности я встречался с Борисом Шибановым, писателем. Собрания наши были в виде свободного интервью. Каждый день я наговаривал ему около четырех часов материала. В итоге мы получили огромное количество текста истории группы «Кирпичи» от моего лица и мемуаров участников группы и друзей. Расшифровка этого дела заняла три года! И вот, хвала богам, мы имеем подробное описание того, что происходило, от первых лиц. Боря — вообще молодец, он настолько глубоко копнул, что в беседе с ним некоторые забытые подробности вспомнить вообще не составило труда. Он идеально был подготовлен, знал нашу историю лучше, чем мы сами. Книга уже готова, напечатана, ждет читателя. Ура!

— В Википедии написано, что до создания «Кирпичей» вы «учились в разнообразных институтах, лежали в психиатрической больнице и год провели в Швеции». В психушке вы от армии косили? И как оказались в Швеции?

— Оба этих вопроса настолько тяжелы для меня, что позвольте мне не отвечать на них. Мне страшно и грустно вспоминать об этих фактах моей биографии. Да я и не помню уже ничего. Могу сказать одно: в психиатрических лечебницах прекрасно лечат. Давайте не будем об этом. Мои студенческие годы длились около шести лет, за это время я успел проучиться в трех вузах — ФИНЭКе, ЛИТМО, МГНИПе — с торжественным выпуском после каждого первого курса. В ЛИТМО, правда, я задержался подольше, сдал пять сессий и «дошел до экватора». Это заведение мне понравилось больше всего, было весело. Впрочем, учился я не очень усердно, да и материал был слишком сложен для моего гуманитарного ума. Потом я резко завязал со студенчеством, буквально через месяц очутился на профессиональной сцене и стал тем, кем стал. Не повторяйте мои ошибки.

— Какие периоды за 20 с лишним лет были для «Кирпичей» самыми тяжелыми? Сколько раз группа была на грани распада?

— Группа никогда не была на грани распада, поскольку мы никогда не видели смысла в распаде. Ну, разбежимся мы, и что? Напряженности — да, возможно, возникали. Тяжело было, насколько я помню, в районе 2007 г. Вообще я считаю, что любой долгоиграющий коллектив должен пережить как минимум три падения и взлета, это нормально и даже хорошо. Мы тут недавно посчитали, сколько ньюскулов мы пережили в роке, и насчитали пять. В рэпе — три. Сейчас группа на стадии вялого подъема. Мы особо не напрягаемся.

— А какие моменты в истории группы вы бы назвали наиболее значимыми?

— Пиковым моментом объективно считается наш альбом «Сила ума», он действительно очень хорошо продался, принеся приличные барыши фирме грамзаписи. Прекрасно помню концерты после его выхода, почти без рекламы мы собирали залы по 1500 человек. Ну а если интересно мое субъективное мнение, то да, были еще моменты счастья. Например, выступление на фестивале «Кубана» в 2011 году в лучах заката. Или огромное моральное удовлетворение на студии во время сведения альбома «Новые Кирпы Моо Фок»; на мой взгляд, эта пластинка мощнее «Силы ума». Или момент, когда мы собрали «Главклуб» впервые в нашей новейшей истории.

Я не боюсь выглядеть нелепо искусства для.

— У вас планируется выпуск на виниле лучших песен группы. Почему именно на виниле?

— Для понта, конечно же. Выпендриться. Если честно, то это не наше решение, и я не очень в курсе. То есть была идея переписать 12 наших лучших старых песен так, как они звучат сейчас. И это было даже нами сделано, но мы столкнулись с косностью и бюрократией агонизирующего мирового шоу-бизнеса. Права на наши ранние вещи до сих пор принадлежат одному мейджор-лейблу. Ладно, подумал я, пусть делают что хотят, в суд я не пойду, но и бумаг никаких не подпишу. Если эти люди читают эту статью, то пусть знают, что я против.

— Сами коллекционируете пластинки? Что купили последнее?

