22 марта 2018Современная музыка
41430

«Мы все время хотим чему-то противостоять»

Как живут российский андеграунд и музыкальные веб-зины? Рассказывает основательница группы Lucidvox и паблика «Сторона» Надя Самодурова

текст: Александр Нурабаев
Detailed_picture 

30 марта на экспериментальной культурной площадке Pluton пройдет фестиваль «Сторона», который проводит одноименный веб-зин, посвященный российскому музыкальному андеграунду. Фестиваль необычный, на нем нет хедлайнеров, да и имена его участников вообще не раскрываются. Веб-зин и фестиваль основали Надя Самодурова и Галла Гинтовт — участницы девичьей постпанк-группы Lucidvox, которая сейчас активно выступает на европейских фестивалях. COLTA.RU обсудила с Надей Самодуровой, каково сейчас быть в музыкальном андеграунде и делать музыкальный интернет-журнал.

— Год назад вместе с Lucidvox ты давала интервью COLTA.RU. Вы тогда презентовали EP «Дым» и собирались на свой первый европейский фестиваль Tallinn Music Week. Как съездили?

— На тот момент казалось, что поехать с концертом за границу — это вообще предел мечтаний. И, когда мы это сделали, я думала: «Боже мой! Как круто, что мы этого добились!» Мне до сих пор это кажется нереальным. Мы выступили в очень красивом соборе, там собралась делегация из разных стран, представители разных шоукейс-фестивалей, нас заметили и с этого момента начали звать в разные страны.

— Где вы уже успели выступить?

— Мы выступили в Берлине на фестивале Pop-Kultur, в Будапеште на фестивале BUSH, потом дали концерт в венгерском городе Сегед. В Дании играли на фестивале Northern Winter Beat. Недавно снова в Будапеште играли вместе с культовой группой VHK. Мы подружились с венгерским продюсером, и он нас туда теперь часто зовет. Но самый большой фестиваль запланирован на лето: мы играем на Pohoda Festival в Словакии. Это уже самый настоящий крупный европейский фестиваль с такими хедлайнерами, как Chemical Brothers, St.Vincent и Bad Bad Not Good. Кстати, представитель «Походы» нас увидела во время шоукейса «Боли»/«Стороны» в рамках Moscow Music Week.

— Как ты думаешь, чем вы зацепили западных промоутеров?

— Думаю, своим подходом. Самобытностью, что ли. Наша музыка сочетает этномотивы с современным экспериментальным фоном. Что, как мне кажется, очень ценится. Не так много толковой экспериментальной музыки. Но, безусловно, немаловажен и визуальный фактор: мы — девичья группа. Которая играет интересную экспериментальную музыку, при этом сама из России и поет на русском языке. Русский язык, кажется, вообще сейчас стал интересен на Западе. Когда мы играли на Tallinn Music Week с «ГШ», Shortparis, «Спасибо» и так далее, местные издания писали о «новой волне русского рока» и что «русские наступают». Мы недавно с «ГШ» и Shortparis играли на фестивале MENT в Словении, и, кажется, русские группы произвели там фурор. По общему мнению, первый день — это был день «ГШ», второй — Shortparis, в третий день играли мы.

— Что в данный момент происходит с группой Lucidvox? Что-нибудь пишете? Выступаете?

— В апреле будет сборный «Боль-тур» вместе с «ГШ», Shortparis, «Спасибо», «Казускомой» и «Электрофорезом». Я помогаю это дело организовывать вместе со Степой Казарьяном, который делает фестиваль «Боль», Moscow Music Week. Все эти группы поедут в Варшаву, Берлин, в Познань на Spring Break Festival. Будем передвигаться на огромном автобусе. У нас есть такая афиша вроде карты военных действий, где стрелочками показаны места, в которые едем. Достаточно провокационная афиша, на первый взгляд, но пока все воспринимается с юмором, на что и было рассчитано. И мы с Lucidvox тоже должны были поехать. Но по некоторым внутренним обстоятельствам не сможем, и очень жаль, я уверена, будет эпично в любом случае. Так что следующая остановка — Pohoda в июле.

Русский язык сейчас стал интересен на Западе.

— Повод для нашего с тобой разговора — это фестиваль «Сторона», который пройдет 30 марта в «Плутоне». Формат фестиваля необычный: известно количество групп, но какие это группы — посетители узнают только непосредственно на самом мероприятии. Как возникла такая идея?

— На самом деле, все пошло со времени появления «Стороны» (музыкальное сообщество, созданное Надей и Галлой Гинтовт, гитаристкой Lucidvox. — Ред.). Мы хотели изменить взгляд на русскую журналистику, и запал был довольно серьезный. И проведение необычных фестивалей в эти планы входило. Мы уже устраивали фестиваль на [теплоходе] «Брюсове». Тогда не было такого концепта, но группы были тоже не самые известные, чтобы собрать столько людей. Понимаешь, мы все время хотим противостоять чему-то, поскольку уже надоели эти замшелые фестивали, на которых выступают, по обыкновению, те, кто сейчас на условном хайпе. И потом они будут играть на всех летних фестивалях. А хотелось бы, чтобы на передний план вышла музыка, которая нам действительно очень нравится независимо от имен. Чтобы люди пришли на фестиваль без стереотипов в голове и просто ее послушали. Я понимаю, что часть людей может в этот раз не дойти, но те, кто придет, останутся довольны. К тому же, как мне кажется, это достаточное крутое ощущение, когда ты не знаешь, что тебя ожидает. Ты более открыт к восприятию чего-то нового. У нас [в «Стороне»] еще до фестиваля была рубрика «Один из пяти», где наши читатели голосовали за один из пяти предлагаемых скрытых треков. А потом имя победителя мы раскрывали и писали о нем отдельную статью. Очень много людей голосовало в этой рубрике, что подтверждает мои слова о том, что люди всегда более открыты к чему-то неизвестному. Те, кто, например, подписан на Sadwave, могут принципиально не слушать Гречку или, к примеру, группу «Электрофорез», потому что условно «Боль» ее породила. «И вообще, чтоб эта “Боль” сгорела к чертям». Или, наоборот, поклонники Гречки и «Пошлой Молли» не станут слушать арт-джаз-группу Fogh Depot. Поскольку это может быть не «голос поколения», а кто-то хочет слушать именно такую музыку. А мы хотим эти рамки поломать, чтобы все было в одном, потому что можно слушать все что угодно — от арт-джаза до Гречки.

— Этот фестиваль организует упомянутое тобой сообщество (или, как вы сами его называете, веб-зин) «Сторона» — набирающий известность паблик и уже теперь сайт, который на глазах становится вестником российского андеграунда. Расскажи, что это за явление и как оно появилось.

— Закрылась «Афиша-Волна», и я пошла на переподготовку на журфак, где защитила проект на тему музыкального издания, поскольку это было единственное, что на тот момент меня интересовало. Я всегда мечтала создать музыкальное издание, которое бы не было зациклено на определенных жанрах. Вот и попробовали замутить паблик «ВКонтакте» с Глашей (Галлой Гинтовт. — Ред.). Мы решили делать все по-новому. И хотя мы не позиционируем себя как профессиональных журналистов, но тем не менее у нас есть своя фишка, много достаточно душевных историй. Много рубрик, раскрывающих музыкантов с неожиданных сторон. Мы ездим к ним в гости, снимаем репетиции, создаем много достаточно личных материалов. И пытаемся осветить как можно больше разных жанров нашей музыки. Хотя есть мнение, и я сама знаю, что мы совсем не пишем о метале, например. Стоунер, метал, эмо — все это мы освещаем в меньшей степени, прежде всего из-за того, что рук у нас не хватает. За эти два года «Сторона» так и не обросла постоянным штатом. И, по сути, мы с Глашей все делаем вдвоем. Мы два раза набирали команду. И оба раза команда расходилась, поскольку ребята — в основном студенты: у них начинается сессия и все такое. Да и сложно удержать людей без зарплат. За идею работать мало кто хочет, что вполне естественная вещь. Еще у нас есть наш оплот — ведущая Аня Карахан и дизайнер/оператор «Стороны» Саша Широбокова, обе — талантливейшие девчонки.

Можно слушать все что угодно — от арт-джаза до Гречки.

— То есть вы, грубо говоря, вдвоем-втроем за два года раскрутили паблик до 30 000 подписчиков, и это далеко не предел. Весьма неплохой результат для независимых интернет-медиа. Некоторые относительно популярные паблики и за пять лет столько не набрали.