— Совсем недавно жена барабанщика группы «Северный флот» подарила мне «Русский альбом» БГ — отличную классическую пластинку. Вообще у меня была очень приличная коллекция, которую по дурости я куда-то дел в конце 90-х. Было много редкостей типа оригинальных изданий «10» Pearl Jam, «Rattle and Hum» U2 и «Never Mind the Bollocks» Sex Pistols. Очень жалею, что все это куда-то [пропало].

— В суперхите «Джедаи» в самом начале нулевых вы пели: «Сейчас стул, компьютер — и нету человека». В те времена еще в ходу были пейджеры, а сейчас стул и компьютер заменили смартфоны и гаджеты. Какова, по-вашему, будет следующая ступень интеграции человечества в виртуальную реальность и стоит ли этому противостоять?

— Ну да, сейчас рука, смартфон — и нету человека. Никак эту проблему не побороть, только смириться. Вернее, перевести этот факт из категории «проблема» в категорию «данность».

— А к «придуркам, что засоряют сеть» вы стали терпимее?

— Несмотря на то что в бан я отправляю, не раздумывая, каждого, чей комментарий хоть чем-то мне не понравился, я люблю людей и готов простить им многое.

— Тогда что вы думаете о попытках государства блокировать Telegram и вообще контролировать интернет?

— Я резко отрицательно к этому отношусь. Считаю, что это глупость, грубое, топорное и невыполнимое дело. Действовать запретами неэффективно и тупо. Интернет, что хорошо, контролировать невозможно. Власть надо критиковать, и она должна конструктивно отвечать на любые обвинения и даже подозрения. Особенно местную власть. Эти рожи уже достали. Глупость, лень, страх, упертость, бездарность и полное неуважение к историческому наследию. Верните подлинную решетку Пушкинского сквера, обидно до слез.

— Я знаю, что вы доверяете нашей власти. На чем ваше доверие основывается?

— На, собственно, вере.

— Судя по некоторым вашим высказываниям и по тому, что вы постите в соцсетях, внешняя политика России вас сильно беспокоит. Вы тоже думаете, что вокруг одни враги?

— Все нападают на Россию-матушку, все тянут к ней ручонки. Но Дмитрий и Владимир не дадут!

— В этом году вы уже успели отметиться двумя очень разными фитами: с группами «Маша и Медведи» и «Громыка». Как эти треки создавались?

— Весело и ненапряжно. Пишу я, если стоит конкретная задача, очень быстро. С удовольствием поучаствовал в этих проектах. В обоих случаях пригласить меня было идеей самих этих замечательных артистов.

— Хотелось бы остановиться именно на Маше Макаровой. Как давно вы знакомы?

— Знакомы мы с 1997 года, повстречались в Москве на фестивале «Поколение-97», где весело тусили. Потом был перерыв в общении с редкими встречами на каких-то фестах, но мы всегда имели друг друга в виду. Но вдруг резко пришло время совместной композиции, и она случилась. Мне она очень нравится: легкая, спокойная и ни к чему не обязывающая песня.

— Почему, на ваш взгляд, такая классная команда, как «Маша и Медведи», так же как и ваша группа, взлетевшая в конце 90-х, не занимает того места, которого заслуживает? И играет в небольших пивных барах и на не самых статусных фестивалях.

— Зачем обижаете! Посмотрите нашу афишу, где мы обычно играем. За прошлый год мы трижды сыграли в «Главклубе», в Питере играем строго в «Авроре», «Космонавте» и «Эрарте». Этим летом у нас стоят «Дикая мята», «Боль», «Стереолето» и «Нашествие», если говорить о фестивалях. Насчет Маши я не очень в курсе, но я не думаю, что они страдают от недостатка аудитории.

— На каком языке вам сложнее сочинять: на русском или английском?

— Довольно сложно ответить на этот вопрос мне, автору, который не делает никакой ставки на английский язык в так называемом творчестве. Да и стихосложением в моем случае это назвать нельзя. Но иногда кому-нибудь очень хочется сказать просто: «Don't stand here like a poor relative». Многие вещи звучат по-английски гораздо смешнее. Я не боюсь выглядеть нелепо искусства для.

— Почему вы вообще стали писать на английском?

— Шутки ради.