— Я, на самом деле, думала, что будет больше, честно говоря. 30 000 подписчиков — это довольно мало по сравнению с известными трек-блогами. Но при этом очень ценно, что в «Стороне» «сидит» очень много музыкантов, промоутеров, журналистов и других деятелей индустрии, которые нас читают — и это очень приятно. Этим мы действительно отличаемся от других музыкальных пабликов «ВКонтакте». Ну и содержанием, конечно. Мы с Глашей стараемся делать качественный материал, а не просто посты с картинкой и музыкой, хотя и такие тоже, конечно, есть.

— Насчет целевой аудитории. Я просмотрел концертные репортажи Ани Карахан, прочитал несколько материалов в «Стороне» и комментарии к ним, и у меня сложилось четкое убеждение, что ваша целевая аудитория — это молодежь 18—20 лет.

— По видеорепортажам сложно судить, поскольку Аня не всегда посещает мероприятия «Стороны». Она может снять репорт с концерта Фейса, к примеру, где нашей аудитории вообще может не быть. Аня вообще редко снимает наши «стороновские» вечеринки. Именно в этом и заключается прикол: Аня хочет показать современное поколение — как они выглядят, чем занимаются, что думают о музыке и о жизни. Но многие оставляют скептические комментарии: мол, Аня у вас бухает, показывает всякую грязь, и вообще все это пошло и гадко. Я с этим мнением не согласна. Возможно, нам не хватает видео другого рода — например, аналитических. Но интересно показать нынешнюю молодежь: как она отдыхает, что собой представляет. Какое поколение у нас есть, такое и снимаем.

— Вы постите огромное количество неизвестных, по большому счету, групп почти из всех регионов страны. Как вы их находите?

— Мы подписаны на большое количество пабликов, да и сами исполнители пишут нам, присылают [треки] на почту. В друзьях много музыкантов, которые тоже постят кучу всякой новой музыки. Поэтому в новостях — сплошные релизы и клипы. «ВКонтакте» есть почти все.

— По какому принципу решается, подходит эта группа «Стороне» или нет?

— Формата у нас нет. Все определяется личными — моими и Глашиными — вкусами. Группа должна чем-то выделяться. Мне может совершенно не нравиться тот или иной исполнитель, но если есть какой-нибудь новый подход, самобытность, то я это выложу. Я меньше люблю группы традиционные, что ли, без какой-то своей фишки, не привнесшие в музыку ничего нового.

— Но есть и обратная сторона этого «нового». Я, конечно, послушал ничтожную часть музыки, что представлена в «Стороне». И хотя жанрово это, возможно, разные группы, звучат они все очень похоже: нарочито неряшливо и депрессивно. Мало цепких мелодий, да и попросту сыгранности. Неужели все новые группы такие?

— Возможно, это так. Действительно, в последнее время так и происходит: нам присылают какие-то записи, нам это нравится, мы это публикуем, и это действительно лоу-фай. На самом деле, когда мы только начали, Глаша написала пару гневных постов о лоу-файных группах, которые совсем было расслушать тяжело. Мол, давайте уже серьезно относиться к музыке и записывать все нормально. Мы с ней в этом не всегда сходимся. Во-первых, не всегда есть возможность записываться качественно. Во-вторых, сырой, грязный звук — это интересно. Просто так совпало, что раньше была такая музыка, а сейчас другая поперла. Да, мне нравится депрессивная, грязноватая музыка, но мне кажется, что сейчас в России именно такой звук близок современному поколению.

Какое поколение у нас есть, такое и снимаем.

— Ты еще, ко всему прочему, концертный промоутер. Сколько мероприятий в месяц ты делаешь?

— Как минимум восемь в месяц в рамках ночной программы в «16 тоннах». Еще «Среды “Стороны”» один раз в месяц. Еще мы с Connected (агентство, организованное инициатором фестиваля «Боль» Степаном Казарьяном. — Ред.) раз-два в месяц в других клубах (скоро их будет еще больше). Параллельно идет подготовка к фестивалям «Боль» и Moscow Music Week.

— Как давно ты занимаешься «Болью»?

— Когда прошел первый фестиваль «Боль», нам он очень понравился. И Глаша написала Степе: мол, послушай нашу группу. И Степа очень адекватно и классно отреагировал. Сказал, что не слышал ничего подобного, и стал приглашать нас на мероприятия. Так мы с ним и познакомились. Затем мы подружились, и он меня позвал поработать на Moscow Music Week — 2017. С тех пор я начала у него работать, в том числе и над «Болью», которую я считаю одним из главных фестивалей сейчас в России.

— Расскажи и о Moscow Music Week. Что это такое?