— Пиво для вас по-прежнему — «знатная статья расходов»?

— В те времена, когда писалась эта строчка, приходилось поить довольно большие компании. Со временем друзей становится, естественно, меньше, соответственно, и расход на выпивку упал. Прибавились другие статьи расходов: например, ремонт бани на даче, внеплановая поездка в Турцию, покупка дрона для наблюдения за местностью.

Сейчас я немного охладел к пивоварению и плотно занимаюсь самогоном.

— А пивного живота у вас не наблюдается. Занимаетесь спортом?

— Не хотелось это говорить, но да. Я «хожу на спорт». Так что фраза «то, что я завязал с наркотиками, — грязная ложь» уже неактуальна. Последние семь лет я упорно занимаюсь спортом в спортклубе «Олимп», у меня есть свой наставник Руслан Овчинников, который не дает мне скучать на тренировках; тут речь идет об ОПФ, фитнесе. Бывают силовые занятия со свободными весами, жимом лежа и прочими вещами, бывает круговая тренировка на выносливость, на выживание. Полчаса ежедневного непрерывного плавания в бассейне — это святое для меня. Несколько лет я бегал по 8 км со скоростью 7 км/ч, но год назад завязал, теперь хожу по 9000 шагов в день. Все это, конечно, если я не выпиваю.

— «Кирпичи» снимали клип «Виват!» в пивоварне Knightberg в честь совместной варки пива под тем же названием. Это была разовая акция или производство поставлено на поток?

— Это была разовая акция, но периодически мы повторяем варки под разными названиями. Год назад, например, у нас вышел портер «Сила ума». Вкуснятина, но, к сожалению, долго не простоял, пробки выбило через два с половиной месяца. Сейчас я немного охладел к пивоварению и плотно занимаюсь самогоном. Для личных нужд.

— Вы слушаете современный русский рэп. Кого отметите?

— Мне очень нравятся Lil Dik, Гарри Топор, Эрнесто Заткнитесь, Noize MC и Витя АК. Все, не вошедшие в этот список, — умственно отсталые люди, это же очевидно. Что хорошо, в общем-то. Современный русский рэп прекрасен!

— А в рок-музыке появилось что-нибудь интересное за последние годы?

— Интересное появилось, однозначно. «ГШ», «Громыка», Siberian Meat Grinder, Harajiev Smokes Virginia — это мои любимые коллективы. Метала только мало. То есть я задался вопросом, кто сейчас главный в тяжелой музыке, и понял, что никого нет. Ну то есть есть люди, но они уже все дяди. А чтобы двадцатипятилетние пацаны играли что-то интересное в жанре хард-н-хеви — такого, к сожалению, нет. Еще мне нравится «Биртман», но это, к счастью, не рок-музыка.

— «Кирпичи» принято считать влиятельной группой, без которой, возможно, не было бы Noize MC, «25/17» и Anacondaz. Как вы сами ощущаете историческую миссию своей группы?

— Очень приятно, что о нашем скромном творчестве так думают. Вряд ли эти прекрасные исполнители признаются, что испытывали именно наше влияние. Ну да, местами и по духу, и стилистически похоже. Но это как утверждать, что все чернокожие женщины на одно лицо, и в общем-то я действительно так считаю. То есть я к тому, что если в музыке есть рэп под громко звучащие барабаны и гитары, то это по-любому будет похоже на «Кирпов». Я, кстати, нахожусь в периодическом контакте со всеми упомянутыми хорошими исполнителями.

— И напоследок. Вы пишете новый альбом на своей домашней студии и, говорят, выпустите уже скоро. Что это будет?

— Это все слухи, ничего мы не пишем. Шутка. Я записал мощнейший сольный альбом с кучей гостей, это многие из вышеперечисленных людей. Жанр — пауэр-поп.

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”»Общество
Владимир Лагранж: «Меня спросили: “Володь, а вот ты во Франции был. А нищих там, какой-то социальный провал не снимал?”» 

Разговор с классиком советской фотографии об условиях работы репортера в СССР, методах съемки и судьбе его фотографического архива

16 августа 201833050