— Это единственный в России шоукейс-фестиваль, который привозит зарубежных делегатов (это не так: есть еще фестиваль V-Rox во Владивостоке. — Ред.). Этот фест очень меня вдохновляет. Это реальная площадка для того, чтобы показать себя во всей красе зарубежным делегатам. Например, Lucidvox в Таллин позвали именно благодаря Moscow Music Week. Прикинь, такой маленький шоукейс-фестиваль в Москве дает возможность малоизвестным группам выступать на крупных европейских фестивалях. Вот, например, сейчас мы, то есть агентство Connected, везем «ГШ», Shortparis, «Электрофорез» на самый большой шоукейс-фестиваль в Польше, в Познань. И там тоже будут промоутеры с самых разных фестивалей, и вполне вероятно, что их дальше тоже куда-нибудь позовут.

Сырой, грязный звук — это интересно.

— Нет ли в планах «Стороны» создать что-нибудь глобальное? Например, летний опенэйр с несколькими сценами и интересными хедлайнерами?

— Это наша мечта — cделать большой классный фестиваль на природе, опенэйр с разными тематическими сценами. Например, сцена Sadwave, сцена «Ионотека» и еще какие-нибудь. Но это сейчас сложно осуществить. Например, Расел Рахман из группы «Спасибо» организовывал фестиваль на «Брюсове» два года назад и до будущего фестиваля 30 марта не очень хотел делать фесты. Это очень тяжело морально, когда много вкладываешь во что-то значимое, долго готовишься. И все проходит хорошо, все группы довольны, аудитория довольна, но ты ни черта не зарабатываешь. И сложно находить в себе силы снова за это браться. Ведь жить-то на что-то надо. Сейчас вот похожее происходит и в «Стороне». Нет тех результатов, каких хотелось бы. Честно говоря, иногда опускаются руки. Фестиваль 30 марта — это сейчас одна из самых вдохновляющих идей. Но в плане самой «Стороны» мы сейчас с Глашей будем думать, в каком направлении двигаться. Либо ты делаешь что-то достойное, крутое, заслуживающее внимания как способ провести время в интернете и узнать о музыке что-то новое. Либо ты ничего не делаешь, поскольку зачем нам создавать такой же паблик, каких и так очень много «ВКонтакте».

— Переломный момент?

— Ну, мы думаем сейчас. Пора разобраться в себе и с тем, как сделать свое дело оплачиваемым и при этом создавать хороший материал. Реже, но качественнее, интереснее. Самый последний достойный материал, что мы публиковали, сделал Петя Полищук из маленького издания Soundcheck на Дальнем Востоке. Он взял интервью у Джона Робба — культового британского журналиста, который первым проинтервьюировал Курта Кобейна. Вот таких статей бы побольше. Из таких публикаций и должен состоять костяк издания, а не из новостей типа «у группы “Электрофорез” вышел новый сингл» и тому подобных. Но, к сожалению, повторюсь, вдвоем это тяжеловато.

— Это типичная ситуация для многих сетевых медиа. Денег ни у кого нет. Люди работают за идею. И начать на этом зарабатывать, наверное, можно, когда у тебя как минимум 100 000 подписчиков.

— Знаешь, нам уже предлагали платную рекламу размещать. Мы сами не понимаем, зачем нам это нужно. Ну получим мы 300 рублей за пост. Лучше уж делать что-то достойное, чем поддерживать что-то на плаву и получать за это копейки.

Комментарии

Новое в разделе «Современная музыка»SpacerСамое читаемое

Сегодня на сайте

Виды на летоТеатр
Виды на лето 

Rimini Protokoll, Générik Vapeur и другие: что смотреть на фестивале «Вдохновение»

13 июля 201840250
Герой модернаОбщество
Герой модерна 

В Издательстве Ивана Лимбаха выходит сборник статей Бориса Дубина «О людях и книгах». Мы публикуем предисловие к нему Кирилла Кобрина

11 июля 201842740
Райх в шалашеСовременная музыка
Райх в шалаше 

Как на опенэйре в Никола-Ленивце затеяли концертную премьеру «Музыки для 18 музыкантов» Стива Райха — важнейшей партитуры ХХ века

10 июля 201843560
«Мы — учителя, мы не прислуга»Мосты
«Мы — учителя, мы не прислуга» 

Как живется учителям, почему родители относятся к ним как к обслуживающему персоналу и почему бывают дети, готовые отдать жизнь своего отца за Родину

9 июля 201852040